Прекращение договора поручительства судебная практика
Novie-adresa.ru

Строительный портал

Прекращение договора поручительства судебная практика

Решение суда о прекращении поручительства и расторжении договора поручительства № 2- 2600/2014

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ДД.ММ.ГГГГ Черемушкинский районный суд в составе судьи Проценко Л.В., единолично, при секретаре Илларионовой Н.О., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № по иску Быкова ФИО5 к ЗАО «Промышленный сберегательный банк» о прекращении поручительства и расторжении договора поручительства,

Истец обратился в суд с иском к ответчику о прекращении поручительства, расторжении договора поручительства, мотивирует требования тем, что ДД.ММ.ГГГГ между ответчиком и ООО «ПОЛЕ СЕРВИС» был заключен кредитный договор № в рамках которого в обеспечение возврата кредитных средств, уплаты процентов по договору, между истцом и ответчиком был заключен договор поручительства. На момент заключения договора поручительства истец являлся генеральным директором ООО «ПОЛЕ СЕРВИС», что являлось основополагающей причиной заключения указанного договора. После выдачи кредита, истец был отстранен от занимаемой должности, что не позволило истцу следить за погашением ООО «ПОЛЕ СЕРВИС» кредита, а ООО «ПОЛЕ СЕРВИС» умышленно перестало исполнять обязанности по возврату кредита. Истец полагает, что при заключении договора поручительства он был введен в заблуждение, в связи с чем Договор поручительства должен быть признан недействительным. В силу ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства или изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя без согласия последнего. Согласно п.2.4 Кредитного договора в обеспечение возврата кредитных средств ответчику были представлены принадлежащие Гутникову М.А. земельные участки, здание, гостевой дом, однако договор залога зарегистрирован не был, что существенно влияет на обстоятельства дела, констатирует факт неправомерного поведения ответчика и 3-го лица, создает неблагоприятные последствия для истца как для поручителя по договору поручительства. Ответчик не имел права перечислять кредитные денежные средства на расчетный счет ООО «ПОЛЕ СЕРВИС» до момента регистрации договора залога, что является нарушением кредитного договора. Истец полагает, что договор поручительства № от ДД.ММ.ГГГГ, заключенный между истцом и ответчиком, в обеспечение исполнения обязательств ООО «ПОЛЕ СЕРВИС» по кредитному договору № от ДД.ММ.ГГГГ, является недействительным в силу ч. 1, п. 4 ч. 2 ст. 178 ГК РФ, в связи с чем просит его расторгнуть в связи с его прекращением.

В судебное заседание истец не явился, извещен, его представитель исковые требования поддержала, также пояснила, что подписание истцом Договора поручительства было обусловлено жестким требованием учредителя в безоговорочной и безапелляционной форме и совершено под влиянием обмана и заблуждения (ст. 179 ГК РФ). Истец не мог повлиять на регистрацию договора Залога недвижимого имущества, принадлежащего Гутникову М.А.

В судебном заседании представитель ответчика просила в иске отказать, по основаниям, указанным в возражении на иск.

Представитель третьего лица – ООО «ПОЛЕ СЕРВИС» также просил в иске отказать по основаниям, указанным в возражениях на иск.

Выслушав лиц, участвующих в деле, исследовав письменные материалы дела, суд приходит к следующему.

Статьей 178 ГК РФ предусмотрено, что:

1. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

2. При наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если:

4) сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой;

6. Если сделка признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, к ней применяются правила, предусмотренные статьей 167 настоящего Кодекса.

1. Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно.

2. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

3. Если из существа оспоримой сделки вытекает, что она может быть лишь прекращена на будущее время, суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие на будущее время.

Судом установлено, что ДД.ММ.ГГГГ между ЗАО «Промышленный сберегательный банк» и ООО «ПОЛЕ СЕРВИС» заключен Кредитный договор №, в соответствии с условиями которого заемщику на срок с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ предоставлен кредит на текущую хозяйственную деятельность в руб (л.д. 18-22).

В обеспечение исполнения обязательств по Кредитному договору № от ДД.ММ.ГГГГ, ЗАО «Промсбербанк» заключило с истцом Договор поручительства № от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 23-24).

В соответствии п. 1.1 Договора поручительства истец как поручитель принял на себя обязательство перед Кредитором солидарно отвечать за исполнение ООО «ПОЛЕ СЕРВИС» обязательств по Кредитному договору № от ДД.ММ.ГГГГ.

Как следует из пункта п. 1.3 Договора поручительства, истцу были известны все условия кредитного договора, поручитель согласен отвечать по всем изменениям Кредитного договора, которые могут быть заключены в течение срока его действия, в том числе в случае продления возврата кредита.

Согласно условиям Кредитного договора в обеспечение возврата кредитных средств, уплаты процентов за кредит ЗАО «Промсбербанк» должны были быть предоставлены в залог принадлежащее Гутникову М.А. по праву собственности недвижимое имущество:

земельный участок для садоводства, категория земель: земли сельскохозяйственного назначения, общая площадь 999 кв.м., кадастровый номер №, адрес объекта: , Назарьевский с.о., в районе дер. Солослово, СНТ «Горки- ;

земельный участок для садоводства, категория земель: земли сельскохозяйственного назначения, общая площадь 999 кв.м., кадастровый номер №, адрес объекта: , Назарьевский с.о., в районе дер. Солослово, СНТ «Горки –

земельный участок для садоводства, категория земель: земли сельскохозяйственного назначения, общая площадь 999 кв.м., кадастровый номер №, адрес объекта: , Назарьевский с.о., в районе дер. Солослово, СНТ «Горки-2 ;

здание, дом, назначение: жилое, 3- этажный (подземных этажей – 1), общая площадь 701,3 кв.м, условный номер №, адрес объекта: , Назарьевский с.о., в районе дер. Солослово, СНТ «Горки – 2», уч.

иное здание: гостевой дом, назначение: нежилое, 2- этажный, общая площадь 81,8 кв.м., условный номер №, адрес объекта: , Назарьевский с.о., в районе дер. Солослово, СНТ «Горки – 2», уч. .

Пункт 2.4.1 Кредитного договора предусматривает, что договор залога вышеуказанного недвижимого имущества для государственной регистрации сдать в Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по в срок до ДД.ММ.ГГГГ.

В то же время, вышеуказанное недвижимое имущество было передано в залог в соответствии с Договором об ипотеке №№-3 от ДД.ММ.ГГГГ в пользу ООО «Мой Банк» в качестве обеспечения исполнения обязательств по Кредитному договору № № от ДД.ММ.ГГГГ, заключенному между ООО «Мой Банк» и ООО «Материально – Техническое Снабжение» (л.д. 84-93).

Истец ссылается на то, что после выдачи кредитных средств он ДД.ММ.ГГГГ был отстранен от занимаемой должности, был ограничен в доступе к своему рабочему месту, что не позволило ему руководить текущей деятельностью ООО «ПОЛЕ СЕРВИС», в том числе следить за распределением финансовых средств, погашать кредиты по указанному Кредитному договору. ООО «ПОЛЕ СЕРВИС» умышленно перестало погашать кредит, договор залога зарегистрирован в установленном порядке не был, однако кредитные денежные средства были перечислены ООО «ПОЛЕ СЕРВИС».

Между тем, из условий Кредитного договора и Договора поручительства не следует, что регистрация договора залога является обязательным условием перечисления кредитных денежных средств, а также то, что поручительство истцом дано как генеральным директором ООО «ПОЛЕ СЕРВИС».

Тот факт, что истец после выдачи кредитных денежных средств был отстранен от работы и уволен, что, по его мнению, лишило его осуществлять контроль за перечислением ООО «ПОЛЕ СЕРВИС» денежных средств Кредитору для возврата кредита, опровергается письмом от ДД.ММ.ГГГГ, подписанным Быковым Д.А. как генеральным директором ООО «Поле Сервис» (л.д. 31).

О том, что по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ договор Залога не был зарегистрирован и о необходимости его сдачи на государственную регистрацию истец был уведомлен письмом в его адрес за подписью Председателя Правления ЗАО «Промсбербанк» от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 100).

Одним из оснований признания сделки недействительной является заблуждение в отношении лица, с которым сторона вступает в сделку (подп. 4 п. 2 ст. 178подп. 4 п. 2 ст. 178 ГК РФ), т.е. основанием недействительности может стать заблуждение не только относительно личности контрагента в целом, но даже относительно его отдельных качеств.

В силу положений ст. 56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать в контексте п. 3 ст. 123 Конституции РФ и ст. 12 ГПК РФ, закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

При этом, исходя из смысла приведенных норм, бремя доказывания факта заблуждения относительно природы совершаемой сделки лежит на истце. Истцом суду не приведено доказательств наличия обстоятельств, подтверждающих заключение сделки в состоянии заблуждения, под обманом, а также иных существенных обстоятельств, которые свидетельствовали бы о недействительности сделки поручительства. Учитывая изложенное, суд приходит к выводу о том, что исковые требования удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

В удовлетворении исковых требований Быкова ФИО6 к ЗАО «Промышленный сберегательный банк» о прекращении поручительства и расторжении договора поручительства – отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский городской суд через Черемушкинский районный суд г.Москвы в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Решение принято в окончательной форме ДД.ММ.ГГГГ

РЕШЕНИЯ СУДОВ ПО ВЗЫСКАНИЮ ДОЛГОВ:

ОАО «Балтийский Инвестиционный Банк» обратился в суд с иском к Оргеткиной М.А. о взыскании задолженности, обращении взыскания на заложенное имущество, ссылаясь на то, что дд.мм.гггг года между и Оргеткиной М.А. был заключен кредитный договор № №, .

Истец обратился в суд с иском к ответчице и просит обратить взыскание на задолженное имущество, мотивируя тем, что между истцом и ответчиком заключен договоров залога по которому последняя осуществила залог ценных бумаг в качестве обеспечения обяз.

Прекращение договора поручительства судебная практика

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения о заключении, исполнении и расторжении договоров поручительства

I. Основные положения о заключении, исполнении и расторжении договоров поручительства

В соответствии со статьей 361 Гражданского кодекса РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части.

Поручительство является одним из распространенных способов обеспечения кредитного договора, однако поручительством могут обеспечиваться не только денежные обязательства.

Суть поручительства заключается в том, что кроме непосредственного должника возникает еще один должник – поручитель (должник и поручитель по общему правилу являются солидарными должниками). Из договора поручительства должно явно следовать, за исполнение какого основного обязательства дано поручительство, кому и за кого оно дано. В нем указываются существо, размер, срок исполнения основного обязательства, включая название сторон по основному обязательству, обеспечиваемому поручительством. При этом сторонами договора поручительства являются одна из сторон основного обязательства (кредитор) и поручитель, должник в этом договоре не участвует.

При применении норм о договоре поручительства необходимо учитывать разъяснения Пленума ВАС РФ и Президиума ВАС РФ, закрепленные при обобщении практики арбитражных судов по спорам, связанным с применением норм о договоре поручительства:

1. Исполнение обязательства поручителя по общему правилу в денежной форме не препятствует обеспечению поручительством обязательств по передаче товара, выполнению работ, оказанию услуг, воздержанию от совершения определенных действий и т.п., поскольку у кредитора по этим обязательствам при определенных обстоятельствах могут возникать денежные требования к должнику: о возмещении убытков, взыскании неустойки, возврате аванса и т.п. (пункт 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 “О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством”);

Читать еще:  Жалоба председателю суда на затягивание судебного процесса

3. Нормы параграфа 5 главы 23 ГК РФ не содержат перечня условий основного обязательства, которые должны быть указаны в договоре поручительства. Следовательно, если в договоре поручительства не упомянуты некоторые из условий обеспеченного обязательства (например, размер или срок исполнения обязательства, размер процентов по обязательству), но оно описано с достаточной степенью определенности, позволяющей суду установить, какое именно обязательство было либо будет обеспечено поручительством, либо в договоре поручительства есть отсылка к договору, регулирующему обеспеченное обязательство и содержащему соответствующие условия, то договор поручительства не может быть признан судом незаключенным (пункт 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 “О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством”);

4. Условие договора о действии поручительства до фактического исполнения обеспечиваемого обязательства не может рассматриваться как устанавливающее срок действия поручительства, поскольку не соответствует требованиям статьи 190 ГК РФ (пункт 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 20.01.198 N 28 “Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве”);

5. При установлении в договоре поручительства условия о сроке, на который оно выдано, поручительство прекращается, если в течение этого срока кредитор не предъявил иска к поручителю (пункт 5 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 20.01.1998 N 28 “Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве”);

6. В случае изменения основного обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего поручительство прекращается с момента внесения изменений в основное обязательство (пункт 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 20.01.98 N 28 “Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве”);

7. Предъявление кредитором иска к поручителю и должнику в связи с неисполнением последним основного обязательства в случаях, когда подлежат применению правила о солидарной ответственности, такая ответственность не может быть возложена только на поручителя. А поручитель, не исполнивший своего обязательства перед кредитором, несет перед кредитором самостоятельную ответственность только в случае установления такой ответственности в договоре поручительства (пункты 11, 12 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 20.01.98 N 28 “Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве”);

8. Исходя из пункта 2 статьи 363 ГК РФ, обязательство поручителя перед кредитором состоит в том, что он должен нести ответственность за должника в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства. Так, кредитор вправе требовать взыскания с поручителя процентов в связи с просрочкой исполнения обеспечиваемого денежного обязательства на основании статьи 395 ГК РФ до фактического погашения долга (пункты 17, 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.98 “О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами”).

Ниже приводится обзор выводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по спорным вопросам при заключении, исполнении и расторжении договоров поручительства, а именно:

– признание договора незаключенным или недействительным;

– неисполнение обязанностей по договору поручительства;

– ненадлежащее исполнение обязанностей по договору поручительства;

– пропущен срок исполнения поручительства;

– споры о расторжении договора поручительства.

II. Выводы судов по спорным вопросам при заключении, исполнении и расторжении договоров поручительства

1. Признание договора незаключенным или недействительным

1.1. Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 06.10.2014 по делу N А43-24783/2013

Исковые требования:

ООО ТД “Кинг Лонг-Рус” (покупатель) в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ООО “Стройстрим” (организации-должника, поручителя) обратилось в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника денежного требования, мотивировав его ненадлежащим исполнением ООО “Стройстрим” своих обязательств по договору поручительства, заключенному между ООО ТД “Кинг Лонг-Рус” и ООО “Стройстрим”.

Решение суда:

В удовлетворении исковых требований отказано.

Позиция суда:

Руководствуясь статьями 10 и 168 ГК РФ, статьей 71 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, разъяснениями, содержащимися в пункте 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 “О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством”, в пункте 15.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 N 32 “О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом “О несостоятельности (банкротстве)” и в пункте 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”, суд пришел к выводу о том, что договор поручительства между ООО ТД “Кинг Лонг-Рус” (покупателем) и ООО “Стройстрим” (поручителем, должником) является недействительной (ничтожной) сделкой в силу статьи 168 ГК РФ, поскольку при его заключении стороны допустили нарушение статьи 10 ГК РФ, выразившееся в недобросовестном поведении должника, направленном на возложение необоснованного бремени ответственности на себя по обязательствам третьего лица при невозможности исполнения обязательств должником, отсутствии у должника имущества в размере, достаточном для исполнения обязательства, недобросовестном поведении контрагента; договор поручительства является экономически невыгодным для должника, целесообразность и разумные причины для его заключения отсутствуют, доказательств обратного в материалы дела не представлено.

Исковые требования:

ООО “СтройНадзорВосток” (исполнитель, кредитор) обратилось в суд к ООО “Профессионал” (поручителю) с требованием о взыскании сумм долга и неустойки по договору поручительства, заключенного между истцом и ответчиком.

ЗАО “Свинокомплекс “Восточно-Сибирский” (заказчик, должник) предъявило иск о признании недействительным названного договора поручительства.

Решение суда:

Иск ЗАО “Свинокомплекс “Восточно-Сибирский” удовлетворен; в удовлетворении иска ООО “СтройНадзорВосток” отказано.

Позиция суда:

Установив, что заключением ООО “СтройНадзорВосток” (исполнителем, кредитором) и ООО “Профессионал” (поручителем) договора поручительства искусственно создана невыгодная ЗАО “Свинокомплекс “Восточно-Сибирский” (заказчику, должнику) подсудность дела государственному суду, поскольку в случае исполнения поручителем за должника кредитору денежного обязательства поручитель получит право требовать от должника уплаты исполненного за него кредитору (пункт 1 статьи 365 ГК РФ) и спор между поручителем и должником подлежит рассмотрению в соответствии с процессуальными правилами о подсудности спора, без учета третейской оговорки в договоре оказания услуг; в материалах дела отсутствуют доказательства осведомленности должника и его согласия на заключение спорного договора поручительства либо заинтересованности в совершении упомянутой сделки, а также сведения о наличии между должником и поручителем каких-либо отношений (корпоративных, обязательственных и проч.), объясняющих экономическую цель выдачи поручительства за должника, суды трех инстанций пришли к выводу о наличии признаков злоупотребления правом, в связи с чем на основании

Доступ к полной версии этого документа ограничен

Ознакомиться с документом вы можете, заказав бесплатную демонстрацию систем «Кодекс» и «Техэксперт» или купите этот документ прямо сейчас всего за 49 руб.

ВС объяснил, когда поручитель не заплатит по долгам

Невозвратный кредит

В 2014 году Россельхозбанк выдал индивидуальному предпринимателю Людмиле Стебаковой* кредит – 2 млн руб. Она должна была вернуть деньги и проценты через три года. Поручителем по кредиту стал Александр Стебаков. Он обязался отвечать перед кредитором солидарно по всей сумме долга, включая проценты, судебные издержки и другие убытки кредитора. По договору поручительство прекращалось, если банк в течение года со дня запланированной выплаты письменно не потребует у поручителя погасить долг.

Женщина не вернула деньги вовремя. Вместо этого в декабре 2015 года она закрыла ИП и начала банкротство. Через полгода, в мае 2016, долг перед банком составил 1,6 млн руб. 27 мая 2016 года суд признал Стебакову банкротом, началась реализация имущества, которая завершилась только 3 февраля 2017 года. С этого дня её освободили от исполнения требований кредиторов, в том числе не заявленных в банкротстве. Банк решил взыскать деньги с поручителя и заявил об этом за два дня до судебного решения. Но с соответствующим заявлением в суд кредитная организация обратилась уже после завершения реализации имущества, 6 февраля. С возвратом денег через поручителя у банка возникли проблемы (дело № 46-КГ19-14).

Разные суды, разные мнения

В первой инстанции иск Россельхозбанка к поручителю удовлетворили. Суд решил, что банк не опоздал с требованиями, указав, что банкротство завершилось только в 2017 году, а на момент обращения банка в суд в феврале 2016 года решение арбитражного суда от 3 февраля ещё не вступило в законную силу.

В апелляции, Самарском областном суде, решение оставили без изменения, указав, что срок поручительства, как это предусмотрено ст. 190 ГК, установлен не был, а заёмщик перестал выплачивать основной долг 28 октября 2015 года, после чего и было начато банкротство. Банк мог требовать деньги с поручителя начиная с этой даты, сделали вывод в суде. При этом суд признал, что, обратившись в суд только в феврале 2017 года, банк пропустил отведенный для этого годичный срок. Основываясь на этом, апелляция исключила из расчёта платежи по кредиту, приходящиеся на период после истечения годичного срока (с 29 октября 2015 года по 6 февраля 2016 года), и изменила решение первой инстанции. Изначально банк хотел получить от поручителя всю задолженность по кредиту – 1,6 млн руб.

Аргументы Верховного суда

Гражданская коллегия Верховного суда под председательством судьи Сергея Асташова не согласилась с выводами апелляции (дело № 46-КГ19-14).

ВС напомнил, что по закону о банкротстве требования кредиторов, не удовлетворенные из-за того, что имущества гражданина на это не хватило, считаются погашенными. После расчётов банкрот больше не должен ничего выплачивать, в том числе кредиторам, не заявленным при реструктуризации долгов или реализации имущества. Применительно к делу Стебаковой это значит, что её обязательство, вытекающее из кредитного договора, прекращается.

Согласно п. 1 ст. 367 ГК (в редакции, действующей на момент заключения договора поручительства), поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства. В апелляции сделали вывод, что, когда банк обратился к поручителю с иском, имущество Стебаковой ещё не реализовали, а значит, обязательства сохранялись, иск надо было удовлетворить частично. Но этот вывод ошибочный, заключила коллегия по гражданским спорам.

В апелляции не учли, что по п. 2 ст. 52 закона о банкротстве акты арбитражного суда касательно прекращения обязательств должника исполняются немедленно, а правовые последствия наступают с момента принятия акта. То есть обязательства прекращаются в момент, когда суд указал на завершение процедуры реализации имущества. В деле Стебаковой это 3 февраля 2017 года. В тот же день исчезает и возможность заявить требования к поручителю. Банк, подавший свой иск к поручителю только 6 февраля, опоздал, сделал вывод ВС, и на выплаты рассчитывать уже не мог. ВС направил дело на новое рассмотрение в апелляцию.

Самарский облсуд рассмотрел дело и принял новое решение. Вывод о том, что банк мог обратиться с иском к поручителю, поскольку определение Арбитражного суда Самарской области от 3 февраля 2017 года на момент подачи иска не вступило в законную силу, неверен, заключили в облсуде (дело № 33–10102/2019). Обосновывается это нормами закона о банкротстве: в силу п. 2 ст. 52 определение о завершении процедуры реализации имущества подлежит немедленному исполнению с момента его принятия, но банк опоздал с иском. Кредитной организации отказали в удовлетворении требований.

Суд на защите поручителей

Судебная практика на уровне ВС давно демонстрирует чёткую тенденцию по ограничению ответственности поручителей, отмечает Светлана Тарнопольская, партнер Юков и Партнеры Юков и Партнеры Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Уголовное право группа Экологическое право 8 место По количеству юристов 14 место По выручке 20 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) Профайл компании × , и итог рассмотрения спора это подтверждает. По её словам, первый шаг на пути защиты интересов поручителей был сделан при оценке условий договоров поручительства о сроке, на который оно выдано. Такой срок должен быть указан в договоре.

Читать еще:  Понятие и сущность административного судопроизводства

«На практике кредитные организации продолжают включать в договоры поручительства условия о том, что «поручительство действует до полного исполнения должником обязанностей по кредитному договору», что однозначно толкуется судебной практикой как неустановленный срок поручительства и приводит к ограничению его действия годичным сроком», – замечает Тарнопольская.

Ключевыми при защите интересов поручителей при неустановленном сроке поручительства будут правовые позиции ВС. По ним, во-первых, годичный срок на предъявление иска к поручителю, если кредит требуют выплатить досрочно, начинает течь с момента досрочного истребования кредита, а не с момента его возврата из кредитного договора. Вторая важная позиция – при погашении кредита по частям такой годичный срок исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу.

Определение вводит дополнительное ограничение ответственности поручителя при банкротстве основного должника. Требование к поручителю надо предъявить до прекращения основного обязательства прощением долгов. При этом необходимо учитывать, что определение о завершении процедуры банкротства вступает в силу немедленно.

Светлана Тарнопольская, «Юков и партнеры»

* – имена участников процесса изменены редакцией.

Поручительство: практика арбитражных судов

Поручительство в последнее время часто используется как средство обеспечения обязательств. Договор поручительства является односторонне обязывающим, так как поручительство, являющееся одним из способов обеспечения обязательств, создает обязательство поручителя перед кредитором, дополнительное по отношению к основному обязательству, за которое дается поручительство. Но естественно, поручительство вызывает значительные судебные споры.

Сумма кредитной задолженности, неоплаченная заемщиком в связи с заключением мирового соглашения

Судебное решение: Определение Верховного Суда РФ от 14.06.2016 N 308-ЭС16-1443 по делу N А61-2409/2010, Определением Верховного Суда РФ от 21.09.2016 N 418-ПЭК16 отказано в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

Исковые требования: в рамках дела о банкротстве должника общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными действий конкурсного управляющего должником Аминовой А.Р. Действия выражались в исключении из реестра требований кредиторов должника требований общества и обязании конкурсного управляющего устранить допущенные нарушения.

Позиция суда в отношении поручительства: сумма кредитной задолженности, неоплаченная заемщиком в связи с заключением мирового соглашения в деле о его банкротстве, остается обеспеченной поручительством, если кредитор не был согласен с заключением этого мирового соглашения.

В обеспечение исполнения обязательств по данному договору должник предоставил поручительство и обязался солидарно отвечать перед банком при неисполнении или ненадлежащем исполнении заемщиком обязательств по кредитному договору.

Впоследствии банк уступил обществу все права требования по договору о предоставлении кредитной линии, а также по договорам, которыми обеспечено основное обязательство.

Природа обеспечительных обязательств состоит в том, что кредитор, должник и гарантирующее лицо заранее осознают возможность неисполнения должником основного обязательства. Поэтому, выдавая обеспечение, поручитель (или залогодатель) принимает на себя все риски неисправности должника, в том числе связанные с банкротством последнего. В число указанных рисков входит и возможность принуждения кредитора в рамках процесса о несостоятельности к заключению мирового соглашения, с которым такой кредитор не согласен.

Поэтому освобождение в подобной ситуации поручителя (залогодателя) от ответственности противоречило бы самому смыслу обеспечительного обязательства как установленного на случай невозврата полученного блага.

Признание поручительства недействительным

Судебное решение: Определение Верховного Суда РФ от 15.06.2016 N 308-ЭС16-1475 по делу N А53-885/2014

Исковые требования: в рамках дела о банкротстве должника его конкурсный управляющий Долженко А.Ю. обратился в арбитражный суд с заявлением о признании договоров поручительства недействительным.

Позиция суда в отношении поручительства: В признании сделки недействительной отказано. Для признания сделки недействительной на основании статей 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации необходимо установить признаки злоупотребления правом не только со стороны поручителя (залогодателя), но и со стороны банка.

О злоупотреблении правом со стороны кредитной организации при заключении обеспечительных сделок могло бы свидетельствовать, например, совершение банком названных сделок не в соответствии с их обычным предназначением (не для создания дополнительных гарантий реального погашения долговых обязательств), а в других целях, таких как:

  • участие банка в операциях по неправомерному выводу активов;
  • получение банком безосновательного контроля над ходом дела о несостоятельности;
  • реализация договоренностей между банком и поручителем (залогодателем), направленных на причинение вреда иным кредиторам, лишение их части того, на что они справедливо рассчитывали (в том числе, не имеющее разумного экономического обоснования принятие новых обеспечительных обязательств по уже просроченным основным обязательствам в объеме, превышающем совокупные активы поручителя (залогодателя), при наличии у последнего неисполненных обязательств перед собственными кредиторами), и т.п.

Однако ни одно из перечисленных выше обстоятельств судами первой инстанции и округа установлено не было. Конкурсным управляющим не была опровергнута презумпция добросовестного осуществления банком своих гражданских прав (статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации), на что справедливо обратил внимание суд апелляционной инстанции.

Ответственность поручителя в связи с изменением договора

Судебное решение: Определение Верховного Суда РФ от 15.06.2017 N 308-ЭС16-13123(2) по делу N А63-12988/2014.

Исковые требования: в рамках дела о банкротстве должника общество обратилось в арбитражный суд с заявлениями о включении в реестр требований кредиторов должника требования в размере 527 594 880,08 руб.

Позиция суда в отношении поручительства: суд направил дело на новое рассмотрение, поскольку поручитель отвечает перед кредитором на первоначальных условиях обязательства, обеспеченного поручительством, как если бы изменения обязательства не произошло.

Суды пришли к выводу, что произошли изменения обеспеченных обязательств, влекущие увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего, в силу чего прекратилось само поручительство.

При таких условиях суды отказали во включении требований общества в реестр требований кредиторов, с чем впоследствии согласился суд округа.

Недоказанность заключения договора займа

Судебное решение: Определение Верховного Суда РФ от 23.05.2017 N 5-КГ17-32.

Исковые требования: ООО «СЕНЕЖ-Дистрибуция» обратилось в суд с иском о взыскании денежных средств, выделе его доли в общем имуществе супругов и признании за ним права собственности на выделенное имущество, об обращении взыскания на это имущество.

Позиция суда в отношении поручительства: при разрешении спора судебные инстанции исходили из недоказанности фактов заключения договоров займа между истцом и ответчиком; оснований получения последним денежных средств также достоверно не установлено. Установление факта наличия либо отсутствия у общества заемных обязательств в таком случае в силу части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации имело значение для разрешения спора.

Обращение в суд по истечении срока поручительства

Судебное решение: Определение Верховного Суда РФ от 15.05.2017 N 308-ЭС16-19725 по делу N А63-15604/2015.

Аналогичный вывод сделан в Определении Верховного Суда РФ от 10.04.2017 по делу N 305-ЭС16-18849, А40-19700/2016.

Исковые требования: публичное акционерное общество «Сбербанк России» обратилось в арбитражный суд с иском к государственному унитарному предприятию Ставропольского края «Гарантийный фонд поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства в Ставропольском крае» о взыскании задолженности по кредитному договору, обеспеченной поручительством фонда.

Позиция суда в отношении поручительства: истец обратился к ответчику с иском по истечении срока действия поручительства.

Положения пунктов 1 — 3 статьи 367 Гражданского кодекса, определяющие основания прекращения поручительства, не исключают возможность согласования сторонами договора иных условий прекращения обеспечительной сделки.

В рассматриваемом случае Сбербанк, действуя по своей воле и в своем интересе, без возражений принял разработанное фондом правило о досрочном прекращении поручительства на основании одностороннего заявления фонда, не получившего от заемщика вознаграждение на очередной год за выданное поручителем обеспечение (о сокращении срока поручительства при наступлении определенных сделкой обстоятельств).

При этом именно Сбербанк, вступая в договорные отношения, должен был оценить свои возможные потери, вызванные прекращением обеспечительной сделки по приведенному основанию.

Добровольное исполнение поручителем обязанности по возврату заемных денежных средств

Судебное решение: Определение Верховного Суда РФ от 25.04.2017 N 5-КГ17-52

Исковые требования: ПАО ВТБ 24 обратилось в суд. Поскольку обязательства по кредитному соглашению заемщиком надлежащим образом не исполняются, банк просил суд расторгнуть кредитное соглашение, взыскать солидарно с ответчиков задолженность в размере 18 572 386 руб. 73 коп., обратить взыскание на заложенное по договорам залога (ипотеки) недвижимое имущество, взыскать расходы по уплате государственной пошлины.

Позиция суда в отношении поручительства: поручитель Бондаренко О.В. обеспечивала на своем счете поддержание остатка денежных средств, достаточных для погашения кредитной задолженности в установленные кредитным соглашением сроки, денежные средства со счета Бондаренко О.В. списывались на основании ее заявления о бесспорном (безакцептном) списании денежных средств в сумме обязательств, установленных банком кредитным соглашением от 7 октября 2008 г. и договором поручительства. При обеспечении надлежащего исполнения кредитных обязательств заемщика у банка не имелось оснований считать его неплатежеспособным, предъявлять требования об исполнении кредитных обязательств к поручителям и залогодателям.

В соответствии с п. 1 ст. 352 Гражданского кодекса Российской Федерации залог прекращается с прекращением обеспеченного залогом обязательства.

Поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства. Прекращение обеспеченного обязательства в связи с ликвидацией должника после того, как кредитор предъявил в суд или в ином установленном законом порядке требование к поручителю, не прекращает поручительство (п. 1 ст. 367 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Само по себе исполнение поручителем обязанности должника по уплате заемных средств кредитору являться злоупотреблением права не может, поскольку такая обязанность поручителя прямо предусмотрена законом и вытекает из существа договора поручительства.

Основания для прекращения договоров поручительства и залога прямо предусмотрены законом.

Изменение судами валюты платежа поручителя

Судебное решение: Определение Верховного Суда РФ от 20.04.2017 по делу N 305-ЭС16-19525, А40-231538/2015

Исковые требования: Банк обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском к обществу «Подъемные Технологии Регион» о взыскании с поручителя задолженности в размере 154 125,34 евро в рублях по курсу Центрального Банка Российской Федерации на дату фактического платежа по договору поручительства.

Позиция суда в отношении поручительства: изменение судами валюты платежа поручителя, установленной договором, при банкротстве основного заемщика противоречит смыслу обеспечительного обязательства как установленного на случай невозврата полученного блага.

В силу пункта 2 статьи 363 Гражданского кодекса Российской Федерации поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства.

Природа обеспечительных обязательств состоит в том, что кредитор, должник и поручитель заранее осознают возможность неисполнения должником основного обязательства. Выдавая обеспечение, поручитель принимает на себя все риски неисправности должника, в том числе связанные с банкротством последнего.

Банк зафиксировал валютный долг в отношении заемщика в рублях по курсу на дату введения наблюдения (18.02.2014). В то же время валюта платежа по соглашению о кредитовании и договору поручительства осталась неизменной.

Определение денежных требований к должнику в рублевом эквиваленте в реестре требований кредиторов не изменяет обязательств поручителя и не ставит его в заведомо невыгодное положение по отношению к основному заемщику, учитывая, что курсовая валютная разница может принимать как отрицательные, так и положительные значения. Изменение судами валюты платежа поручителя, установленной договором, при банкротстве основного заемщика противоречит смыслу обеспечительного обязательства как установленного на случай невозврата полученного блага.

Невыплата вознаграждения поручителю

Судебное решение: Определение Верховного Суда РФ от 21.03.2017 N 308-ЭС16-19725 по делу N А63-15604/2015.

Исковые требования: публичное акционерное общество «Сбербанк России» обратилось в арбитражный суд с иском к государственному унитарному предприятию Ставропольского края «Гарантийный фонд поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства в Ставропольском крае» о взыскании задолженности по кредитному договору, обеспеченной поручительством фонда.

Читать еще:  Чем отличается судебный приказ от исполнительного листа

Позиция суда в отношении поручительства: согласно договору поручительство прекращается при невыплате заемщиком вознаграждения поручителю и уведомлении об этом банка. Договор поручительства, согласованный основным должником, поручителем и банком-кредитором в момент заключения обеспечительной сделки, содержит положения о том, что поручительство прекращается при невыплате заемщиком вознаграждения поручителю и уведомлении банка об этом. Данное условие сделки соотносится с принципом свободы договора (статья 422 Гражданского кодекса Российской Федерации). Оснований считать его недействительным не имеется.

В заключение необходимо отметить, что количество споров, связанных с поручительством, является достаточно большим, при этом множество споров доходит до Верховного суда, который обеспечивает правовую позицию по различным вопросам поручительства.

Проблемы прекращения договора поручительства и их отражение в современной судебной практике

Законом установлено, что поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Основания прекращения поручительства перечислены в ст. 367 ГК РФ. Среди указанных в данной статье оснований имеется правило, согласно которому в том случае, если срок действия поручительства не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения основного обязательства не предъявит иск к поручителю, а также когда такой срок не определен и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иск к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства. Стоит отметить, что по поводу оснований прекращения договоров поручительства ввиду истечения срока действия поручительства ведется полемика в научной литературе. В частности, высказывается мнение, согласно которому “срочное поручительство не прекращается по истечении срока, на который оно дано”. Данный вывод представляется противоречащим п. 4 ст. 367 ГК РФ и поэтому не подвергается анализу. Полагаем, что признание поручительства обязательством с подвижным сроком исполнения приведет к дестабилизации гражданского оборота, поскольку, оказавшись заложником своего положения, “бесконечно” обязанный поручитель будет вынужден нести обязательство необозримо долгий срок, вследствие чего поручительство не будет столь часто применяться на практике, как сейчас. Данная ситуация может привести также к тому, что каждый субъект гражданского права или правоприменительный орган будет считать срок окончания поручительства не просто плавающим, а произвольно, в зависимости от собственного понимания этой “потенциальности” срока исполнения, будет устанавливать в каждой конкретной ситуации момент исполнения обязательства поручителя, и для кого-то это будет срок окончания основного обязательства, а для кого-то – уплаты процентов по нему, а кто-то остановится на традиционной конструкции ст. 367 ГК РФ. Справедливости ради следует отметить, что подобное мнение не нашло широкого распространения среди научной общественности, и те авторы, которые посвящают свои работы проблематике прекращения поручительства, все-таки настаивают на срочном характере поручительства, причем отмечают, что срок поручительства, предоставляя кредитору строго определенное время для реализации своего права, имеет своим назначением “уничтожение” кредиторских прав в отношении поручителя в случае не заявления соответствующего требования. Принимая во внимание сказанное, а кроме того, невозможность рассмотрения поручителя в роли нарушителя прав кредитора, в сроке действия поручительства стоит видеть пресекательный срок.

Несмотря на то что в научной литературе нормы о сроке поручительства продолжают подвергаться анализу, данному обстоятельству в судебной практике уделено не так много внимания. Можно сказать, что только арбитражным судам удалось выработать правильную и единообразную позицию по поводу соотношения срока действия поручительства со сроком действия основного обязательства. Очевидно, что субъекты гражданского оборота, выступая кредиторами по основному обязательству, желали бы иметь поручительство так долго, как это позволила бы ситуация. В связи с этим появились формулировки в договорах поручительства относительно срока его действия, общий смысл которых сводится к следующему: срок действия поручительства совпадает со сроком действия основного обязательства (либо с моментом его исполнения). Данная формулировка противоречит гражданско-правовому пониманию срока как даты или периода времени, определенного календарными датами, либо же указанием на событие, которое неизбежно должно наступить (ст. 190 ГК РФ). К такому пониманию срока действия поручительства пришел еще в 1998 г. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, указав в п. 2 Информационного письма от 20 января 1998 г., что условие договора о действии поручительства до фактического исполнения обеспечиваемого обязательства не может рассматриваться как устанавливающее срок действия поручительства, поскольку не соответствует требованиям ст. 190 Кодекса.

Примером негативных последствий отсутствия правового единообразия может служить судебная практика судов общей юрисдикции. В частности, Президиум Московского городского суда рассмотрел дело по жалобе конкурсного управляющего открытого акционерного общества “АБ Инкомбанк”, которое предоставило сотруднику банка Д. кредит в 20 000 долл. США на 3 года под 20% годовых (кредитный договор N 799/кс от 10 сентября 1997 г.) Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм ГК РФ о поручительстве, от 20 января 2008 г. N 28 // Вестник ВАС РФ. -2008. – № 3..

Исполнение обязательств по кредитному договору было обеспечено поручительством гражданина Я., с которым 10 сентября 1997 г. банк заключил договор поручительства N 799/п. В соответствии с условиями договора поручитель обязался перед банком отвечать за неисполнение или ненадлежащее исполнение заемщиком обязательств по кредитному договору в полном объеме.

Поскольку заемщик свои обязательства исполнил лишь частично, конкурсный управляющий ОАО “АБ Инкомбанк” обратился в Тимирязевский районный суд г. Москвы с иском о взыскании с поручителя и заемщика суммы задолженности по кредитному договору.

Решением суда от 6 ноября 2003 г. исковые требования были удовлетворены: с заемщика и поручителя были взысканы солидарно сумма основного долга и проценты в рублях по курсу Центрального банка Российской Федерации на день исполнения решения суда.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 января 2004 г. решение Тимирязевского районного суда было оставлено без изменения.

Данные судебные акты были обжалованы поручителем. В надзорной жалобе отмечалось, что суды не приняли во внимание положение п. 4 ст. 367 ГК РФ о том, что поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока.

Определением Московского городского суда от 5 октября 2004 г. дело было передано для рассмотрения в Президиум Московского городского суда.

Президиум Московского городского суда нашел мотивы, изложенные в надзорной жалобе, обоснованными, а судебные постановления – подлежащими отмене по следующим основаниям.

Удовлетворяя исковые требования и возлагая ответственность по взысканию долга солидарно на должника и поручителя, суд исходил из того, что договором поручительства определен срок окончания действия договора поручительства – датой исполнения обязательств по названному договору в полном объеме. Президиум Московского городского суда отметил, что данное условие договора о сроке окончания договора поручительства не соответствует закону Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм ГК РФ о поручительстве, от 20 января 2008 г. N 28 // Вестник ВАС РФ. -2008. – № 3..

Согласно положениям договора кредит был предоставлен до октября 2000 г. (п. 2.1 договора). Кредитор должен был обратиться с иском в суд не позднее октября 2001 г. Иск был предъявлен лишь в 2003 г. Следовательно, согласно п. 4 ст. 367 ГК поручительство прекратилось. При новом рассмотрении данного дела суд должен исходить из того, что ответчиком является только заемщик, который обязан возвратить невыплаченную сумму кредита и сумму процентов за пользование чужими денежными средствами.

Данная позиция Президиума Московского городского суда не противоречит проанализированным выше положениям, п. 2 Обзора практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве.

Диаметрально противоположным примером разрешения сходного до смешения по содержанию спора является следующее, рассмотренное Таганрогским городским судом дело. Гр-н С. обратился в Таганрогский городской суд с иском к должнику – гр-ну Д. по денежному обязательству и поручившемуся за него акционерному обществу о взыскании суммы долга по договору займа и процентов по нему. Акционерное общество предъявило встречный иск к гр-ну С. о признании недействительными договоров поручительства.

Решением Таганрогского городского суда исковые требования гр-на С. были удовлетворены частично. И с гр-на Д. в пользу гр-на С. были взысканы суммы займов и проценты по ним, договоры поручительства были признаны недействительными. Обосновывая недействительность договоров поручительства в мотивировочной части решения, суд первой инстанции, ссылаясь на п. 4 ст. 367 ГК РФ, отметил, что поручительство прекращается по истечении в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается по истечении года со дня наступления срока исполнения основного обязательства. Таганрогский городской суд обратил внимание на то, что в соответствии с материалами дела срок действия спорного договора поручительства совпадает со сроком действия основного договора (договора займа), сроки действия займа истекли 30.01.2003 и 08.02.2003, а гр-н С. обратился в суд лишь 15.09.2005.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами Таганрогского городского суда в части истечения сроков поручительства и признания договоров поручительства недействительными.

Надзорная инстанция дала иную оценку выводам первой и второй инстанций, определив, что правовых оснований для освобождения акционерного общества от гражданско-правовой ответственности по договорам поручительства не имеется, поскольку согласно условиям договоров поручительство прекращалось с исполнением основного обязательства. А поскольку исполнения договора займа не произошло, то и поручительство не могло прекратиться. Вследствие вышеизложенного надзорная инстанция направила дело на новое рассмотрение с новым составом судей.

При повторном рассмотрении решением Таганрогского городского суда от 26.04.2007 исковые требования кредитора – гр. С. в части взыскания денежных сумм с поручителя были удовлетворены. Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда оставила решение суда первой инстанции в силе, а Президиум Ростовского областного суда оставил без удовлетворения надзорную жалобу поручителя – акционерного общества.

Примечательно, что высшая судебная инстанция судов общей юрисдикции – Верховный Суд РФ – заняла аналогичную позицию, не найдя в действиях вышеперечисленных инстанций нарушения единства судебной практики.

Приведенные примеры судебной практики дают основания для формирования следующих выводов. Получается, что судьба применения нормы ст. 190, п. 4 ст. 367 ГК РФ зависит полностью от того, к подведомственности какого судебного органа – арбитражного суда или суда общей юрисдикции – будет отнесено то или иное гражданское дело. При этом участники арбитражного процесса могут рассчитывать на единообразное применение указанных норм, поскольку имеется опубликованная позиция Высшего Арбитражного Суда РФ по этому вопросу, соответствующая мнению большинства научной общественности, как было нами уже отмечено выше, в то время как участники процесса в судах общей юрисдикции будут вынуждены полагаться на волю каждого конкретного суда. Если принять во внимание, что применительно к последнему приведенному в качестве примера делу позиция Верховного Суда РФ прямо противоположна позиции Высшего Арбитражного Суда РФ, то становится очевидным, что данное положение вещей не может позитивно сказываться на гражданском обороте.

На наш взгляд, не является двусмысленной норма ст. 190 ГК РФ, устанавливающая срок как дату или период времени, определенный календарными датами, либо же указанием на событие, которое неизбежно должно наступить. В равной степени представляется очевидным тот факт, что исполнение обязательства, обеспеченного поручительством, основным должником не может наступить неизбежно, в противном случае поручительство утратило бы всякий смысл. В свете вышеизложенного полагаем, что Верховному Суду РФ необходимо уточнить свою позицию по данному вопросу в целях придания единообразия судебной практике и согласованности с научным пониманием сроков окончания договоров поручительства.

Ссылка на основную публикацию
×
×
Adblock
detector