Отмена решения третейского суда судебная практика
Novie-adresa.ru

Строительный портал

Отмена решения третейского суда судебная практика

Решение суда об отмене решения третейского суда № 2-4836/2017

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г. Тюмень 08 августа 2017 года

Центральный районный суд г. Тюмени в составе:

председательствующего судьи Гариповой Е.А.,

при секретаре Голошубиной В.Р.,

с участием представителя заявителя Мараховской О.С., действующей на основании доверенности, выданной ДД.ММ.ГГГГ, зарегистрированной в реестре за №

рассмотрев в открытом судебном заседании заявление Киселевой Е.Н. об отмене решения третейского суда,

Киселева Е.Н. обратилась в суд с заявлением об отмене решения третейского суда при Автономной некоммерческой организации «Независимая Арбитражная Палата» от ДД.ММ.ГГГГ по делу № в части, касающейся Киселевой Е.Н. Заявление мотивировано тем, что постоянно действующим третейским судом при Автономной некоммерческой организации «Независимая Арбитражная Палата» в составе председательствующего третейского судьи ФИО3 удовлетворены требования ПАО «Сбербанк» к ИП Киселеву Н.С., Киселевой Е.Н. о взыскании задолженности по кредитному договору № от ДД.ММ.ГГГГ. Полагает, что указанное решение является незаконным, необоснованным и подлежащим отмене в связи с тем, что о наличии решения Третейского суда ей стало известно в ДД.ММ.ГГГГ, когда Киселеву Е.Н. известили о том, что Октябрьским районным судом ХМАО-Югры рассматривается заявление ПАО «Сбербанк России» о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Третейского суда. В связи с чем, заявитель обратилась в Няганский городской суд ХМАО-Югры, решением которого от ДД.ММ.ГГГГ, вступившим в законную силу ДД.ММ.ГГГГ, договор ипотеки № от ДД.ММ.ГГГГ признан незаключенным, а решением от ДД.ММ.ГГГГ договор поручительства также признан незаключенным, в связи с отсутствием в договорах подписи, выполненной от имени Киселевой Е.Н. Решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права, а именно: Киселева Е.Н. не была извещена надлежащим образом; отсутствует третейское соглашение с ней; решение не получала.

Ответчик в третейском разбирательстве Киселева Е.Н. в судебное заседание не явилась, о времени и месте слушания дела извещена лично в телефонном разговоре, о чем составлена телефонограмма (л.д. 98), причины неявки суду не сообщила, об отложении слушания дела не просила.

Представитель заявителя Киселевой Е.Н., Мараховская О.С. в судебном заседании поддержала доводы заявления, просила указанное решение третейского суда отменить.

Представитель третейского суда при Автономной некоммерческой организации «Независимая Арбитражная Палата» в судебное заседание не явился, о времени и месте слушания дела извещен заказной корреспонденцией с уведомлением, которую получил ответственный секретарь ФИО4 лично (л.д. 103), причины неявки суду не сообщил, об отложении слушания дела не просил.

Представитель истца в третейском разбирательстве ПАО «Сбербанк России» Полуянова И.О. в судебное заседание не явилась, о времени и месте слушания дела извещена посредством СМС-извещения (л.д. 97, 99), причины неявки суду не сообщила, об отложении слушания дела не просила.

Ответчик в третейском разбирательстве ИП Киселев Н.С. в судебное заседание не явился, о времени и месте слушания дела извещена лично в телефонном разговоре, о чем составлена телефонограмма (л.д. 98), причины неявки суду не сообщил, об отложении слушания дела не просил.

Заслушав доводы представителя заявителя Мараховской О.С., исследовав материалы дела, суд находит требования заявителя обоснованными и подлежащими удовлетворению по следующим основаниям:

В силу пункта 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд.

Пунктом 3 статьи 1 Федерального закона от 29.12.2015 N 382-ФЗ “Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации” закреплено, что в арбитраж (третейское разбирательство) по соглашению сторон могут передаваться споры между сторонами гражданско-правовых отношений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно части 1, 2, 5 статьи 7 Федерального закона от 29.12.2015 N 382-ФЗ “Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации” арбитражное соглашение является соглашением сторон о передаче в арбитраж всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным правоотношением, независимо от того, носило такое правоотношение договорный характер или нет. Арбитражное соглашение может быть заключено в виде арбитражной оговорки в договоре или в виде отдельного соглашения. Арбитражное соглашение заключается в письменной форме. Ссылка в договоре на документ, содержащий арбитражную оговорку, представляет собой арбитражное соглашение, заключенное в письменной форме, при условии, что указанная ссылка позволяет считать такую оговорку частью договора.

Наличие данного соглашения (третейской оговорки) является препятствием для обращения любой стороны за защитой своих нарушенных прав и законных интересов в суд, что подтверждается статьей 3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно части 3 которой по соглашению сторон подведомственный суду спор, возникший из гражданско-правовых отношений, до принятия судом первой инстанции судебного постановления, которым заканчивается рассмотрение гражданского дела по существу, может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом и федеральным законом..

Основания для отмены решения третейского суда перечислены в статье 421 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Согласно части второй, которой, решение третейского суда может быть отменено судом по основаниям, установленным частями третьей и четвертой настоящей статьи. Решение третейского суда может быть отменено по основаниям, установленным частью четвертой настоящей статьи, также в случае, если сторона, подавшая заявление об отмене решения, не ссылается на указанные основания.

В силу части 3 названной статьи суд отменяет решение третейского суда, если установит, что:

1) одна из сторон третейского соглашения, на основании которого спор был разрешен третейским судом, не обладала полной дееспособностью;

2) третейское соглашение, на основании которого спор был разрешен третейским судом, недействительно по праву, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания – по праву Российской Федерации;

3) решение третейского суда вынесено по спору, не предусмотренному третейским соглашением или не подпадающему под его условия, либо содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения. Если постановления третейского суда по вопросам, которые охватываются третейским соглашением, могут быть отделены от постановлений по вопросам, которые не охватываются таким соглашением, может быть отменена только та часть решения, которая содержит постановления по вопросам, не охватываемым третейским соглашением;

4) состав третейского суда или процедура арбитража не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону;

5) сторона, против которой принято решение третейского суда, не была должным образом уведомлена об избрании (назначении) третейских судей или о времени и месте заседания третейского суда либо по другим уважительным причинам не могла представить в третейский суд свои объяснения.

Согласно ч. 4 ст. 421 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации также суд отменяет решение третейского суда, если установит, что:

1) спор, рассмотренный третейским судом, в соответствии с федеральным законом не может быть предметом третейского разбирательства;

2) решение третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации. Если часть решения третейского суда, которая противоречит публичному порядку Российской Федерации, может быть отделена от той части, которая ему не противоречит, может быть отменена только та часть решения третейского суда, которая противоречит публичному порядку Российской Федерации.

Данный перечень является исчерпывающим, на что, прямо указано в части 1 статьи 421 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Киселевой Е.Н. одним из оснований для отмены решения третейского суда указано на отсутствие третейского соглашения.

Требования по форме и содержанию третейского соглашения изложены в ст. 7 Федерального закона от 29.12.2015 N 382-ФЗ “Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации”.

Как установлено в судебном заседании, ДД.ММ.ГГГГ к производству третейского суда при АНО «Независимая Арбитражная Палата» принято исковое заявление ПАО «Сбербанк» к ИП Киселеву Н.С., Киселевой Е.Н. о взыскании задолженности по кредитному договору № от ДД.ММ.ГГГГ (дело №), в соответствии с третейской оговоркой, содержащейся в абз. 1 п. 15 кредитного договора, заключенного между истцом и ответчиком ИП Киселевым Н.С., в абз. 1 п. 7 договора поручительства, в абз. 2 п. 9.2 договора ипотеки, заключенных между истцом и ответчиком Киселевой Е.Н. (л.д. 10, 12).

Решением Няганского городского суда ХМАО-Югра от ДД.ММ.ГГГГ договор ипотеки № от ДД.ММ.ГГГГ признан незаключенным, в связи с отсутствием в договоре подписи, выполненной от имени поручителя Киселевой Е.Н., решение вступило в законную силу ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 46-47).

Решением Няганского городского суда ХМАО-Югра от ДД.ММ.ГГГГ договор поручительства от ДД.ММ.ГГГГ № признан незаключенным, в связи с отсутствием в договоре подписи, выполненной от имени Киселевой Е.Н., решение вступило в законную силу ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 48).

Поскольку договор ипотеки № от ДД.ММ.ГГГГ и договор поручительства от ДД.ММ.ГГГГ № признаны судом незаключенными, то и третейское соглашение (третейская оговорка), содержащаяся в указанных договорах, суд полагает, не заключена.

Киселева Е.Н. получила копию решения третейского суда по делу № ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 110, 113).

В Центральный районный суд г. Тюмени заявление об отмене решения третейского суда направлено почтой ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 63).

Таким образом, доводы истца в третейском разбирательстве, ПАО «Сбербанк России», приведенные в письменных возражениях, о пропуске Киселевой Е.Н. срока для обращения в суд, суд считает несостоятельными, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 418 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации трехмесячный срок со дня получения оспариваемого решения Киселевой Е.Н. не пропущен.

Доводы истца в третейском разбирательстве, ПАО «Сбербанк России», о том, что Киселева Е.Н. извещена о времени и месте третейского разбирательства по телефону смс-сообщением, также несостоятельны, поскольку в решении суда по делу № (лист решения 12), указано, что направлено сообщение по телефону, однако сведения о наличии в материалах дела расписки о согласии и обязанности Киселевой Е.Н. получать извещения посредством смс-сообщений отсутствуют (л.д. 18).

Кроме того, в решении третейского суда имеется информация о том, что телеграмма-извещение, направленная Киселевой Е.Н. по адресу: вернулась в адрес третейского суда с отметкой «Телеграмма не доставлена, адресат по указанному адресу не проживает» (л.д. 11).

Доводы истца в третейском разбирательстве, ПАО «Сбербанк России», о том, что в соответствии с п. 3 ч. 7 ст. 425 ГПК РФ вступившее в законную силу определение о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Третейского суда при АНО «Независимая арбитражная палата» по делу № является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявления об отмене решения третейского суда, суд полагает также несостоятельными, поскольку указанное определение вынесено ДД.ММ.ГГГГ, а договоры ипотеки и поручительства признаны незаключенными Решениями Няганского городского суда ХМАО-Югра от ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ соответственно.

Читать еще:  Как составить иск в арбитражный суд образец

Таким образом, исследовав материалы дела, суд пришел к выводу о том, что в соответствии с ч. 4 ст. 421 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оспариваемое решение третейского суда подлежит отмене в части взыскания с Киселевой Е.Н. задолженности по кредитному договору № от ДД.ММ.ГГГГ, расходов по уплате третейского сбора, а также обращения взыскания на имущество, принадлежащее Киселевой Е.Н., в связи с недействительностью третейской оговорки.

На основании изложенного, руководствуясь главой 46, ст. ст. 224, 225 Гражданского процессуального кодекса РФ, суд,

О П Р Е Д Е Л И Л :

Заявление Киселевой Е.Н. об отмене решения третейского суда удовлетворить.

Решение третейского суда при Автономной некоммерческой организации «Независимая Арбитражная Палата» от ДД.ММ.ГГГГ по делу № отменить в части взыскания с Киселевой Е.Н. в пользу ПАО «Сбербанк России» задолженности по кредитному договору № от ДД.ММ.ГГГГ в размере 1340831 рубль 97 копеек; взыскания с Киселевой Е.Н. в пользу ПАО «Сбербанк России» расходов по уплате третейского сбора в размере 26408 рублей 00 копеек; а также в части обращения взыскания на имущество, принадлежащее гражданину РФ Киселевой Е.Н., заложенное по договору ипотеки № от ДД.ММ.ГГГГ.

Определение может быть обжаловано в Тюменский областной суд в течение 15 дней со дня изготовления в окончательной форме путем подачи апелляционной жалобы через Центральный районный суд г. Тюмени.

Примеры решений третейских судов:

Истец ПАО Сбербанк подал заявление в суд о принятии обеспечительных мер по вышеуказанному иску, просит принять меры по обеспечению иска в виде наложения ареста на любое имущество, принадлежащее ответчикам в размере цены иска – 4638902 рубля 99 коп.

ПАО «Сбербанк России» обратилось в суд с заявлением, в котором просит выдать исполнительный лист на основании определения третейского суда при Автономной некоммерческой организации «Независимая Арбитражная Палата» от дд.мм.гггг по делу № Т/НСБ/17/.

Аффилированность третейского суда – не основание для отмены его решения

Третейское разбирательство имеет ряд преимуществ по сравнению с судебным, например более короткие сроки рассмотрения дела и возможность сторон определять порядок формирования третейского суда. Однако нередко сторонам после рассмотрения спора третейским судом все же приходится обращаться в арбитражный суд – с целью оспорить принятое по делу решение либо за выдачей исполнительного листа на принудительное его исполнение.

Арбитражные суды выдают исполнительные листы далеко не всегда, особенно если речь идет о третейских судах, аффилированных с одной из сторон спора (то есть последняя может влиять на деятельность суда, например, являясь его учредителем). ВАС РФ в таких случаях всегда занимал категоричную позицию: он отменял решения третейских судов, обосновывая свое решение нарушением принципа независимости судей. КС РФ рассмотрел недавно подобное дело и пришел к противоположному выводу. Позицию Суда по этому вопросу, закрепленную в Постановлении КС РФ от 18 ноября 2014 г. № 30-П (далее – Постановление), рассмотрим подробно в нашем материале.

КРАТКО

Требования заявител я (ОАО “Сбербанк России”) : Признать неконституционными нормы, позволяющие отказывать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, в случае если одной из сторон спора является учредитель организации, при которой создан данный третейский суд.

Суд решил: Сам по себе факт учреждения третейского суда при организации, являющейся стороной спора, не является основанием для отмены решения такого суда.

Поводом для вынесения Постановления стало обращение ОАО “Сбербанк России” в КС РФ с просьбой проверить конституционность следующих норм (далее – оспариваемые нормы):

  • ст. 18 Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ “О третейских судах в Российской Федерации” (далее – закон о третейских судах), закрепляющей принципы судебного разбирательства;
  • п. 2 ч. 3 ст. 239 АПК РФ, определяющего, что нарушение основополагающих принципов российского права решением третейского суда является одним из оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное его исполнение;
  • п. 3 ст. 10 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ “О некоммерческих организациях” (далее – закон об НКО), предусматривающего, что надзор за деятельностью автономной некоммерческой организации осуществляют ее учредители в порядке, предусмотренном учредительными документами.

Заявитель считает, что оспариваемые нормы толкуются на практике таким образом, что вынесенное третейским судом решение по делу с участием учредителя организации, при которой он создан, признается нарушающим основополагающие принципы российского права. В результате арбитражные суды отказывают в этом случае в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения. Заявитель считает, что такой подход нарушает его конституционные права, в частности право защищать свои права и свободы всеми не запрещенными законом способами (ч. 2 ст. 45 Конституции РФ), а также право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ч. 1 ст. 34 Конституции РФ).

Какие же обстоятельства послужили поводом для обращения заявителя в КС РФ? 26 июня 2012 года третейский суд при АНО “Центр Третейского Разбирательства” удовлетворил иск ОАО “Сбербанк России” (кредитор) к ООО “СОФИД” (должнику) и гражданину А.С. Шитю (поручителю) о взыскании с них задолженности по договору об открытии невозобновляемой кредитной линии в размере 13 млн руб.

НАША СПРАВКА

В отличие от единовременного кредитования, при открытии кредитной линии клиент сможет получить средства не один раз в определенное договором кредитования время, а по мере необходимости (причем как в полном объеме, так и частями).

Требование ОАО “Сбербанк России” (далее – истец) было удовлетворено третейским судом. По этому же решению было обращено взыскание на имущество должника и поручителя. Ответчики не исполнили решение суда добровольно, поэтому истец обратился в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области за выдачей исполнительного листа. Арбитражный суд удовлетворил заявления истца (определение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 31 октября 2012 г. по делу № А56-48511/2012), и кассационный суд, куда ООО “СОФИД” обратилось с жалобой, оставил это решение без изменения (постановление ФАС Северо-Западного округа от 10 декабря 2012 г. № Ф07-7686/12 по делу № А56-48511/2012).

Суды признали необоснованными доводы должника об отсутствии законных оснований для рассмотрения спора именно этим третейским судом, образованным при некоммерческой организации, одним из учредителей которых является ОАО “Сбербанк России”. Соответствующее третейское соглашение было включено в тексты кредитного договора, договора ипотеки и договора поручительства, заключенных между сторонами. При этом доказательств того, что должник был против заключения данного соглашения или недоволен его содержанием, в деле нет, подчеркнули суды.

ВАС РФ – против аффилированных третейских судов

ВАС РФ, рассматривая данное дело в порядке надзора, отменил решения нижестоящих судов (Постановление Президиума ВАС РФ от 16 июля 2013 г. № 1567/13) и отказал истцу в выдаче исполнительного листа. Он посчитал, что суды вынесли неверные решения, поскольку не проверили соблюдение гарантии объективной беспристрастности третейского суда. По его мнению, АНО “Центр Третейского Разбирательства” заинтересовано в деле, так истец является одним из его учредителей, а значит может осуществлять надзор за его деятельностью (согласно п. 3 ст. 10 закона об НКО). Более того, истец принимал участие в формировании правления организации, которое определяет правила работы и состав третейского суда.

Также ВАС РФ напомнил, что каждый человек имеет право на справедливое разбирательство дела независимым и беспристрастным судом (п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод), и это правило распространяется на разбирательство как в государственных, так и в третейских судах. При этом беспристрастность суда должна оцениваться не только в соответствии с субъективным подходом, отражающим личные убеждения судьи по конкретному делу, но и в соответствии с объективным подходом, определяющим наличие достаточных гарантий для исключения сомнений по поводу объективности суда. Именно последний и не был проверен арбитражными судами при рассмотрении данного дела, отметил Суд. ВАС РФ посчитал, что истец, являясь и стороной договора, содержащего третейскую оговорку, и учредителем третейского суда, имеет собственный материально-правовой интерес в этом деле.

Стоит отметить, что во всех подобных случаях ВАС РФ занимал именно такую позицию – отказывал в выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений аффилированных третейских судов. В некоторых случаях позицию, аналогичную позиции Суда, занимают суды первой инстанции (определение Арбитражного суда Свердловской области от 3 августа 2014 г. по делу № А60-19854/2014, определение Арбитражного суда Кемеровской области от 29 августа 2013 г. по делу № А27-20778/2012, определение Арбитражного суда Саратовской области от 14 марта 2013 г. по делу № А57-8706/2011), в других – кассационные суды (постановление ФАС Московского округа от 27 января 2014 г. № Ф05-16827/13 по делу № А40-116321/2013, постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 20 ноября 2013 г. № Ф08-7186/13 по делу № А53-12718/2013, постановление ФАС Северо-Западного округа от 23 октября 2013 г. № Ф07-7387/13 по делу № А26-8909/2012, постановление ФАС Московского округа от 26 сентября 2013 г. № Ф05-10276/13 по делу № А40-49150/2013).

А КС РФ не видит в “карманных” третейских судах ничего плохого

КС РФ в свою очередь напомнил, что каждому дана возможность защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45 Конституции РФ). Среди таких способов, в том числе, и разрешение гражданско-правовых споров путем обращения в третейский суд. Выбор не государственного (арбитражного или суда общей юрисдикции), а третейского суда нужно рассматривать не как нарушение конституционных гарантий, а наоборот – как расширение возможностей для разрешения спора, тем более что решение третейского суда можно обжаловать в государственный суд (абз. 5 п. 3 Постановления).

Если говорить о правилах формирования третейских судов, то нужно отметить, что такие суды могут быть созданы при любой организации вне зависимости от ее вида. Единственное ограничение заключается в том, что третейский суд не может быть образован при федеральных органах государственной власти, органах власти субъектов РФ и местного самоуправления (абз. 2 п. 2 ст. 3 закона о третейских судах). При этом третейским судьей не может быть физическое лицо, которому запрещено им становиться в силу должностного статуса (п. 7 ст. 8 закона о третейских судах).

КС РФ дал свое толкование принципов независимости и беспристрастности судей. Так, отметил Суд, чтобы обеспечить независимость третейских судей от организации-учредителя конкретного третейского суда, ее должностным лицам и сотрудникам запрещается вмешиваться в рассмотрение спора и принятие решения. При этом данная организация может предлагать список третейских судей (который может иметь для сторон обязательный или рекомендательный характер) и утверждать правила их деятельности. Независимость судей должна обеспечиваться за счет того, что гонорар судей зависит от заранее определенного размера третейского взноса и не зависит от результатов рассмотрения дела (ст. 15 закона о третейских судьях). Под независимостью же третейских судей от сторон рассматриваемого спора понимается отсутствие трудовых (работник – работодатель), гражданско-правовых (должник – кредитор) и иных правоотношений (финансовых, семейных и др.), подчеркнул Суд (абз. 6 п. 3.1 Постановления). Беспристрастность, в свою очередь, обеспечивается за счет того, что третейским судьей может быть избрано (назначено) только лицо, прямо или косвенно не заинтересованное в исходе дела и являющееся независимым от сторон (п. 1 ст. 8 закона о третейских судах). С этой же целью при составлении третейского соглашения определяется процедура отвода судей.

Читать еще:  Иск за клевету судебная практика

Суд напомнил, что законодательством установлен исчерпывающий перечень оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда и, соответственно, для отмены этого решения (ст. 46 закона о третейских судах). Однако одно из них – нарушение решением третейского суда основополагающих принципов российского права – носит абстрактный характер, в связи с чем при попытке выявления именно этого основания могут возникнуть проблемы. Кроме того, в момент формирования состава третейского суда для разрешения конкретного спора невозможно оценить субъективную беспристрастность судей (с точки зрения мировоззрения, моральных принципов и т. д.). Объективные обстоятельства, которые свидетельствуют о прямой или косвенной заинтересованности судьи в исходе дела или зависимости от одной из сторон спора, также могут быть неизвестны на момент формирования состава судей, однако если они устанавливаются в процессе рассмотрения дела, то судьи подлежат отводу. Поэтому при оценке беспристрастности третейского судьи необходимо обращаться внимание как на его личную позицию по делу, так и на объективные обстоятельства, например наличие связей судьи с одной из сторон спора или ее представителем – в этом случае необходимо установить либо зависимость суда, либо наличие гарантий его непредвзятого отношения к этой стороне спора.

Именно поэтому, подчеркнул КС РФ, оспариваемые нормы как единая правовая конструкция рассчитаны на различные случаи обжалования решений третейских судов, например таких:

  • рассматривающий спор судья является соучредителем юридического лица, а последнее, в свою очередь, учредило организацию, выступающую истцом по делу (постановление ФАС Северо-Западного округа от 6 июня 2005 г. по делу № А56-50320/04);
  • полный состав третейских судей не просто состоит в трудовых отношениях с организацией-учредителем третейского суда, но и занимает руководящие должности в ее правовом департаменте, а председатель третейского суда является вице-президентом этой организации (постановление ФАС Московского округа от 30 июля 2012 г. по делу № А40-78556/11-68-671);
  • единоличный третейский судья, являющийся начальником правового департамента организации-учредителя третейского суда, назначается его председателем (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10 июня 2014 г. по делу № А45-19364/2013).

Тем не менее, Суд заявил, что практика применения оспариваемых норм, основанная на позиции ВАС РФ по этому вопросу, не позволяет в каждом случае достичь необходимого баланса интересов всех лиц, участвующих в деле, и принять решение, наиболее отвечающее требованиям справедливости (абз. 2 п. 4.2 Постановления).

Проанализировав все обстоятельства дела, КС РФ установил, что сами по себе оспариваемые положения не противоречат Конституции РФ, поскольку не предполагают отказ в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда на том лишь основании, что сторона, в пользу которой оно принято, является одним из учредителей организации, при которой создан этот суд. При этом Суд подчеркнул, что федеральный законодатель может уточнить положения о порядке и принципах формирования третейских судов, чтобы устранить такое неоднозначное толкование их судами.

***
Главный итог рассмотрения данного дела и проверки оспариваемых норм заключается в том, что КС РФ разрешил ОАО “Сбербанк России” обратиться в суд за пересмотром вынесенных в его отношении судебных актов, опровергая тем самым позицию ВАС РФ по этому вопросу. Отметим, что подобных споров в российской практике немало. Поэтому участвующим в них организациям стоит иметь в виду, что в делах, производство по которым не завершено, должна применяться именно позиция КС РФ (п. 1 резолютивной части Постановления КС РФ от 8 ноября 2012 г. № 25-П). Также ее должны будут учитывать судьи при рассмотрении аналогичных дел в дальнейшем.

Отмена решения третейского суда как новое обстоятельство

В рамках дела о банкротстве гражданин обратился в арбитражный суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника задолженности в размере 5 млн руб. основного долга, более 2 млн руб. процентов за пользование заемными денежными средствами, а также около 400 тыс. руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Определением суда, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, требования были удовлетворены частично: в третью очередь реестра требований включено его требование в размере 5 млн руб. основного долга, а также около 300 тыс. руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Разрешая спор, суды, сославшись на положения ст. 16, 71 и 100 Закона о несостоятельности с учетом разъяснений, содержащихся в п. 26 Постановления ВАС РФ от 22 июня 2012 г. № 35, исходили из того, что финансовое положение займодавца позволяло предоставить заем в размере 5 млн руб. При этом суды удовлетворили требования заявителя в части, поскольку ими был произведен самостоятельный расчет процентов, подлежащих взысканию. При этом ключевым основанием для включения требований в реестр было решение третейского суда, на принудительное исполнение которого был выдан исполнительный лист.

Арбитражный суд округа отменил данные решения, отказав в удовлетворении требований конкурсного кредитора. Кассация пришла к выводу о допущенных нижестоящими судами нарушениях при оценке доказательств относительно вопроса о наличии у истца денежных средств, достаточных для предоставления займа в указанном размере. По мнению суда округа, данные обстоятельства не были подтверждены имеющимися в деле доказательствами.

Рассмотрев кассационную жалобу истца, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила постановление суда округа. В реестр требований кредиторов включены 5 млн руб. задолженности по договору займа, почти 1,7 млн руб. процентов за пользование займом и около 400 тыс. руб. процентов за пользование чужими деньгами, судебные акты судов первой и апелляционной инстанций были изменены.

Однако в связи с возникновением нового обстоятельства, а именно с отменой решения третейского суда, на основании которого были подтверждены требования истца, определение Судебной коллегии было отменено. При повторном рассмотрении кассационной жалобы Судебная коллегия сочла ее не подлежащей удовлетворению.

Верховный Суд отметил, что, отменяя судебные акты нижестоящих судов, суд округа пришел к выводу о неправильном применении судами ст. 65, 71,75 АПК РФ и, как следствие, недоказанности конкурсным кредитором наличия у него денежных средств, достаточных для предоставления займа.

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 26 Постановления ВАС РФ № 35, при оценке достоверности факта наличия требования, основанного на передаче должнику наличных денежных средств, подтверждаемого только его распиской или квитанцией к приходному кассовому ордеру, суду надлежит учитывать, позволяло ли финансовое положение кредитора предоставить должнику соответствующие денежные средства, имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником, отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т.д.

Суд округа, применяя данные разъяснения и руководствуясь положениями ч. 1 ст. 288 АПК РФ, исходил из того, что по вопросу о наличии у истца возможности предоставления займа в заявленной к включению в реестр сумме выводы судов первой и апелляционной инстанций не соответствуют установленным ими фактическим обстоятельствам дела.

Верховный Суд согласился с данными выводами суда округа. Относительно приведенных заявителем в кассационной жалобе доводов о наличии у него денежных средств на момент выдачи займа со ссылкой на конкретные документы Судебная коллегия ВС РФ указала, что переоценка имеющихся в материалах обособленного спора доказательств не относится к ее полномочиям при рассмотрении дела по правилам кассационного производства.

Комментируя определение ВС РФ, арбитражный управляющий Дмитрий Рынденко обратил внимание на излишнее исследование судами первой и апелляционной инстанций обстоятельств, связанных с подтверждением финансовой возможности кредитора передать должнику денежные средства. В связи с этим Верховный Суд при первом кассационном рассмотрении дела указал, что суды должны были руководствоваться п. 10 ст. 16 Закона о банкротстве, а не п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ № 35.Однако, как подчеркнул Дмитрий Рынденко, при повторном рассмотрении позиция ВС РФ изменилась в связи с отменой решения третейского суда, послужившего основанием для включения требований кредитора в реестр.

Партнер АБ «Юрлов и партнеры» Кирилл Горбатов отметил, что определение ВС РФ входит в общий тренд судебной практики по делам о банкротстве. «Уже давно Пленумом ВАС РФ дано разъяснение, согласно которому для включения требований кредитора в реестр должника, например по договору займа, кредитору, помимо документов, связанных непосредственно с передачей денег (расписка, приходный ордер), необходимо подтвердить финансовую возможность передать условную денежную сумму в момент совершения сделки», – пояснил он.

Как отметил Кирилл Горбатов, данное разъяснение направлено прежде всего на исключение злоупотреблений, проявляющихся в договоренности должника со лже-кредитором о включении его «дутых» требований в реестр должника, превышающих требования остальных кредиторов, с целью влиять на принимаемые собранием кредиторов решения и претендовать на получение большей части удовлетворения от реализации конкурсной массы.

Эксперт сообщил, что на практике суды часто применяют указанное разъяснение, перекладывая бремя доказывания реальности финансовых операций с должника на кредитора, при этом позиция должника (например, о получении денег) не имеет определяющего значения.

Определение суда об отмене решения третейского суда

Определение Замоскворецкого районного суда г. Москвы об отмене решения постоянно действующего третейского суда «Международный Арбитражный Суд» от 20 мая 2016 года по иску ООО к У.Л.Н., Г.Е. В. о взыскании задолженности по договору на изготовление и поставку мебели. Своим определением Замоскворецкий суд отменил решение постоянно действующего третейского суда «Международный Арбитражный Суд» от 20 мая 2016 года по иску ООО к У.Л.Н., Г. Е.В. о взыскании задолженности по договору.

Читать еще:  Картотека судебных дел физических лиц

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

об отмене решения третейского суда

09 декабря 2016 года Замоскворецкий районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Л.С.Б., при секретаре Г.Н.С., с участием представителя заявителя Х.Т.С., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению У. Л.Н. об отмене решения постоянно действующего третейского суда «Международный Арбитражный Суд» от 20 мая 2016 года по иску ООО к У.Л.Н., Г.Е. В. о взыскании задолженности по договору на изготовление и поставку мебели,

20 мая 2016 года постоянно действующий третейский суд «Международный Арбитражный Суд», расположенный по адресу: г. Москва, ул. Балчуг, д.1, в составе единоличного третейского судьи М.С.В. вынес решение (полный текст решения изготовлен 21 мая 2016 года) по делу по иску ООО к У.Л.Н., Г.Е.В. о солидарном взыскании задолженности по договору на изготовление и поставку мебели, которым требования ООО удовлетворены в полном объеме, а именно с ответчиков в третейском разбирательстве Г.Е.В. и У.Л.Н. в пользу истца в третейском разбирательстве ООО в солидарном порядке взыскана задолженность по договору в размере 23 240,00 руб., проценты в порядке ст.395 ГК РФ в размере 574,41 руб., неустойки в размере 747,36 руб. и 1 115,37 руб., а также расходы, связанные с ведением арбитражного дела, в общем размере 26 228,09 руб.

19 августа 2016 г. в суд обратилась У.Л.Н. с заявлением об отмене указанного решения, указав в обоснование заявления, в том числе на то, что решение третейского суда противоречит закону, так как третейское соглашение У. Л.Н. с ООО не заключала.

Представитель заявителя Х. Т.С. в судебном заседании доводы заявления об отмене решения третейского суда поддержала, просила удовлетворить заявление.

Представитель истца в третейском разбирательстве ООО в судебное заедание не явился, извещен надлежащим образом.

Ответчик в третейском разбирательстве Г.Е.В. в судебное заседание не явилась, извещена надлежащим образом.

В силу ч.4 ст.420 ГПК РФ суд полагает возможным рассмотреть заявление в отсутствие не явившихся лиц.

Выслушав представителя заявителя, исследовав письменные материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

В соответствии с п.1 ч.4 ст.421 ГПК РФ суд отменяет решение третейского суда, если установит, что спор, рассмотренный третейским судом, в соответствии с федеральным законом не может быть предметом третейского разбирательства.

В соответствии с п.1 ст.5 Федерального закона от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» спор может быть передан на разрешение третейского суда при наличии заключенного между сторонами третейского соглашения.

В соответствии с п.1 ст.7 Закона о третейских судах третейское соглашение заключается в письменной форме, если иная форма третейского соглашения не предусмотрена настоящим Федеральным законом или иным федеральным законом. Третейское соглашение считается заключенным в письменной форме, если оно содержится в документе, подписанном сторонами, либо заключено путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием других средств электронной или иной связи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения. Ссылка в договоре на документ, содержащий условие о передаче спора на разрешение третейского суда, является третейским соглашением при условии, что договор заключен в письменной форме и данная ссылка такова, что делает третейское соглашение частью договора.

В соответствии с п.1.1 ст.7 Закона соглашение о передаче спора на разрешение третейского суда может быть включено в правила организованных торгов, правила клиринга, которые зарегистрированы в соответствии с законодательством Российской Федерации. Такое соглашение является третейским соглашением участников организованных торгов, сторон договора, заключенного на организованных торгах в соответствии с правилами организованных торгов, или участников клиринга.

Согласно п.2 ст.7 Закона при несоблюдении правил, предусмотренных пунктами 1 и 1.1 настоящей статьи, третейское соглашение является незаключенным.

В судебном заседании установлено, что пунктом 7.5 Договора №44/15 от 19 октября 2015 года, из исполнения которого между сторонами третейского разбирательства возник спор, стороны (ООО и У.Л.Н.) согласовали, что при не урегулировании споров и разногласий путем переговоров они подлежат разрешению в арбитражном суде г. Москвы.

Каких-либо иных документов, в которых стороны договорились о передаче возникающих между ними споров в третейский суд, в материалах дела не имеется, в обжалуемом решении третейского суда ссылок на такие документы также не содержится.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что рассмотренный 20 мая 2016 года постоянно действующим третейским судом «Международный Арбитражный Суд» спор не мог быть предметом третейского разбирательства в силу положений ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», поскольку между сторонами спора У.Л.Н. и ООО отсутствует заключенное третейское соглашение, в связи с чем указанное решение третейского суда подлежит отмене в силу п.1 ч.4 ст.421 ГПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.419-422 ГПК РФ, суд

Заявление У. Л.Н. об отмене решения постоянно действующего третейского суда «Международный Арбитражный Суд» от 20 мая 2016 года по иску ООО к У.Л.Н., Г.Е.В. о взыскании задолженности по договору на изготовление и поставку мебели удовлетворить.

Отменить решение постоянно действующего третейского суда «Международный Арбитражный Суд» от 20 мая 2016 года по иску ООО к У.Л.Н., Г. Е.В. о взыскании задолженности по договору.

На определение может быть подана частная жалоба в Московский городской суд через Замоскворецкий районный суд г. Москвы в течение 15 дней со дня вынесения определения.

Определение Замоскворецкого районного суда г. Москвы об отмене решения постоянно действующего третейского суда «Международный Арбитражный Суд» от 20 мая 2016 года по иску ООО к У.Л.Н., Г.Е. В. о взыскании задолженности по договору на изготовление и поставку мебели.

Статья 421. Основания для отмены решения третейского суда

Статья 421. Основания для отмены решения третейского суда

1. Решение третейского суда может быть отменено судом только в случаях, предусмотренных настоящей статьей.

2. Решение третейского суда может быть отменено судом по основаниям, установленным частями третьей и четвертой настоящей статьи. Решение третейского суда может быть отменено по основаниям, установленным частью четвертой настоящей статьи, также в случае, если сторона, подавшая заявление об отмене решения, не ссылается на указанные основания.

3. Решение третейского суда может быть отменено судом в случае, если сторона, подающая заявление об отмене, представит доказательства того, что:

1) одна из сторон третейского соглашения, на основании которого спор был разрешен третейским судом, не обладала полной дееспособностью;

2) третейское соглашение, на основании которого спор был разрешен третейским судом, недействительно по праву, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания – по праву Российской Федерации;

3) решение третейского суда вынесено по спору, не предусмотренному третейским соглашением или не подпадающему под его условия, либо содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения. Если постановления третейского суда по вопросам, которые охватываются третейским соглашением, могут быть отделены от постановлений по вопросам, которые не охватываются таким соглашением, может быть отменена только та часть решения, которая содержит постановления по вопросам, не охватываемым третейским соглашением;

4) состав третейского суда или процедура арбитража не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону;

5) сторона, против которой принято решение третейского суда, не была должным образом уведомлена об избрании (назначении) третейских судей или о времени и месте заседания третейского суда либо по другим уважительным причинам не могла представить в третейский суд свои объяснения.

4. Суд отменяет решение третейского суда, если установит, что:

1) спор, рассмотренный третейским судом, в соответствии с федеральным законом не может быть предметом третейского разбирательства;

2) решение третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации. Если часть решения третейского суда, которая противоречит публичному порядку Российской Федерации, может быть отделена от той части, которая ему не противоречит, может быть отменена только та часть решения третейского суда, которая противоречит публичному порядку Российской Федерации.

5. Решение международного коммерческого арбитража может быть отменено судом по основаниям, предусмотренным международным договором Российской Федерации и Законом Российской Федерации от 7 июля 1993 года N 5338-1 “О международном коммерческом арбитраже”.

Судебная практика и законодательство — ГПК РФ. Статья 421. Основания для отмены решения третейского суда

установленный действующим законодательством перечень оснований для отмены (отказа в выдаче исполнительно листа на принудительное исполнение) решений третейских судов имеет исчерпывающий характер и предусматривает как основания, наличие которых подлежит доказыванию стороной, против которой принято соответствующее решение (пункт 1 статьи 42 и подпункт 1 пункта 2 статьи 46 Федерального закона “О третейских судах в Российской Федерации”, часть 2 статьи 233 и часть 2 статьи 239 АПК Российской Федерации, часть вторая статьи 421 и часть первая статьи 426 ГПК Российской Федерации), так и основания, наличие которых подлежит установлению компетентным судом, а именно: спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом или решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права (пункт 2 статьи 42 и подпункт 2 пункта 2 статьи 46 Федерального закона “О третейских судах в Российской Федерации”, пункт 3 статьи 233 и пункт 3 статьи 239 АПК Российской Федерации, часть третья статьи 421 и часть вторая статьи 426 ГПК Российской Федерации);

Исходя из этого установленный действующим законодательством перечень оснований для отмены (отказа в выдаче исполнительно листа на принудительное исполнение) решений третейских судов имеет исчерпывающий характер и предусматривает как основания, наличие которых подлежит доказыванию стороной, против которой принято соответствующее решение (подпункт 1 статьи 42 и подпункт 1 пункта 2 статьи 46 Федерального закона “О третейских судах в Российской Федерации”, часть 2 статьи 233 и часть 2 статьи 239 АПК Российской Федерации, часть вторая статьи 421 и часть первая статьи 426 ГПК Российской Федерации), так и основания, наличие которых подлежит установлению компетентным судом, а именно: спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом или решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права (подпункт 2 статьи 42 и подпункт 2 пункта 2 статьи 46 Федерального закона “О третейских судах в Российской Федерации”, часть 3 статьи 233 и часть 3 статьи 239 АПК Российской Федерации, часть третья статьи 421 и часть вторая статьи 426 ГПК Российской Федерации).

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector