Статья 110 УК РФ судебная практика
Novie-adresa.ru

Строительный портал

Статья 110 УК РФ судебная практика

Статья 110. Доведение до самоубийства

1. Доведение лица до самоубийства или до покушения на самоубийство путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего –

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до семи лет или без такового либо лишением свободы на срок от двух до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до семи лет или без такового.

2. То же деяние, совершенное:

а) в отношении несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного;

б) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

в) в отношении двух или более лиц;

г) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

д) в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетях (включая сеть “Интернет”), –

наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до десяти лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового.

Комментарий к ст. 110 УК РФ

Доведение до самоубийства причиняет смерть или создает угрозу причинения смерти другому человеку. Признаки объекта этого преступления идентичны рассмотренным выше признакам объекта основного состава убийства (см. комментарий к ст. 105 УК РФ). Потерпевшим от преступления является любое лицо вне зависимости от его возраста, состояния здоровья и взаимоотношений с виновным. Доведение до самоубийства двух или более потерпевших, если эти деяния связаны единым умыслом, намерением и совершаются, как правило, одновременно, не образуют множественности и квалифицируются как одно преступление; в противном случае содеянное должно квалифицироваться по совокупности преступлений.

Объективная сторона доведения до самоубийства выражается деянием в форме действия или бездействия, последствий в виде самоубийства или покушения на самоубийство потерпевшего и причинной связи между ними.

Самоубийство или покушение на самоубийство – альтернативные последствия преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ. Вид последствия на квалификацию не влияет, но может быть учтен при назначении уголовного наказания.

Самоубийство представляет собой сознательное (умышленное) лишение потерпевшим себя жизни. В отличие от убийства причиной смерти в данном случае являются действия самого потерпевшего. Важно, чтобы эти действия были специально направлены на лишение себя жизни. В силу этого не могут квалифицироваться как доведение до самоубийства, даже при наличии соответствующих действий виновного, ситуации, когда смерть потерпевшего является результатом его собственных неосторожных действий (например, когда потерпевший, спасаясь от жестокого обращения, выпрыгивает из окна).

Покушение на самоубийство – это неудавшаяся, реальная попытка лишить себя жизни, когда потерпевший выполнил все действия, направленные на причинение себе смерти, но она не наступила по независящим от него обстоятельствам.

Если действия виновного привели лишь к приготовлению потерпевшего к самоубийству либо если потерпевший лишь инсценировал покушение на самоубийство, ст. 110 УК РФ не может быть вменена; виновный в этом случае подлежит ответственности, если в его действиях содержится иной состав преступления (побои, клевета и др.).

Доведение до самоубийства предполагает наличие непосредственной причинной связи между фактом самоубийства или покушения на него и преступными действиями обвиняемого.

Обязательным признаком состава является способ совершения преступления. Самоубийство на почве личных отношений между потерпевшим и обвиняемым не может быть поставлено последнему в вину, если не будет установлено, что самоубийство явилось результатом жестокого или иного подобного обращения обвиняемого с потерпевшим. Обращение виновного с потерпевшим носит общественно опасный и противоправный характер, а потому не может квалифицироваться по ст. 109 УК РФ как самоубийство в результате правомерных действий со стороны третьих лиц (например, самоубийство после правомерного увольнения, привлечения к ответственности и т.д.).

Закон дает исчерпывающий, но альтернативный набор способов доведения до самоубийства: угрозы, жестокое обращение, систематическое унижение чести и достоинства.

Угрозы представляют собой противоправное, общественно опасное, информационное воздействие на психику потерпевшего, заключающееся в обнаружении субъективной решимости причинить вред его правоохраняемым интересам. Важно, что законодатель говорит об угрозах как способе доведения до самоубийства во множественном числе, в связи с чем представляется, что единичный случай угрозы со стороны виновного еще не является основанием для вменения ст. 110 УК РФ. По своему содержанию это могут быть угрозы применением насилия, уничтожения или повреждения имущества, распространения нежелательных к огласке сведений, лишения материальной помощи и т.д. В составе доведения до самоубийства угрозы не подкрепляются выдвижением каких-либо конкретных требований со стороны виновного (например, передачи имущества, вступления в сексуальные отношения и т.д.); в противном случае содеянное подлежит квалификации по иным статьям УК РФ в соответствии с направленностью умысла (например, грабеж, изнасилование и т.д.). Форма выражения угроз может быть любой – устная, письменная и др. По своим характеристикам угрозы должны быть реальными и действительными; они могут носить непосредственный или опосредованный временем характер. Для квалификации преступления следует установить, что угрозы воспринимались потерпевшим как представляющие реальную опасность для его существования.

“Жестокое обращение” является оценочным признаком, характеризующим безжалостное, грубое поведение виновного, причиняющее потерпевшему физические и психические страдания. Жестокое обращение предполагает некоторую систему поступков, которые сами по себе могут выражаться как в действии (побои, принуждение к труду, выдворение из дома и др.), так и в бездействии (непредоставление еды, одежды и др.). Именно система поступков, связанных единым умыслом, отражает общую линию поведения субъекта и может свидетельствовать о характере его обращения с потерпевшим. Позиция Верховного Суда РФ в этом случае однозначна: единичные случаи нанесения побоев, даже если после них потерпевший покончил с собой, не могут рассматриваться как жестокое обращение . Жестокое обращение может сопровождаться единичными или систематическими фактами применения насилия к потерпевшему. Если это насилие не выходит за пределы основного состава причинения средней тяжести вреда здоровью, оно не требует дополнительной уголовно-правовой оценки. Если жестокое обращение носило характер квалифицированного истязания, квалифицированного причинения вреда здоровью средней тяжести, сопровождалось причинением тяжкого вреда здоровью, сексуальным насилием, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 110 УК РФ, а также ч. 2 ст. 112, ч. 2 ст. 117, ст. ст. 111, 131, 132 УК РФ. Если при доведении до самоубийства жестокое обращение осуществлялось в отношении несовершеннолетнего лицом, на которое возложены обязанности по его воспитанию, дополнительной квалификации по ст. 156 УК РФ не требуется.

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РСФСР по делу О. // Вопросы уголовного права и процесса в практике Верховных Судов СССР и РСФСР. 1938 – 1978. Изд. 3-е, доп. и перераб. / Сост. С.В. Бородин, Г.А. Левицкий. М., 1980. С. 166; Определение Судебной коллегии Верховного Суда РСФСР по делу Галина // Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации / Сост. С.В. Бородин, И.Н. Иванова. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2005. С. 459.

Систематическое унижение человеческого достоинства – это совершенные три и более раза, связанные единым умыслом и отражающие единую линию поведения субъекта проявления унизительного обращения с потерпевшим. Оно может выражаться в нанесении оскорблений, распространении клеветнических сведений, травле, несправедливой критике и т.д. Не может быть признано унижением человеческого достоинства сообщение или распространение в приличной форме правдивых сведений, умаляющих достоинство потерпевшего. Если унижение человеческого достоинства сопровождалось совершением деяний, содержащих признаки составов уголовно наказуемой клеветы или оскорбления, дополнительной квалификации по ст. ст. 129, 130 УК РФ не требуется.

Субъективная сторона доведения до самоубийства характеризуется умышленной формой вины . Согласно закону уголовной ответственности за доведение до самоубийства подлежит лицо, совершившее это преступление с прямым или косвенным умыслом. Виновный сознает, что указанным в законе способом принуждает потерпевшего к самоубийству, предвидит возможность или неизбежность лишения им себя жизни и желает (прямой умысел) или сознательно допускает наступление этих последствий либо относится к ним безразлично (косвенный умысел).

В науке существует мнение о возможности доведения до самоубийства по неосторожности. См.: Сташис В.В., Бажанов М.М. Уголовно-правовая охрана личности. Харьков, 1976. С. 78.

Субъектом доведения до самоубийства выступает физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста (субъект общий). Если отношения между виновным и потерпевшим характеризовались зависимостью последнего, то обстоятельство в силу п. “з” ч. 1 ст. 63 УК РФ должно быть признано отягчающим наказание.

Судебная практика по статье 110 УК РФ

Так, как видно из показаний допрошенных в суде в качестве свидетелей следователей Х. и П. руководителя следственного отдела Ш. заместителя начальника ОВД по . району В. какое-либо давление на Фомина А.В. и Артемова Ю.В. не оказывалось. Ссылки осужденных о непринадлежности им подписей на протоколах следственных действий являются необоснованными. Постановлением следователя СУ СК РФ по Орловской области от 16 ноября 2016 г. в возбуждении уголовного дела в отношении Ш. и В. по сообщению о совершении преступлений, предусмотренных ст. 110, ч. 1 ст. 286 УК РФ, отказано за отсутствием состава преступлений.

постановлением заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 15 мая 2018 года удовлетворен запрос Министерства юстиции Итальянской Республики о выдаче Геджадзе для привлечения к уголовной ответственности за ограбление при отягчающих обстоятельствах по ст. 110, ст. 628 (абзацы первый, третий и третий bis), за причинение тяжких телесных повреждений по ст. 61 (абзац первый п. 2), ст. ст. 110, 582, 585 УК Итальянской Республики. В выдаче Геджадзе для привлечения к уголовной ответственности за лишение человека личной свободы по ст. 61 (абзац первый п. 2, ст. ст. 110, 605 УК Итальянской Республики) было отказано.

В кассационной жалобе осужденный Зязев Е.Ю. оспаривает законность и обоснованность состоявшихся судебных решений. По мнению осужденного, выводы суда о том, что именно его действия, связанные с нерегистрацией сообщения К. о сидящих молодых людях на ограждении балкона и неотправка наряда к месту происшествия, явились причиной смерти потерпевших. Полагает, что данные выводы основаны на предположениях, ненадлежащего исполнения своих обязанностей он не допускал, действовал в соответствии с должностной инструкцией, поступившее сообщение не носило криминальный характер, поэтому и не было записано в журнал сообщений. Обращает внимание на то обстоятельство, что о случившемся сообщил начальнику дежурной смены, судом не установлены причины самоубийства потерпевших, причинная связь между его действиями и наступившими последствиями отсутствует. При постановлении приговора суд также не учел, что Следственным комитетом по Тюменской области продолжается расследование уголовного дела, возбужденного по ст. 110 УК РФ. Кроме того, при повторном рассмотрении уголовного дела, судом не были выполнены все указания вышестоящей инстанции.

4 июня 2018 г. старшим следователем Приморского следственного отдела на транспорте Дальневосточного следственного управления на транспорте Следственного комитета Российской Федерации вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по части 1 статьи 263 Уголовного кодекса Российской Федерации (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского и внутреннего водного транспорта и метрополитена) по пункту 2 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с отсутствием в деянии состава преступления; по статье 110 Уголовного кодекса Российской Федерации (доведение до самоубийства) – по пункту 1 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации ввиду отсутствия события преступления.

17 июля 2017 г. по факту смерти Игнатьева Д.В. старшим следователем Канашского межрайонного следственного отдела следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Чувашской Республике было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного пунктом “а” части 2 статьи 110 Уголовного кодекса Российской Федерации (доведение до самоубийства) (л.д. 45).

Статья 110 УК РФ – доведение до самоубийства. Комментарии Федерального Судьи / Юргруппа МИП

110-я статья Уголовного кодекса – короткая, в ней даже нет разделов. Чтобы глубже понять суть преступления и некоторые нюансы, желательно вчитаться в комментарии. Именно там рассматриваются способы доведения человека до такого состояния, когда жизнь полностью теряет смысл.

Способы доведения до самоубийства

Угрозы

Неважно, в чём заключаются. Развод, увольнение, выселение из жилища, увечья, компрометация и так далее. Шантаж может быть довольно мелким, и тогда важен его систематический характер. И наоборот, даже серьёзную, но однократную угрозу криминалисты не во всех случаях посчитают причиной самоубийства. Форма (устная/письменная, анонимная/открытая) также не важна.

Читать еще:  Кто платит судебные издержки истец или ответчик

Жестокое обращение

Здесь важно, что преступник действительно стремился внушить жертве мысль о прекращении собственной жизни. В некоторых случаях жестокость злоумышленника могут сделать отдельным составом преступления. Всегда ли речь идёт о вреде здоровью? Вовсе нет: если жертву морили голодом, сексуально понуждали, безосновательно отправили в «психушку», то это тоже жестокое обращение.

Столь же разнообразны формы унижения достоинства жертвы. Неважно, идёт речь об оскорблениях, насмешках или других подобных действиях.

Особенности состава преступления

Рассмотрим некоторые особенности при проведении процессуальных проверок и возбуждении уголовного дела.

Так, человек на грани самоубийства обращается в полицию и называет своего мучителя. Будет проверка, следствие, сбор доказательств и суд.

Однако 110-я статья УК РФ о доведении до самоубийства не будет вменена. Объективным признаком указанной статьи называют собственно самоубийство/его попытку.

Ещё тонкость. Допустим, один человек знает о преступлении другого и сообщает о намерении подать заявление в полицию. Если скрывшийся преступник в результате угрозы «сдачи» станет самоубийцей, его разоблачитель отвечать по 110-й статье не будет.

Следующий нюанс касается сразу трёх различных ситуаций. Если до самоубийства доведён малолетний ребёнок или невменяемый гражданин, то виновный в этом ответит за убийство.

То же можно сказать о физическом принуждении к самоубийству. Если жертва хочет жить, но её буквально заставляют себя убить, то отвечать преступник будет по 105-й статье.

Далее мы поговорим о тонкостях расследования доведения до самоубийства.

Расследование преступления

Каждый случай предполагаемого самоубийства требует тщательной проверки. Могут возникнуть сразу три версии: «чистое» самоубийство, инсценировка или суицид как результат чьей-то посторонней злой воли.

Почему может возникнуть подозрение, что самоубийство «не настоящее»? Вот некоторые причины:

  • графологическая экспертиза предсмертного письма выявит подделку почерка или написание под диктовку;
  • найдутся свидетели, которые расскажут о негативном воздействии на самоубийцу (домашние конфликты, насилие, проблемы на работе и так далее);
  • дополнительную информацию дадут результаты вскрытия.

О вынужденном суициде могут заявить родные, близкие жертвы. Следователь обязан отнестись к таким сообщениям с полным вниманием и всё проверить. Основные методы – опрос людей из окружения самоубийцы, выяснение ключевых обстоятельств жизни.

Срок за доведение до самоубийства. Уголовная ответственность

Максимальное наказание за совершение данного преступления установлена законодателем в виде 5 лет лишения свободы.

Ещё один вариант – ограничение свободы (не более трёх лет).

Как показывает анализ приговоров, максимальное наказание назначается в исключительных случаях, при наличии в действиях виновного лица рецидива преступлений. В остальных же случаях суды ограничиваются наказанием в виде 2-3 лет лишения свободы, иногда, при наличии смягчающих наказание обстоятельств, можно отделаться и вовсе условным сроком.

На такой же срок могут быть назначены принудительные работы.

Доведение до самоубийства – преступление средней тяжести. Его расследование может оказаться нелёгкой задачей. Криминалисты утверждают, что частота таких преступлений нарастает, в том числе среди подростков.

Судебная практика

Приведем несколько интересных примеров осуждения лиц по указанной статье.

Так, в 2007 году после долгого разбирательства Красносельский суд Петербурга вынес решение по нашумешему делу учительницы Веры Новак — она была приговорена к четырем годам условно; кроме того, должна была выплатить пострадавшим 300 тысяч рублей. Новак признали виновной в доведении до самоубийства ученика Романа Лебедева. В 2005-м четырнадцатилетний Роман покончил с собой, бросившись под поезд. В предсмертной записке он утверждал, что не может больше терпеть унижения со стороны своей классной руководительницы. Сама учительница свою вину полностью отрицала.

По мнению следствия, в этой истории были и другие пострадавшие: по крайней мере, двое одноклассников Романа Лебедева подтвердили, что учительница Новак оскорбляла и унижала детей (всего следствие доказало 15 эпизодов избиения детей и оскорблений в их адрес).

На суде бабушка погибшего школьника рассказывала, что, пока шло следствие, ей и ученикам, давшим показания, неоднократно угрожали, их оскорбляли и унижали. Кроме того, сотрудники школы, в которой учился Лебедев, распространяли ложные сведения о том, что мальчик употреблял наркотики, был игроманом и задолжал крупную сумму денег. Помимо приговора учительнице Вере Новак суд вынес частное определение: в школе царит нездоровая, пагубно влияющая на психическое здоровье детей обстановка. Кто и что должен с этим делать, суд не уточнил.

В октябре 2014 года один из районных судов Москвы признал супружескую пару виновной в доведении до самоубийства своего девятилетнего сына. Следствию удалось доказать, что мама и папа систематически избивали ребенка, обзывали его, заставляли выполнять работу, часто непосильную. По версии следствия, последней каплей стало уличное происшествие: девятилетний мальчик задел и уронил на улице чей-то мопед. Хозяин мопеда стал требовать от родителей возмещения ущерба, те, в свою очередь, обрушили гнев на ребенка. Как было сказано в сообщении прокуратуры, «зная, что за этим последует суровое наказание от родителей, ребенок 19 октября 2004 года покончил жизнь самоубийством».

Суд приговорил мать ребенка к четырем годам заключения, а отца — к 5,5 года лишения свободы в колонии общего режима.

Суд по одному из первых российских дел о доведении до самоубийства в интернете, о котором стало известно широкой публике, завершился в декабре 2011 года в Сочи. 31-летняя Анна Симоненко обвинялась в том, что зарегистрировалась в социальной сети «Одноклассники» под разными вымышленными именами, чтобы отомстить бросившему ее возлюбленному. На странице юноши, который в момент ссоры с Симоненко только что вернулся из армии, женщина публиковала информацию о том, что он придерживается «нетрадиционной сексуальной ориентации».

В результате бывший возлюбленный Симоненко решил, что его честь опорочена и он должен покончить жизнь самоубийством. Об этом он не раз говорил своим близким. 21 марта 2010 года молодой человек исполнил свое намерение и повесился.

В ходе следствия было установлено, что Анна Симоненко, в прошлом занимавшаяся проституцией, познакомилась с молодым человеком, когда ему было 16 лет. Вскоре после этого знакомства его призвали в армию. Вернувшись, юноша узнал, что Симоненко беременна, и девушка заявила, что именно он — отец ребенка. Тот факт, что молодой человек провел больше года в армии, да еще и (по утверждению СК РФ по Краснодарскому краю) был бесплодным из-за перенесенной в детстве операции, Симоненко не смутил. Сперва она вынудила родственников юноши дать ей четыре с половиной тысячи рублей на аборт, а затем стала преследовать молодого человека в «Одноклассниках».

Суд приговорил Анну Симоненко к году и девяти месяцам колонии-поселения и штрафу в размере 800 тысяч рублей.

В 2016 году в Москве свекровь получила шесть месяцев колонии за доведение невестки до самоубийства. Жительница одного из районов Москвы Наталья Волошина после свадьбы сына осталась жить вместе с молодой семьей. Как выяснило следствие, на протяжении почти двух лет (с апреля 2013 года по июнь 2015-го) этой сложной семейной жизни Волошина постоянно унижала невестку: оскорбляла ее, нецензурно бранила, требуя, чтобы женщина отказалась от родительских прав на собственного ребенка. По сообщениям прокуратуры, Волошина также неоднократно предлагала невестке свести счеты с жизнью, чем «ввела ее в состояние острой безвыходности», которое, как выразилась старший помощник прокурора Ростовской области по взаимодействию со СМИ Оксана Сухарева, «возникло на фоне хронического и постоянно нарастающего психического напряжения».

В результате 6 июня 2015 года невестка Волошиной не выдержала травли и повесилась в своем доме. Трехлетняя дочка Волошиной — после того, как ее бабушку отправили в колонию-поселение — осталась жить с отцом.

13 октября 2016 года специальная комиссия завершила расследование причин самоубийства следователя отдела полиции одного из районов Москвы. За полтора месяца до того, 22 августа, 34-летний мужчина покончил с собой в своем рабочем кабинете. На видео, опубликованном на его странице в соцсети, следователь сообщал, что это решение связано с усталостью и разногласиями с руководством.

По этому факту было возбуждено уголовное дело по статье «доведение до самоубийства» — однако специальная проверка состава преступления не выявила: как сообщили в пресс-службе МВД, «вины непосредственного руководителя следственного подразделения и руководителя территориального отдела полиции в самоубийстве сотрудника не установлено». Тем не менее бывшего руководителя суицидента уже после того, как уголовное дело было закрыто, перевели на новое место работы.

Решение

Дата опубликования: 5 декабря 2011 г.

Целинский районный суд Ростовской области

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

п. Целина 25 июля 2011 года

Целинский районный суд Ростовской области в составе:

председательствующего судьи Кравцова К.Н.,

с участием государственного обвинителя – заместителя прокурора Целинского района Ростовской области Смирнова В.А.,

подсудимого Фрейнталь В.В.,

защитника-адвоката Вакулова А.С., представившего удостоверение № и ордер № от 19 июля 2011 года,

при секретаре Глущенко В.А.,

рассмотрев материалы уголовного дела в отношении

Фрейнталь В.В., года рождения, уроженца , , зарегистрированного и проживающего по адресу: , , , , , ранее не судимого,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст.110 УК РФ,

Фрейнталь В.В., осознавая общественную опасность своих действий, которыми побуждал Т. к самоубийству, предвидя возможность лишения ее себя жизни, так как она высказывала намерения и предпринимала попытки покончить жизнь самоубийством и сознательно допуская наступления этих последствий и относясь к ним безразлично, сожительствуя с Т., в период времени с января 2005 года по 10 ноября 2009 года, жестоко обращался с Т. и унижал ее человеческое достоинство, систематически применяя в указанный период времени к Т. физическое насилие не менее одного раза в месяц, а конкретно: 9 мая 2005 года Фрейнталь В.В., находясь напротив домовладения, расположенного по адресу: , будучи в состоянии алкогольного опьянения, беспричинно стал оскорблять Т., а затем нанес удар в область лица Т., от которого последняя упала на землю. В августе 2007 года, Фрейнталь В.В., находясь по адресу: , будучи в состоянии алкогольного опьянения, стал беспричинно оскорблять Т., а затем нанес удар рукой в область лица Т., на что последняя высказала ему свои намерения покончить жизнь самоубийством, ввиду жестокого обращения с ней и предприняла попытку покончить жизнь самоубийством, однако ее покушение на самоубийство было пресечено действиями Фрейнталь В.В. В ноябре 2007 года, Фрейнталь В.В., находясь на , будучи в состоянии алкогольного опьянения, вследствие внезапно возникшей ссоры, стал оскорблять Т. нецензурной бранью, а затем нанес удары кулаками и ногами по лицу и телу Т.

10 ноября 2009 года, после обеда, Фрейнталь В.В., находясь в домовладении по адресу: , будучи в состоянии алкогольного опьянения, в ходе возникшей ссоры, стал беспричинно оскорблять Т., а затем нанес неоднократные удары кулаками по лицу и телу Т., причинив ей согласно заключению эксперта № от 25 апреля 2011 года кровоподтеки, ссадины лица, ссадины нижних конечностей.

Также Фрейнталь В.В. в период времени с января 2005 года по 10 ноября 2009 года, систематически унижал человеческое достоинство Т., постоянно оскорбляя ее грубой нецензурной бранью, в том числе и в присутствии посторонних лиц.

В результате указанных противоправных действий Фрейнталь В.В., в период времени с 23 часов 00 минут до 23 часов 50 минут 10 ноября 2009 года Т., находясь в состоянии сильной эмоциональной напряженности, вызванной длительной психотравмирующей ситуацией, ввиду жестокого обращения с нею Фрейнталь В.В., выраженного в систематическом причинении им ей телесных повреждений и систематического унижения человеческого достоинства, в том числе в присутствии посторонних лиц, покончила жизнь самоубийством в летней кухне домовладения по адресу: .

Подсудимый Фрейнталь В.В. в судебном заседании свою вину признал в полном объеме и поддержал ходатайство, заявленное им после ознакомления с материалами уголовного дела в порядке ст.217 УПК РФ о применении особого порядка судебного разбирательства.

Читать еще:  Упрощенная процедура рассмотрения дела в арбитражном суде

Фрейнталь В.В. пояснил суду, что он поддерживает заявленное им ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, данное ходатайство заявлено им добровольно, после консультации с защитником, последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства он осознает.

В судебном заседании защитник Вакулов А.С. поддержал ходатайство подсудимого Фрейнталя В.В.

Государственный обвинитель Смирнов В.А. не возражал против постановления судом приговора без проведения судебного разбирательства.

От потерпевшего П. поступило заявление, согласно которому, он не возражает против рассмотрения судом дела в особом порядке, просит назначить наказание на усмотрение суда.

Фрейнталь В.В. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ст.110 УК РФ, наказание за которое не превышает 10 лет лишения свободы.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу, что установленные уголовно-процессуальным законом требования, при которых Фрейнталь В.В. заявил ходатайство о применении особого порядка принятия судебного решения, соблюдены.

Как следствие, суд принимает решение о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке.

Суд приходит к выводу, что обвинение, предъявленное Фрейнталь В.В. является обоснованным и квалифицирует деяние подсудимого по ст.110 УК РФ – доведение лица до самоубийства путем жестокого обращения и систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего.

При назначении Фрейнталь В.В. наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, а также данные о личности подсудимого Фрейнталь В.В., который ранее не судим (т.2 л.д. 38-40), на учете у врача-психиатра и врача-нарколога не находится (т.2 л.д. 47,49), характеризуется отрицательно (т.2 л.д. 42).

В качестве обстоятельств, смягчающих Фрейнталь В.В. наказание, суд признает признание вины, раскаяние в содеянном, явку Фрейнталь В.В. с повинной (л.д. 6-8), активное способствование раскрытию преступления, является ветераном боевых действий.

Отягчающих обстоятельств не установлено.

Исходя из критериев назначения наказания, установленных ст.6, 60 УК РФ, суд приходит к выводу, что исправление подсудимого возможно только в условиях его изоляции от общества, поскольку менее строгий вид наказания из числа предусмотренных санкцией ст.110 УК РФ, не сможет обеспечить достижение целей уголовного наказания.

В соответствии с п. «а» ч.1 ст.58 УК РФ наказание Фрейнталь В.В. надлежит отбывать в колонии-поселении.

На основании изложенного и руководствуясь ст.316 УПК РФ,

Признать Фрейнталь В.В. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на два года с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Меру процессуального принуждения Фрейнталь В.В. обязательство о явке отменить.

Избрать Фрейнталь В.В. до вступления приговора в законную силу меру пресечения в виде заключения под стражу, взяв его под стражу в зале суда.

Срок наказания исчислять с 25 июля 2011 года.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Ростовский областной суд через Целинский районный суд Ростовской области в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, с момента получения им копии приговора.

В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Ответственность за доведение до самоубийства

Самоубийство ненаказуемо, ведь это желание лишить жизни себя самого. Если попытка совершить над собой насилие не удалась, человек не несет какой-либо ответственности. Но если к такому шагу человека подталкивают, а иногда даже вынуждают принять решение о наступлении смерти, такие действия уголовно наказуемы. О вопросах квалификации доведения до суицида и судебной практики по этой теме читайте в этой статье.

Статья 110 УК РФ – ответственность за доведение до суицида

Это основная статья, по которой можно привлечь человека за способствование принятию другим лицом решения о суициде. Необходимо отметить, что квалификация действий виновного лица практически всегда вызывает большие сомнения.

Например, когда парень бросает девушку после нескольких лет отношений, и девушка в итоге выбросилась из окна. Или отец ремнем бьет подростка, который прогуливает уроки, в отчаянии мальчик бросается под поезд. Будут ли действия парня и мужчины уголовно-наказуемыми? В каждой конкретной ситуации необходимо разбираться индивидуально. Одни и те же обстоятельства могут быть как преступным деянием, так и обычным житейским конфликтом, не подпадающим под признаки преступления.

Статья 110 УК РФ предусматривает ответственность за следующие действия лица, повлекшие самоубийство другого человека:

1. угрозы, то есть высказывания о наступлении в будущем каких-либо негативных последствий для потерпевшего. Это может быть угроза распространением определенных сведений, которые потерпевшему хотелось бы сохранить в тайне; увольнением с работы, применением насилия и т.д. Угрозы могут носить как непосредственный характер (при личной встрече), так и письменный, в виде сообщений, через переписку посредством электронной почты, в социальных сетях и т.д.

2. жестокое обращение – судебная практика понимает под ним физическое насилие, пытки, избиение, а также психологическое насилие – насмешки, издевательства и т.д.

3. систематическое унижение. Статья 21 Конституции РФ гласит, что достоинство личности охраняется государством, его умаление – нарушение одного из основных конституционных прав. Оскорбление, высмеивание – все это подпадает под унижение. Признак «систематичность» означает, что такие действия выполняются многократно, постоянно.

Иногда доведение до самоубийства сопряжено с другими преступлениями.

В некоторых ситуациях статьями уголовного закона уже охватывается доведение до суицида. Так, в статьях «превышение должностных полномочий» (ч. 3 ст. 286 УК РФ) и «изнасилование» (ч. 3 ст. 131 УК РФ) уже есть признак «причинившие иные тяжкие последствия». К примеру, если сотрудник колонии периодически избивает осужденного, который в конце концов решается на самоубийство, в действиях должностного лица будет только ч. 3 ст. 286 УК РФ, поскольку она охватывает тяжкие последствия, под которыми данном случае подразумевается суицид.

Ответственность по ст. 110 УК РФ наступает и в том случае, когда потерпевший сделал попытку умереть, но врачам удалось его спасти. В таких ситуациях тоже возникает ряд вопросов по квалификации: как понять, что человек действительно намеревался покончить с жизнью, а не делал лишь вид, зная, что его остановят или спасут? Все зависит от конкретных обстоятельств, указывающих на реальность действий и виновного, и пострадавшего.

Доказательствами могут быть любые сведения, указывающие на воздействие на человека, склонение его к принятию неверного решения уйти из жизни: письма, аудиозапись звонков, данные видеонаблюдения, показания свидетелей и иногда рассказ самого потерпевшего, который остался жив.

Добавим, что доведение до попытки самоубийства в судебной практике встречается крайне редко – те, кто остались в живых, не спешат подавать заявление в правоохранительные органы. Ответственность по ст. 110 УК РФ наступает с 16 лет, расследование дел этой категории производится следственным комитетом.

Наказание

Наказание за доведение человека до самоубийства зависит от квалифицирующих признаков.

Часть 1 ст. 110 УК РФ является простой формой преступления, без дополнительных признаков – то есть, когда потерпевшего вынуждают совершить самоубийство путем угроз, жестокого обращения или унижения. Наказание по этой части статьи может быть в виде лишение свободы от 2-х до 6-ти лет. В качестве дополнительного наказания может быть назначено лишение права занимать определенные должности на срок до 7 лет – обычно применяется в отношении должностных лиц, которые признаны виновными в преступлении.

Часть 2 ст. 110 УК РФ предусматривает более суровое наказание, которое может быть назначено в виде лишения свободы на срок от 7-ми до 12-ти с обязательным ограничением свободы до 2-х лет. Это означает, что после того, как осужденный отбудет срок лишения свободы, он обязан встать на учет в уголовно-исполнительную инспекцию и соблюдать в течение 2-х лет возложенные судом ограничения (не выезжать за пределы города, находиться в ночное время дома и т.д.). В качестве дополнительного наказания может быть назначен запрет занимать определенные должности на срок до 10 лет. По части второй статьи 110 УК РФ предусмотрены следующие квалифицирующие признаки (может быть только один из них или несколько сразу):

  • преступление в отношении несовершеннолетнего. Как и в других статьях Уголовного кодекса, деяние в отношении ребенка всегда наказывается строже, чем те же самые действия в отношении взрослого человека. Для ответственности виновного требуется наличие доказательств, свидетельствующих об осведомленности относительно реального возраста несовершеннолетнего.
  • в отношении лица, которое находится в беспомощном состоянии в силу своего здоровья, положения, материальной или другой зависимости от виновного и т.д. Например, пожилой человек, который не может за себя постоять и оказать стойкое сопротивление обидчику. Важно понимать, что если лицо беспомощно в силу своей психической болезни, не понимает и не осознает до конца, что совершает самоубийство, то преступник, толкающий его на смерть, фактически совершает убийство.
  • в отношении женщины, находящейся в состоянии беременности – для ответственности за преступление, состав которого предусматривает этот признак, необходимы доказательства осведомленности о беременности. Об этом могут говорить внешние признаки потерпевшей или близкие отношения виновного (например, когда к ответственности привлекается сожитель или муж).
  • в отношении двоих или более лиц. Доведение до самоубийства нескольких человек крайне редко встречается в практике. Вместе с тем, если умысел виновного был направлен на то, чтобы довести до суицида двоих или более человек, данный квалифицирующий признак будет ему инкриминирован.
  • преступление совершено группой лиц или организованной группой. Разница между «группой» и «организованной группой» заключается в том, что организованная группировка более устойчива, насчитывает обычно свыше 3-5 участников, четко распределены роли и функции, есть главный.
  • когда угрозы или унижение, направленные на достижение результата довести до суицида демонстрируются публично (в присутствии других лиц), в том числе через радио, телевидение, интернет (к примеру, ютуб-канал).

Если все действия, которые содержатся в статье, выполнены, но потерпевший в последнюю минуту меняет решение уйти из жизни, в действиях виновного будет покушение на доведение до самоубийства.

До июня 2017 года наказание, предусмотренное статьей 110 УК РФ, было сравнительно мягче. Так, за «простое» доведение до самоубийство судьи могли назначить максимум 3 года лишения свободы (сейчас – 6 лет). В конструкции преступления была только одна часть (первая), а все квалифицирующие признаки и часть вторая в целом отсутствовала, она была введена федеральным законом от 07.06.2017. Кроме того, этим же законом в 2017 году были введены в Уголовный кодекс РФ еще две дополнительные статьи, предусматривающие ответственность за склонение к суициду. Рассмотрим их подробнее.

Статья 110.1 УК РФ – склонение к самоубийству или содействие

Способом совершения преступления. Ответственность за склонение наступает вне зависимости, предпринял ли меры потерпевший покончить с жизнью или нет. Если в ст. 110 УК РФ способом является насилие, угрозы, унижение и жестокое обращение, то под склонением законодатель понимает:

  • уговоры – устные, письменные убеждения, могут быть через социальные сети или других лиц;
  • предложения – виновное лицо предлагает потерпевшему забраться на крышу дома, спрыгнуть и т.д.
  • подкуп – убеждает пойти на смерть взамен какого-либо блага – например, денег для родственников потерпевшего;
  • обман – введение в заблуждение, искажение событий. Например, когда до человека доводится неверная информация – матери намеренно сообщают, что ее ребенок умер, тогда как он жив, в результате чего женщина отравляет себя.

Этот перечень, содержащийся в части 1 ст. 110.1 УК РФ, является открытым, закон позволяет привлекать по данной норме и при других формах склонения. Например, в форме игры или квеста – интернет-сообществу известны так называемые «группы смерти» под названием «Синий кит», «Фея огня», действующие в социальных сетях. Создание этих интернет-групп было ориентировано на молодежную среду, в которой многократно участились случаи суицида.

Во второй части ст. 110.1 УК РФ предусмотрена ответственность за содействие совершению самоубийства путем:

  • совета. Например, когда виновный рекомендует, как лучше резать вены – вдоль или поперек, или с какого этажа «лучше» прыгать вниз.
  • указания. Одна из групп смерти, жертвами которой было несколько детей, покончивших с собой, ежедневно в одно и то же время присылала сообщения с указаниями, куда необходимо проследовать и как совершить суицид.
  • предоставлением информации. К примеру, когда потерпевшему сообщается о том, какие ощущения его ждут в «полете» с верхних этажей высотки, что будет в загробном мире и т.д.
  • предоставлением орудия совершения суицида – например, огнестрельного оружия или медицинского яда, с обещанием скрыть следы самоубийства и предметов.
Читать еще:  Узаконить перепланировку через суд список документов

По смыслу ч. 2 ст. 110.1 УК РФ, к моменту содействия потерпевшим уже принято решение уйти из жизни, а виновное лицо, вместо того, чтобы сообщить об этом в соответствующие органы или отговорить, помогает самоубийце. При этом такая «помощь» становится уголовно-наказуемой вне зависимости от последствий – неважно, наступила смерть потерпевшего или нет. Перечень способов содействия в части 2 ст. 110.1 УК РФ носит исчерпывающий характер.

Наказание, предусмотренное в Уголовном кодексе РФ за склонение или содействие к самоубийству, может быть назначено в виде лишения свободы до 2-х и до 3-х лет соответственно – получается, срок существенно меньше, чем за доведение до самоубийства. В то же время, в других частях статьи 110.1 УК РФ предусмотрено более суровое наказание за склонение или содействие суициду, в результате чего человек добровольно ушел из жизни. В зависимости от квалифицирующих признаков наказание может достигать 15 лет лишения свободы.

Статья 110.2 УК РФ – деятельность, направленная на побуждение к совершению самоубийства

Это вторая новая статья, введенная в действие федеральным законом от 07.06.2017. Судебной практики по данной норме немного, введена она была, как и ст. 110.1 УК РФ, в связи с массовыми суицидами подростков, новости о которых всплывали в 2016-1017 годах в разных городах.

Статья предусматривает ответственность за массовое распространение информации о способах суицида, а также за распространение призывов совершить самоубийство. Распространение может быть в газетах, журналах, листовках, в интернете и т.д.

Наказание, предусмотренное за такую противозаконную деятельность, может достигать 15-ти лет лишения свободы. При этом законодатель позволяет освобождать от ответственности тех лиц, которые добровольно, до возбуждения уголовного дела, прекратили распространение призывов и информации, активно сотрудничали со следствием в раскрытии преступлений.

Статья 110 УК РФ судебная практика

В соответствии со ст. 20 Конституции РФ каждому человеку гарантируется право на жизнь. Помимо Конституции РФ, охрану жизни человека осуществляет Уголовный кодекс РФ. Одной из задач данного законодательного акта является охрана прав и свобод человека и гражданина, так как право на жизнь является естественным правом каждого человека. В России самоубийство само по себе не является уголовно-правовым деянием, однако при наличии определенных условий оно попадает в сферу действия уголовного закона.

Актуальность обращения к данной тематике объясняется следующими факторами: 1. Резким увеличением количества самоубийств среди несовершеннолетних лиц. По сведениям МВД РФ, с начала 2017 г. зафиксирована работа около 1,4 тыс. «групп смерти» в социальных сетях, общая аудитория которых составила более 12 тыс. пользователей. Выявлено более 200 тыс. их публикаций в социальных сетях, получены сведения о 1,279 тыс. учетных записей администраторов таких групп [1]. 2. Сложностью квалификации составообразующего признака ст. 110 УК РФ — вины субъекта при совершении данного вида деяния. Проблематичность квалификации наличия данного признака является одной из причин «мертвости» данной статьи. В 2016 и в 2017 году по данной статье к уголовной ответственности привлечено всего по 15 человек [2].

Самоубийство – сознательное/умышленное лишение потерпевшим себя жизни. Причиной смерти являются действия самого потерпевшего, при этом важно, чтобы эти действия были специально направлены на лишение себя жизни. Покушение на его совершение – неудавшаяся, реальная попытка лишить себя жизни, когда потерпевший выполнил все действия, направленные на причинение смерти, но она не наступила по независящим от него обстоятельствам [3].

Полагаем, самым сложным и неопределенным по содержанию элементом в составе преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ, является субъективная сторона. Под нею понимается совокупность установленных уголовным законом признаков, характеризующих внутреннюю сторону общественно опасного посягательства, которая определяется конкретной формой вины, мотивом, целью, эмоциональным состоянием лица в момент совершения преступления.

Содержание субъективной стороны ст. 110 УК РФ вызывает наибольшие споры в теории уголовного права. Обязательным признаком субъективной стороны является вина. В научной литературе высказываются различные точки зрения о форме и виде вины лица, совершившего данное общественно-опасное деяние. Установление формы вины при совершении преступления, связанного с доведением до самоубийства или покушением на него, имеет важное значение для квалификации преступления, а, следовательно, и для установления виновности лица. В Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 27 января 1999 года № 1 «О судебной практике по делам об убийстве» указывается, что при назначении наказания суд суды обязаны учитывать вид умысла, мотив и цель преступления [4].

Ряд авторов высказывают мнение о том, что преступление, предусмотренное ст. 110 УК РФ, можно совершить в форме неосторожности: как по легкомыслию, так и по небрежности [5]. Они полагают, что данное преступление будет совершено по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий/бездействий, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, и по небрежности, если лицо не предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий/бездействий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия. Полагаем, что указанное преступление не может быть совершено по неосторожности, т.к. исходя из характера и способов его совершения, указанных в диспозиции ст. 110 УК РФ, виновное лицо целенаправленно и преднамеренно оказывает давление на потерпевшего. Также в соответствии с п. 2 ст. 24 УК РФ преступление считается совершенным только по неосторожности в случае, если это прямо предусмотрено в диспозиции статьи.

Исходя из смысла диспозиции ст. 110 УК РФ для привлечения лица к уголовной ответственности вина должна быть в виде прямого или косвенного умысла. Но этот вопрос в литературе также является дискуссионным.

По мнению В. Ш. Аюпова, субъективная сторона ст. 110 УК РФ характеризуется только умышленной формой, причем только в виде прямого умысла, — то есть виновный, сознавая общественно опасный характер своих действий, не только предвидит возможность и неизбежность наступления последствий в виде самоубийства потерпевшего, но и желает их наступления. Также автор считает неверным то, что данное деяние может быть совершено с косвенным умыслом, либо по неосторожности [6]. Отчасти его мнение правильное: в судебной практике исключается привлечение лица к уголовной ответственности по ст. 110 УК РФ при наличии неосторожной вины подсудимого в смерти потерпевшего. Так, гражданин Кузин Мещанским городским судом г. Москвы был осужден по ст. 110 и ч. 1 ст. 163 УК РФ. Приговор был обжалован, однако Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда приговор оставила без изменения. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений в части осуждения Кузина по ст. 110 УК РФ и прекращении дела за отсутствием в его действиях состава преступления. Из материалов дела видно, что у Кузина умысел был направлен на завладение имуществом потерпевшего, и он, угрожая потерпевшему, не желал наступления его смерти, он её не предвидел, хотя должен был и мог это предвидеть. Президиум Мосгорсуда судебные решения нижестоящих судов в этой части отменил [7]. По противоположному мнению Д. И. Эльмурзаева, доведение до самоубийства или покушение на него чаще всего совершается с косвенным умыслом, когда виновный осознает, что своими действиями провоцирует потерпевшего к самоубийству, предвидит возможность совершения им акта самоубийства или покушения на него, не желает этого, но сознательно допускает, что потерпевший покончит жизнь самоубийством или осуществит покушение на него, либо относится к этому безразлично [8].

В судебной практике наибольшее отражение находит точка зрения о том, что деяние ст. 110 УК РФ совершается с косвенным умыслом. Так, в 2016 году Красноармейский районный суд Чувашской Республики рассмотрел уголовное дело в отношении Ф., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 117 и ст. 110 УК РФ. Так Ф. причинил физические и психические страдания Ф. путем систематического нанесения побоев и иными насильственными действиями, т.е. совершил истязание, а также довел ее до покушения на самоубийство. Изучив все доказательства по делу, заслушав показания свидетелей, суд пришел к выводу, что Ф. осознавал общественную опасность своих действий, предвидел, с учетом эмоционального состояния жены Ф., возможности наступления общественно опасных последствий — возможности покушения жены на самоубийство, относясь к ним безразлично [9]. Аналогичным образом наличие косвенного умысла и безразличное отношение к наступлению последствий фиксируется судами и в случаях, когда потерпевшие ранее после избиений и унижений неоднократно предпринимали попытки самоубийства, о чём было известно виновным [10].

В свою очередь С.В. Бородин считает, что при наличии прямого умысла, «когда лицо ставит себе цель довести другое лицо до самоубийства, создает для этого все необходимые условия, содеянное следует квалифицировать как убийство». Т.е. обстоятельство, что потерпевший сам лишает себя жизни, не имеет никакого значения для квалификации преступного деяния [11]. Данное теоретическое положение требует существенного уточнения: в случае совершения исследуемого деяния с прямым умыслом виновный должен осознавать, что своими действиями провоцирует потерпевшего на самоубийство и желать наступления именно этого конкретного последствия. Полагаем, что данный вариант умысла не свидетельствует об однозначности квалификации таких его действий как убийства. Необходимо отметить, что вследствие систематического психологического и физического воздействия со стороны виновного на потерпевшего в условиях длительной психотравмирующей ситуации у него, как правило, развивается психическое заболевание в форме смешанного тревожного и депрессивного расстройства, что находит отражение в актах его посмертных судебно-психиатрических экспертиз [12]. Ослабленное состояние психики приводит потерпевшего к выбору суицида как средства разрешения тяжёлой ситуации. Но тем не менее у данного лица есть выбор и других способов решения проблемы. В вопросе разграничения разграничении доведения до самоубийства и убийства, предусмотренного ст. 105 УК РФ, следует признать правильным мнение Т. В. Кондрашовой о том, что «если, несмотря на жестокое обращение, у лица остается выбор: покинуть этот мир или продолжать жить и претерпевать все превратности бытия, включая жестокость со стороны определенных лиц, то речь может идти только о самоубийстве. Если же выбор делается лицом в обстановке крайней необходимости, т. е. лицо ставится перед фатальным выбором между двумя смертями (жертве предлагают либо избрать способ смерти, либо выбрать кто должен умереть: сам потерпевший или иное лицо), то содеянное может быть оценено лишь как убийство» [13]. В криминальном мире существует несколько способов казни в отношении вора в законе, допустившего нарушение установленных правил. «Первый – самый «гуманный». Осужденному вручают пистолет с одной пулей и предлагают сделать всю «пыльную работу» за братву» [14], т.е. совершить самоубийство. Такой вариант казни, без сомнения, должен квалифицироваться как убийство.

Полагаем, что в целях исключения судебных ошибок при установлении формы и вида вины субъекта исследуемого преступления, и установления единообразия практики правоприменения ст. 110 УК РФ необходимо добавить в пункт 3 Постановления Пленума Верховного суда РФ № 1 от 1999 года, с целью разъяснения проблемных вопросов, возникающих при разграничении квалификации данного преступления и убийства, следующее уточнение: «Доведение до самоубийства, совершённое с прямым умыслом, квалифицируется как убийство в ситуациях, когда выбор потерпевшим суицида обусловлен ситуацией крайней необходимости, т. е. он ставится перед выбором между двумя смертями: самого потерпевшего или иного близкому ему лица, или жертве предлагают избрать способ смерти, которая в сложившейся ситуации является для него неизбежной». Факультативные признаки субъективной стороны (мотив, цель и эмоции) в статье никак не обозначены. Можно предположить, что целью ст. 110 является создание таких условий, при которых потерпевший сам лишит себя жизни. Мотивы могут быть различны: корысть, личные неприязненные отношения и т.д. Для квалификации факультативные признаки значения не имеют, однако будут учтены судом при назначении самого наказания.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector