Существенные условия договора цессии судебная практика
Novie-adresa.ru

Строительный портал

Существенные условия договора цессии судебная практика

Энциклопедия решений. Существенные условия договора цессии. Предмет договора цессии

Существенные условия договора цессии. Предмет договора цессии

Понятие уступки требования (цессии) раскрывается в п. 1 ст. 382 ГК РФ, согласно которому право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Таким образом, уступка требования (далее также – цессия) является сделкой, а будучи двусторонней сделкой, в которой участвуют цедент (лицо, уступающее требование по обязательству) и цессионарий (лицо, к которому переходит требование), цессия является видом договора (п. 1 ст. 154 ГК РФ). Следовательно, к ней применяются общие положения ГК РФ о сделках (глава 9) и о договоре (главы 27 – 29) (ст. 307.1 ГК РФ).

Любой договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. При этом существенными являются следующие условия:

– о предмете договора;

– названные в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые условия для договоров данного вида;

– все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение (п. 1 ст. 432 ГК РФ).

Гражданское законодательство не называет существенные условия договора цессии. Следовательно, в отсутствие заявленных сторонами условий, о которых должно быть достигнуто согласие, существенным для договора цессии является условие о его предмете.

Предметом договора цессии является уступка права (требования), возникшего из конкретного обязательства, под которым понимается определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, оказать услугу, внести вклад в совместную деятельность, уплатить деньги и т.п. (ст. 307 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 08.03.2015 N 42-ФЗ (далее – Закон N 42-ФЗ), вступившего в силу с 01.06.2015), см. также п. 1 обзора ФАС Волго-Вятского округа “Рассмотрение споров, вытекающих из заключения, неисполнения или ненадлежащего исполнения договоров уступки права требования (цессии), признания договоров незаключенными и ничтожными”, далее – Обзор ФАС Волго-Вятского округа).

Предметом цессии может быть не только обязательство, возникшее непосредственно на основании договора, но и иное, например, обязательство по уплате задолженности на основании выданного взыскателю исполнительного листа. Не противоречит природе цессии и уступка права на возмещение судебных расходов (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 07.04.2011 N Ф02-1139/11). Не могут быть уступлены в порядке цессии лишь права, неразрывно связанные с личностью кредитора, в частности требования об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью (ст. 383 ГК РФ).

Итак, по смыслу п. 1 ст. 382 ГК РФ предметом договора цессии является уступка права (требования), возникшего из конкретного обязательства. Уступаемое требование должно быть индивидуально определено.

То есть, договор цессии должен содержать:

– указание на то, что цессионарию передается право (требование) по обязательству;

– положения, позволяющие установить, по какому именно обязательству передается право (требование) и на чем это обязательство основано (предмет обязательства и основания его возникновения).

Пример

Условие о предмете договора цессии может быть сформулировано следующим образом:

Новому кредитору (цессионарию) уступается право требования денежных средств в сумме (сумма в руб.) с должника (наименование или ФИО) на основании договора займа денежных средств (номер, дата), перечисленных первоначальным кредитором (цедентом) должнику согласно платежному поручению (номер, дата) на сумму (сумма в руб.)

(см. постановление ФАС Центрального округа от 12.02.2009 N А09-4621/07-4 (Ф10-6016/08)).

Разумеется, раскрытие предмета договора цессии в каждом конкретном случае определяется характером обязательства, объемом передаваемых прав, иными обстоятельствами. В частности, если уступается право требования части задолженности (например, по обязательству длящегося характера) условия договора цессии должны позволять конкретизировать долг путем указания на период образования задолженности либо на документы (счета-фактуры, платежные требования и т.д.), позволяющие определить этот период (п. 1.2 Обзора ФАС Волго-Вятского округа).

Отсутствие в договоре цессии ссылки на обязательство, из которого возникло уступаемое право, делает договор беспредметным, в связи с чем он признается незаключенным (п. 1.1 Обзора ФАС Волго-Вятского округа, ФАС Восточно-Сибирского округа от 13.12.2007 N А10-128/07-Ф02-9092/2007, решение Арбитражного суда Пензенской области от 23.11.2010 N А49-5644/2010).

Вместе с тем отсутствие в договоре цессии прямого указания на договор, из которого возникло обязательство, само по себе может и не повлечь признания договора цессии незаключенным и перехода права (требования) по обязательству несостоявшимся, если из совокупности конкретных обстоятельств можно сделать вывод о том, что между цедентом и цессионарием существует определенность относительно предмета договора цессии (п. 12 Обзора практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, сообщенного информационным письмом Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120). Это соответствует правилу п. 3 ст. 432 ГК РФ (в редакции Закона N 42-ФЗ), согласно которому сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности (п. 3 ст. 1 ГК РФ).

Признание договора цессии незаключенным влечет возникновение на стороне цедента, получившего вознаграждение за уступку права (требования), неосновательного обогащения, которое подлежит возврату цессионарию. Равным образом, должник, исполнивший обязательство новому кредитору, в связи с признанием договора цессии незаключенным вправе потребовать возврата исполненного как неосновательного обогащения (ст. 1102 ГК РФ, постановления ФАС Волго-Вятского округа от 10.02.2005 N А28-5795/2004-95/24, ФАС Центрального округа от 01.11.2004 N А14-4091/2004/71/12).

Условие о возмездности или цена уступки требования не является существенным условием договора цессии (постановление ФАС Центрального округа от 01.06.2005 N А14-12392-2004-455/22). Если в нарушение пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ между коммерческими организациями заключен безвозмездный договор цессии, возможным последствием будет признание его недействительным (ст. 168 ГК РФ) и применение последствий недействительности сделки в виде возврата сторонами всего полученного по сделке или возмещения его стоимости (п. 2 ст. 167 ГК РФ), но не вывод о незаключенности такого договора.

Предмет договора цессии

Дата публикации: 27.02.2016 2016-02-27

Статья просмотрена: 1901 раз

Библиографическое описание:

Арбузова, Е. А. Предмет договора цессии / Е. А. Арбузова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2016. — № 5 (109). — С. 468-470. — URL: https://moluch.ru/archive/109/26557/ (дата обращения: 07.05.2020).

В статье рассматриваются доктринальные положения о предмете договора цессии, проводится анализ судебной практики, касающейся существенных условий договора цессии.

Анализ главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) не позволяет найти специальных положений о существенных условиях договора цессии. Поэтому в данном вопросе следует ориентироваться на норму п. 1 ст. 432 ГК РФ, которая дает понимание, что единственным существенным условием договора цессии является условие о предмете. В случае, если это условие в договоре отсутствует или недостаточно определено, договор цессии не может быть признан заключенным. Поэтому вопрос о предмете договора цессии весьма важен. В связи с этим, не теряет актуальности мнение, сложившееся на данный момент в теории и практике о том, что предметом договора цессии является «то право требования, которое по воле заключающих договор сторон переходит от первоначального кредитора к новому кредитору» [1].

В соответствии с п. 1 ст. 129 ГК РФ объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства либо иным способом, если они не ограничены в обороте. Помимо вещей в числе иного имущества, ст. 128 ГК РФ указывает на имущественные права, которые наряду с деньгами и ценными бумагами, относятся к имуществу. Как верно отметила А. С. Джибаева, термин «имущественное право имеет двойной смысл, а потому следует отличать субъективное право как составную часть правоотношения (его элемент), с одной стороны, а с другой — непосредственно имущественное право (право требования) как объект гражданского права, как объект правоотношения» [2].

В гражданском праве наряду с термином «имущественное право» используется и термин «право (требование)». При этом, говоря о соотношении данных категорий, думается, что право (требование) — вид имущественного права; право требования и корреспондирующая ему юридическая обязанность создает связь между субъектами правоотношения [3].

Кроме того, в ряде правоотношений правомочие требования является центральным элементом самого субъективного права, так как из указанного правомочия происходят все другие. Стоит обратить внимание, что законодатель использует термины «право» и «требование» как синонимы. По мнению Л. Чеговадзе, причиной избранного законодателем приема юридической техники, является то, что «право и требование отделяются друг от друга через их отождествление в норме закона». Название статьи 382 ГК РФ «Основание и порядок перехода прав кредитора к другому лицу», название и содержание других статей главы 24 ГК РФ, предопределяют вывод, что «право кредитора существует не само по себе, а относительно требования» — праву кредитора в обязательственном правоотношении его имущественное требование служит объектом» [4].

Право, как таковое, есть возможность собственного поведения, притязание на чужое заранее определенное поведение, а требование может быть выражено через содержание имущественной обязанности должника [4, с. 71]. Это означает, что кредитор может распоряжаться чужими действиями должника как своими собственными — как объектом своего права [5].

Нет сомнений, что имущественное право может рассматриваться в качестве объекта, наряду с вещами, другим имуществом и прочими объектами гражданских прав, потому что правомочие требования является носителем функции распоряжения чужим поведением. Однако, в правовой доктрине до сих пор отсутствует единство мнений по вопросу о том, может ли имущественное право быть самостоятельным и полноценным объектом.

Из вышеизложенного следует, что предметом соглашения об уступке прав требования является уступка права (требования), возникшего из конкретного обязательства. Условие об обязательстве (предмете) является существенным для цессии. На практике это означает, что если суд решит, что стороны не согласовали предмет, договор будет являться незаключенным. Так, суды отказали в удовлетворении заявленных требований, поскольку сочли договор уступки права требования незаключенным ввиду несогласованности предмета цессии. Высший Арбитражный суд своим Определением от 17.07.2010 г. № ВАС-9061/10 поддержал позицию судов нижестоящих инстанций [6]. Именно, во избежание рисков признания соглашения об уступке прав (требования) незаключенным, в соглашении нужно указать сведения об источнике возникновения передаваемого права. Необходимо подробно и четко описать обязательство, из которого возникло передаваемое право требования, а также сделать ссылку на документы, которые подтверждают его существование, чтобы исключить вероятность двоякого толкования. В связи с этим возникает вопрос о степени индивидуализации предмета соглашения об уступке прав требования, возможности деления предмета на несколько самостоятельных, об уступке нескольких требований в составе единого предмета соглашения и пр.

Читать еще:  Неумышленное оставление места ДТП судебная практика

На практике часто возникает вопрос о возможности уступки нескольких требований сразу. А. В. Вошатко именует такое явление «глобальной цессией» — уступка нескольких требований, в том числе и будущих [7]. Так, по одному из дел Президиум ВАС РФ установил, что по договору цессии цедент передал цессионарию все права, возникающие из заключенных между ним и третьим лицом сделок за определенный период, без ссылки на конкретные сделки. Президиум сделал вывод, что предмет договора не может быть согласованным, поскольку в договоре цессии не указаны конкретные требования, переходящие от одного лица к другому [8]. Данное заключение представляется вполне оправданным, так как, исходя из смысла закона, к новому кредитору должно переходить конкретное, а не абстрактное требование. В. А. Белов также говорит о большой значимости определения предмета цессии, указывая, что если «уступаемое требование не индивидуализировано участниками договора сингулярной сукцессии, нет никаких оснований считать такой договор соответствующим требованиям законодательства, так как из него нельзя установить, а действительно ли предмет уступки существует» [9].

По мнению одного из судов, при определении предмета цессии необходимо указывать точный объем передаваемого права, иначе сделка будет считаться ничтожной в силу ст. 168 ГК РФ [10].

Вопрос об объеме переходящих прав возникает на практике нередко. Диспозиция ст. 384 ГК РФ предусматривает, что право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том же объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, если иное не предусмотрено законом или договором. В этой связи вспоминается известное еще древнеримским цивилистам требование — «никто не может перенести больше прав на другого, чем он имел бы сам» [11]. Что касается перехода меньшего объема прав (части прав), то такое положение вполне законно и обоснованно. Так, Постановлением Президиума ВАС РФ от 17.04.2012 г. возможность уступки акцессорного требования подтвердилась. По рассмотренному делу стороны в договоре определили, что часть прав, обеспечивающих исполнение обязательства, не переходят к новому кредитору. Президиум ВАС РФ заключил, что такое условие договора не противоречит ст. 384 ГК РФ, в связи с чем, вывод судов всех инстанций о неправомерности уступки банком части требования без передачи прав в отношении залогового обеспечения является ошибочным, у судов не имелось правовых оснований для отказа в удовлетворении требований сторон [12].

Крайне категоричной представляется позиция В. В. Почуйкина о недопустимости определения уступаемого права требования путем ссылки на арбитражное дело, в рамках которого оно рассматривалось [1, с. 13]. В юридической литературе есть мнение о том, что «в настоящий момент арбитражная практика положительно отвечает на вопрос о возможности индивидуализации предмета договора об уступке права путем указания лишь на судебное решение, на основании которого возникло уступаемое право» [13]. Думается, что ссылка в тексте договора цессии на судебное решение должна расцениваться как своеобразный технический способ определения характеристик требования, действительное основание которого указывается в мотивировочной части решения. Главное, чтобы у сторон договора цессии существовала правовая определенность в отношении предмета и объема уступаемого требования. Так, в Определении Арбитражного суда Забайкальского края от 23.09.2015 г. по делу № А78–5917/2015, суд указал, что предмет договора считается согласованным в том случае, когда из текста договора представляется возможным достоверно установить его содержание. Индивидуализация предмета договора путем указания номера судебного дела, в рамках которого передается право требования, суммы уступаемого права требования, номера и даты исполнительного листа является достаточным для установления предмета уступаемого права [14].

  1. Почуйкин В. В. Предмет соглашения об уступке прав требования // Вестник ВАС РФ. 2004. № 8. С. 12.
  2. Джабаева А. С. Имущественное право как объект гражданского оборота // Сибирский юридический вестник. 2003. № 3. С. 30.
  3. Алексеев С. С. Общая теория права: в 2-ух томах / С. С. Алексеев. Т. 2. М., 1982. С. 114.
  4. Чеговадзе Л. К вопросу о механизме перехода прав (требования) // Хозяйственное право. 2002. № 6. С. 71.
  5. Власова А. С. Структура субъективного гражданского права // Очерки по торговому праву / под ред. Е. А. Крашенинникова. Ярославль. 1999. Вып. 6. С. 70.
  6. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.07.2010 № ВАС-9061/10// Справочная правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс».
  7. Вошатко А. В. Договор уступки требования: автореф. дисс., канд. юрид. наук: 12.00.03/ А. В. Вошатко. СПб., 2009. С. 12.
  8. Постановление Президиума ВАС РФ от 29.12.1998 г. № 1676// Вестник ВАС РФ. 1999. № 3.
  9. Белов В. А. Сингулярное правопреемство в обязательстве / В. А. Белов. М. 2000. С. 253.
  10. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 08.01.2004 г. № Ф04/29–206/А02–2003 // Справочная правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс».
  11. Дигесты Юстиниана — 50.17.54
  12. Постановление Президиума ВАС РФ от 17.04.2012 г. № 14021/11// Справочная правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс».
  13. Семенкин Д. Л. Судебное решение как основание определения предмета договора цессии // Арбитражная практика. 2003. № 3. С. 8.
  14. Определение Арбитражного суда Забайкальского края от 23.09.2015 г. по делу № А78–5917/2015 // Справочная правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс».

ПРЕДМЕТ КАК СУЩЕСТВЕННОЕ УСЛОВИЕ ДОГОВОРА УСТУПКИ ТРЕБОВАНИЯ

ДОГОВОРА УСТУПКИ ТРЕБОВАНИЯ
Э.Н. НАРИМАНОВ
Нариманов Э.Н., Рязанский государственный педагогический университет им. С.А. Есенина.
Уступка требования (цессия) представляет собой сделку, непосредственно направленную на отчуждение обязательственного права, заключаемую между первоначальным кредитором по обязательству (цедентом) и новым кредитором (цессионарием), в силу которой цедент передает цессионарию право требования исполнения обязательства третьим лицом (должником), а цессионарий приобретает это право требования от цедента на условиях, не ухудшающих положение должника.
Правовому регулированию изменения лиц в обязательстве, частным случаем которого является уступка права (требования), посвящена глава 24 ГК РФ. Однако законодателем прямо не регламентировано, какие условия цессии являются существенными для наличности и действительности этого договора. В связи с этим, исходя из действия общей нормы, закрепленной в ч. 2 п. 1 ст. 432 ГК РФ, единственным существенным условием уступки требования следует признать условие о его предмете. Такая точка зрения укрепилась и в юридической литературе .
——————————–
См.: Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. 2-е изд. М., 2001. С. 134; Анохин В., Керимова М. Уступка права требования на основании договора // Хозяйство и право. 2002. N 4. С. 50; Рыжков Ю.В., Мельник В.В. О спорах, связанных с переменой лиц в обязательстве // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2001. N 12. С. 84; Ефимова Л.Г. Перемена лиц в обязательстве: (Законодательство и практика его применения) // Арбитражная практика. 2003. N 11.
Необходимо, однако, оговориться: в некоторых случаях нормативными актами вводятся дополнительные существенные условия цессии для отдельных видов договоров уступки. Хотя эти частные случаи и не являются предметом анализа в настоящей работе, приведем пример специальных существенных условий цессии. Так, договор уступки требования, заключаемый субъектом гражданского права в процессе банкротства на стадиях внешнего управления или конкурсного производства, должен в обязательном порядке содержать условия: 1) о наличии встречного имущественного предоставления за цедируемое право; 2) о получении денежных средств за проданное право требования не позднее чем через 15 дней с даты заключения договора купли-продажи; 3) о переходе права требования только после его полной оплаты (п. 2 ст. 112, ст. 140 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”).
По общему же правилу единственным существенным условием договора цессии является условие о предмете уступки. Это означает, что при отсутствии соглашения сторон о предмете (передаваемом праве требования) договор цессии не может считаться заключенным (ст. 432 ГК РФ).
В настоящей статье мы проанализируем требования к содержанию и техническому оформлению предмета цессии, несоблюдение которых ведет к признанию договора уступки либо незаключенным, либо недействительным.
1. Прежде всего предметом цессии может быть лишь обязательственное право, поскольку сфера действия главы 24 ГК РФ ограничивается изменением субъектного состава обязательств, то есть относительных правоотношений. Договоры цессии, в которых уступаются права, возникшие не в сфере гражданско-правовых правоотношений, обоснованно признаются недействительными. Так, арбитражным судом была признана недействительной сделка об уступке требования совместным предприятием, на которое был наложен штраф за нарушение таможенных правил, в пользу акционерного общества о возврате сумм указанного штрафа. При этом в мотивировку решения было положено то обстоятельство, что отношения между совместным предприятием (цедентом) и таможенным органом основаны на властном подчинении и, следовательно, не могут быть предметом уступки требования, поскольку в силу п. 3 ст. 2 ГК РФ к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, гражданское законодательство не применяется .
——————————–
П. 14 приложения к информационному письму Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 июня 1996 г. N 5 “Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением таможенного законодательства” // Гражданский кодекс РФ: С постатейным приложением материалов практики Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ / Сост. Д.В. Мурзин. М., 2003. С. 465.
Кроме этого общего требования предмет уступки должен подчиняться следующим основным правилам.
2. Уступаемое право должно быть индивидуально определено в соглашении о цессии.
Как совершенно верно пишет В.А. Белов, вступая в договор, влекущий возникновение для него какого-либо требования, цессионарий не может позволить себе беспечность в вопросе о том, что это за требование . В хорошо составленном договоре максимально четко оговорены все характеристики уступаемого права: его содержание (например, право требовать уплаты определенной денежной суммы в качестве погашения долга, право требования передачи товара и т.п.), его размер (для денежных требований – сумма, для требований передачи товара – наименование и количество товара), основание возникновения уступаемого требования (например, наименование, номер и дата договора, заключенного между цедентом и должником) .
——————————–
Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. С. 134.
Ломидзе О.Г. Правонаделение в гражданском законодательстве России. СПб., 2003. С. 281.
Таким образом, можно сделать вывод, что индивидуализация требования достигается при условии конкретизации пяти его основных составляющих:
1) предмета требования;
2) активной стороны (кредитора);
3) пассивной стороны (должника);
4) содержания требования (какие действия должник обязан произвести с предметом обязательства);
5) основания возникновения требования .
——————————–
Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940. С. 24; Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. С. 134.
Именно такая степень определенности предмета уступки позволяет признавать договор цессии заключенным и с точки зрения судебной практики. Так, в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29.12.1998 N 1676/98 суд признал недостаточным согласование в договоре условия о передаче цессионарию всех прав требования цедента к должнику, которые возникли в течение определенного периода времени, без перечисления конкретных прав в отдельности .
——————————–
Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29.12.1998 N 1676/98 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1999. N 3.
Точно так же поражает юридическую силу договора и влечет признание его незаключенным отсутствие указания на обязательство, на котором основано передаваемое право. Так, по делу N А13-3926/00-12 Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа указал следующее: “Предметом уступки требования является право (требование), основанное на обязательстве. Следовательно, в договоре об уступке права должно быть обозначено не только само право, но и обязательство, на основании которого оно возникло” .
——————————–
См.: Лавриненко Н.В. Проблемы судебно-арбитражной практики по рассмотрению споров, связанных с уступкой права (требования) // Арбитражные споры. 2001. N 3 (15). С. 37.
Таким образом, нарушение требования индивидуальной определенности уступаемого требования является основанием для признания договора цессии незаключенным в соответствии с п. 1 ст. 432 ГК РФ.
3. Право требования, передаваемое в порядке цессии, должно быть действительным.
Требование, вытекающее из обязательственного правоотношения, следует считать действительным, если оно, во-первых, юридически существует и, во-вторых, принадлежит цеденту.
Прежде всего необходимо отметить отличие правовых последствий нарушения этих требований от последствий нарушения принципа индивидуальной определенности уступаемого требования. Если в первом случае договор признается незаключенным, то передача несуществующего права требования либо такого права, которое не принадлежит цеденту, является недействительной (ничтожной) сделкой, поскольку противоречит п. 1 ст. 382 ГК РФ. Об этом же говорит и В.С. Анохин: “Исходя из общих принципов договорного права, если в договоре цессии отсутствует предмет договора. то такой договор считается заключенным с нарушением законодательства и в силу ст. 168 ГК является ничтожным” . Именно “отсутствует предмет договора”, а не “не согласован” или “не может быть определен (конкретизирован)”, как это имеет место в случае нарушения требования индивидуальной определенности.
——————————–
Анохин В.С. Проблемы, возникающие при уступке права требования в арбитражном процессе // Арбитражная практика. Специальный выпуск: Уступка права требования. 2001. С. 40.
А) Практическая реализация условия юридического существования субъективного обязательственного права предполагает его возникновение из юридически действительного договора . Соответственно, если договор между цедентом и должником, на основании которого возникло передаваемое требование, является ничтожным либо признан недействительным как оспоримая сделка, уступка требования по нему не порождает юридических последствий. Указанное обстоятельство подтверждается и судебной практикой. “Цессия по ничтожной сделке является недействительной”, – такое заключение сделал Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 19 августа 1997 г. N 1334/97 .
——————————–
См.: Ефимова Л.Г. Перемена лиц в обязательстве: (Законодательство и практика его применения) // Арбитражная практика. 2003. N 11.
Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19.08.1997 N 1334/97 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1997. N 12. С. 42.
Следует также иметь в виду, что договор, на основании которого возникает цедируемое право требования, должен соответствовать требованиям п. 1 ст. 432 ГК РФ. Иначе говоря, не может передаваться требование по основному договору, по которому стороны не достигли соглашения по всем его существенным условиям, так как в этом случае право требования также юридически не существует. По одному из дел по договору цессии фирма передала совхозу право требования к ОАО. Судом было установлено, что право требования возникло из соглашения между фирмой и ОАО, согласно которому последнее обязалось отпустить фирме продукцию на сумму 100 тыс. рублей. Однако ни договором, ни перепиской к нему стороны не определили ассортимент и количество продукции, подлежащей передаче фирме. В связи с этим суд кассационной инстанции указал, что при таких обстоятельствах, когда стороны не достигли соглашения по предмету договора, он не может считаться заключенным .
——————————–
См.: Рыжков Ю.В., Мельник В.В. О спорах, связанных с переменой лиц в обязательстве: (На основе дел, рассмотренных Федеральным арбитражным судом Северо-Кавказского округа в 1999 – 2001 годах) // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2001. N 12. С. 85.
Также в силу условия реального юридического существования требования не может быть уступлено право, которое существовало лишь в течение срока действия договора, но прекратилось в связи с его истечением. В Постановлении от 30 мая 2000 г. N 6088/99 Президиум Высшего Арбитражного Суда указал: “Поскольку на момент уступки у предприятия отсутствовало право требовать от завода исполнения в натуре в силу истечения срока действия договора поставки, это право не могло быть приобретено у него товариществом” .
——————————–
Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.05.2000 N 6088/99. См.: Сарбаш С.В. Арбитражная практика по гражданским делам: Конспективный указатель по тексту Гражданского кодекса. М., 2000. С. 350.
Требование юридического существования права требования не лишает возможности передавать в порядке цессии такие права, срок для защиты которых (срок исковой давности) пропущен цедентом. Однако следует помнить содержание ст. 201 ГК РФ, которая устанавливает, что перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления. Это означает, что особое внимание при совершении сделок цессии цессионарий должен обращать на момент возникновения у цедента права на судебную защиту по приобретаемому им требованию, поскольку сам факт заключения сделки уступки не прерывает и не приостанавливает течение срока исковой давности, что непосредственно отражается на осуществимости предмета уступки.
Оценка действительности уступаемого права предполагает также и решение вопроса о том, влияет ли на эту самую действительность наступление срока исполнения должником корреспондирующей переданному праву требования обязанности. Иначе говоря, соответствуют ли так называемые будущие права требованию юридического существования.
По нашему мнению, следует признать, что будущие права требования в принципе подлежат передаче в порядке цессионного преемства, однако в каждом конкретном случае следует давать оценку их характеру: являются ли они существующими, но “несозревшими” (то есть само право существует, но срок исполнения корреспондирующей ему обязанности еще не наступил) – в этом случае отсутствуют всякие препятствия к передаче, либо они еще вовсе не существуют, но с необходимостью должны возникнуть в будущем. В последнем случае весьма существенно, чтобы требование, которое возникнет в будущем, было таким образом определено в договоре цессии, чтобы в момент его возникновения оно могло быть идентифицировано .
——————————–
См.: Степаненко Е. Особенности уступки требования по кредитному договору // Хозяйство и право. 2002. N 11. С. 134 – 135.
Б) Второе условие, соблюдение которого обеспечивает действительность уступаемого требования, заключается в принадлежности передаваемого права цеденту. Его выполнение означает, что цедент действительно является кредитором по уступаемому им требованию, так как в соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ уступлено может быть требование, принадлежащее кредитору на основании обязательства.
В противном случае договор цессии также лишается своего предмета и соответственно признается недействительным. Указанная позиция выражена в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13.08.2002 N 10254/01: “Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции правомерно исходил из того, что договор цессии от 25.07.2000 N 16, на который в обоснование своего требования ссылается истец, является ничтожным в силу статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку ЗАО “Холдинговая компания “Арсенал-Инвест” (цедент) на момент его заключения

Читать еще:  Смоленский областной суд апелляция по ДТП

Существенные условия договора цессии по гражданскому законодательству

Договор цессии выступает одним из наиболее распространенных финансовых инструментов в деятельности хозяйствующих субъектов. Однако, на сегодняшний день гражданское законодательство не содержит таких понятий как «цессия» и «договор уступка права (требования)».

Происхождение понятия «цессия» берет свое начало еще со времен римского права. В переводе с латинского языка данное понятие означает «уступка, передача». В период верховенства римского права под цессией понималась уступка прав требования или иного имущества, права на которое подтверждаются некими документами (титулом).

Гражданский кодекс Российской Федерации содержит отдельную главу 24, регулирующую перемену лиц в обязательстве. В пункте 1 статьи 382 ГК РФ закреплено, что «право (требование) принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона».

На основании вышеуказанного положения, перемена лиц в обязательстве может рассматриваться в различных значениях, в частности:

  • В качестве сделок;
  • В качестве вида изменения обязательства;
  • Как способ движения имущественных прав и обязанностей.

При этом, перемена лиц может возникнут в двух случаях:

  • В результате универсального правопреемства (например, при реорганизации или наследовании);
  • В результате частичного правопреемства, т.е. в отношении конкретного обязательства.

Договор об уступке права (требования), либо еще его называют – договор цессии, подчиняется общим правилам о гражданско-правовых договорах. Сторонами данного договора выступают два субъекта права:

  • Цедент (первоначальный кредитор);
  • Цессионарий (новый кредитор).

По общему правилу, согласно положению статьи 384 ГК РФ, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том же объеме и на тех же условиях, которые существовали к моменту перехода права, если иное не предусмотрено законом или договором. В данном случае, меняется управомоченное лицо (кредитор), а само обязательство остается неизменным (тот же должник и те же самые права и обязанности).

Читать еще:  Обжалование представления прокуратуры в суде

Цедент не может передать больше прав цессионарию, чем обладает сам. В частности, к цессионарию переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, например: неуплаченные проценты, пени, штрафы и неустойка.

Положения главы 24 ГК РФ не содержат каких-либо специальных указаний на существенные условия договора уступка права (требования). Поэтому, исходя из положений части 2 пункта 1 статьи 432 ГК РФ, единственным существенным условием договора уступки права (требования) следует признать условие о его предмете.

При заключении договора цессии, сторонам следует обратить внимание на тщательную проработку предмета данного договора. Иначе, при отсутствии соглашения сторон о предмете (передаваемом праве требования) договор цессии будет считаться незаключенным. Судебная практика богата примерами, когда договор цессии признавался незаключенным, в связи с несогласование предмета договора. В качестве примера можно привести: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 11 февраля 2014 года по делу № А45-8206/2013, Определение ВАС РФ от 30 июня 2010 года № ВАС-7708/10 по делу № А08-2371/2009-15 и Постановление Президиума ВАС РФ от 29 декабря 1998 года № 1676/98.

В настоящее время, юридической наукой выработаны определенные требования к содержанию и техническому оформлению предмета цессии, при несоблюдении которых договор цессии может быть признан незаключенным или недействительным. В частности, к общим требованиям предмета договора цессии относятся следующие:

1. Предметом договора могут быть лишь обязательственные права.

Данное требование связано с тем, что глава 24 ГК РФ ограничивается изменением субъектного состава обязательств. Если в договоре цессии уступаются права, возникшие не в сфере гражданско-правовых отношений, то такой договор признается судом недействительным. Такая позиция была отражена в пункте 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 17 июня 1996 года № 5 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением таможенного законодательства».

2. Уступаемое право должно быть индивидуально определено в договоре.

В договоре цессии четко должны быть конкретизированы 5 его составляющих:

  1. Предмет требования;
  2. Управомоченное лицо (кредитор);
  3. Обязанное лицо (должник);
  4. Содержание требования (т.е. какие действия обязан произвести должник, в соответствии с предметом обязательства);
  5. Основание возникновения требования (например, определенный договор, заключенный между цедентом и должником (его наименование, номер и дата).

Если в предмете договора цессии будут отражены все пять вышеуказанных требований в совокупности, то договор признается заключенным.

3. Право требование должно быть действительным.

Требование можно считать действительным, если:

  • оно юридически существует;
  • принадлежит цеденту.

4. Уступаемое право должно подчиняться требованиям об объеме, которые установлены в законе.

Основные положения отражены в статье 384 ГК РФ, в которой закреплено, что право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том же объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, если иное не предусмотрено законом или договором.

Несмотря на диспозитивность ранее указанной статьи, при ее применении в судебной практике возникал ряд противоречий относительно допустимости уступки части требования. Некоторые из арбитражных судов не допускали частичную уступку права требования кредитора в обязательстве. Такая позиция основывалась на запрете уступки требования «помимо изменения лиц в обязательстве». В качестве примера можно привести Постановление Президиума ВАС РФ от 16 июня 1998 года № 7846/97, в котором было закреплено следующее: «уступка требования к банку по нескольким платежным документам была квалифицирована как неполное выбытие кредитора из договора банковского счета, в связи с чем, указано на ничтожность заключенной сделки цессии». Поэтому, в судебной практике, длительное время отрицалась возможность уступки лишь части требования.

На сегодняшний день, данную ситуацию разрешил Президиум ВАС РФ в своем информационном письме от 30 октября 2007 года № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской» (далее – Информационное письмо № 120). В пункте 5 Информационного письма № 120 закреплено, что уступка права (требования), предмет исполнения по которому делим, не противоречит законодательству.

Действительно, особенность делимых обязательств заключается в том, что их можно исполнить по частям, без изменения свойства и уменьшения ценности всего обязательства, то есть сущность такого обязательства при этом не меняется.

На основании изложенного стоит отметить, что при не соблюдении всех четырех вышеназванных требований к предмету договора цессии, может привести к тому, что такой договор будет признан незаключенным.

Сторонам стоит помнить правило, содержащееся в пункте 12 Информационного письма № 120, а именно: отсутствие на указание обязательства, в состав которого входит уступаемое право (требование) не влечет за собой отсутствие согласования сторонами предмета договора цессии, и не признает такой договор незаключенным.

При этом, стоит подчеркнуть один немало важный момент, который имеет принципиальное значение для договора цессии – это письменное уведомление должника о переходе прав к новому кредитору. Не имеет принципиального значения тот факт, кто из сторон уведомит должника о переходе прав к новому кредитору.

Но если же, должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор вправе истребовать исполненное должником от прежнего кредитора как неосновательно полученное. Такая позиция нашла свое отражение в пункте 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2000 года № 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении».

На основании всего вышеизложенного, можно сделать следующие выводы:

  1. Предмет договора цессии должен быть индивидуально определен и конкретизирован;
  2. Право (требование) можно уступить как по частям, так и полностью и сразу;
  3. Уступка права (требования) не допускает лишь в том случае, если это прямо запрещено законом или договором, или неразрывно связано с личностью кредитора;
  4. Не согласование предмета договора цессии сторонами, влечет признание судом договора незаключенным;
  5. В настоящее время, квалифицирующими признаками договора цессии выступают:
  • Бесспорный характер требования;
  • Время возникновения права до его уступки;
  • Отсутствие встречного обеспечения.

Подборка судебной практики по договору цессии

Справка

о практических проблемах договора уступки права требования

Рано или поздно, большинству практикующих юристов приходится сталкиваться с договором цессии. Однако подчерпнуть информацию о проблемах, возникающих в отношении уступки права требования, не погружаясь детально в изучение судебной практики достаточно сложно.

Цель данной справки — обратить внимание юриста-практика на основные проблемы, возникающие при заключении и исполнении договора, а также при наличии спора по договору цессии, подсказать на какую судебную практику ссылаться при поиске правовой аргументации позиции.

Начать следует с существенных условий договора. Судебная практика признает таковыми указания на цедента и цессионария, а также на характер их действий (Определение Верховного Суда РФ от 24.02.2015 N 70-КГ14-7 (Судебная коллегия по гражданским делам, ФАС МО Постановление от 17 сентября 2013 г. по делу № А40-122020/12-129-902).

1. По общему правилу личность кредитора не влияет на действительность договора уступки требования по денежному обязательству.

Практика высшей судебной инстанции:

Определение Верховного Суда РФ от 22.10.2013 64-КГ13-7

«По общему правилу личность кредитора не имеет значения для уступки прав требования по денежным обязательствам, если иное не установлено договором или законом».

ФАС МО: Постановления от 21 мая 2013 г. по делу № А41-31513/12, от 3 февраля 2014 г. по делу N А40-48708/2013

ФАС Поволжского Округа: Постановление от 30 января 2012 г. по делу N А12-17488/2010

2. В договоре уступки требования по длящемуся обязательству необходимо указать основание возникновения права, а также период, за который уступается право.

Практика высшей судебной инстанции:

Пункт 13 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120

«Отсутствие в соглашении об уступке части права (требования) по длящемуся обязательству указания на основание возникновения уступаемого права (требования), а также на конкретный период, за который оно уступается, может свидетельствовать о незаключенности этого договора».

ФАС Волго-Вятского округа: Постановление от 9 апреля 2010 г. по делу № А31-382/2009

3. Перемена кредитора в обязательстве не должна ухудшать положение должника.

Практика высшей судебной инстанции:

Определение Верховного Суда РФ от 25.09.2015 N 307-ЭС15-6545 по делу N А13-1513/2014 (Судебная коллегия по экономическим спорам)

«Из принципов равенства участников гражданских отношений, свободы договора, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав (п. 1 ст. 1 ГК РФ) следует, что перемена кредитора в обязательстве не должна ухудшать положение должника».

Постановление Президиума ВАС РФ от 26.11.2013 N 4898/13 по делу N А21-3565/2010

«По смыслу ст. 386 ГК РФ перемена кредитора в обязательстве не должна ухудшать положение должника».

ФАС МО: Постановление от 17 августа 2009 г. N КГ-А40/7610-09

4. Предметом соглашения об уступке требования может являться не возникшее на момент заключения данного соглашения право.

Практика высшей судебной инстанции:

Пункт 4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120

«Соглашение об уступке права (требования), предметом которого является не возникшее на момент заключения данного соглашения право, не противоречит законодательству».

ФАС Северо-Западного округа: Постановление от 30 сентября 2014 г. по делу N А56-15460/2013

ФАС Центрального Округа: Постановление от 14 января 2009 г. N Ф10-6112/08

5. Условие договора о запрете уступки требований без согласия другой стороны не применяется, если уступка совершена после прекращения действия договора.

Практика высшей судебной инстанции:

Постановление Президиума ВАС РФ от 16.05.2006 N 15550/05 по делу № А32-3604/2005-50/60

Если договор уступки требования заключен после прекращения действия договора поставки, то предусмотренное договором поставки условие о запрете цессии без согласия другой стороны прекратило свое действие, в связи с чем вывод о недействительности договора уступки требования по причине отсутствия согласия должника на уступку права поставщика противоречит п. 2 ст. 382 ГК РФ.

По этому вопросу практику судов нижестоящих инстанций, к сожалению, не нашел. Буду рад подсказкам.

6. Отсутствие уведомления должника новым кредитором о переходе к нему требования не влечет автоматического отказа в удовлетворении требования нового кредитора

Практика высшей судебной инстанции:

Постановление Президиума ВАС РФ от 29.06.2010 N 15842/09 по делу N А62-5280/2008

«Не может быть признано правильным толкование п. 3 ст. 382 ГК РФ в том смысле, что неизвещение должника новым кредитором о переходе к нему права требования автоматически влечет отказ в удовлетворении требования нового кредитора. Такой вывод мог быть признан верным лишь при условии, что произошло исполнение первоначальному кредитору.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector