Неосновательное обогащение судебная практика верховного суда рф
Novie-adresa.ru

Строительный портал

Неосновательное обогащение судебная практика верховного суда рф

Ст.1102-1109 ГК РФ. Неосновательное (незаконное) обогащение: Вопросы и судебная практика

Обязательства, вытекающие из неосновательного обогащения, вызывают особый интерес с точки зрения способов и методов восстановления справедливости по отношению к потерпевшему лицу. Наша новая статья расскажет читателям о том, как решается этот вопрос в российском законодательстве и судебной практике.

Неосновательное обогащение — это установленное судом лишенное достаточных оснований (малообоснованное) увеличение имущества и/или доходов физического или юридического лица, произошедшее в результате действий (или бездействия) его или третьих лиц.

То есть, нельзя подойти к человеку (или прийти в организацию) и заявить: «Вы неосновательно обогатились». Нет, сказать, конечно, можно. Однако это будут просто слова. Юридические факты неосновательного обогащения подтверждается только судом.

Второй немаловажный аспект заключается в том, что неосновательное обогащение иногда происходит независимо от воли или действий субъектов. То есть в силу сложившихся обстоятельств.

Другое важное замечание состоит в том, что обогащение индивидуума или юрлица может возникнуть в результате действий третьих лиц. Например, бухгалтерия ошиблась и перечислила работнику зарплату больше той, что предусмотрена договором и тарифной сеткой.

Ну, и наконец, советское законодательство считало неосновательное обогащение самостоятельной, отдельно применяемой конструкцией. Действующий ГК РФ отошел от этого принципа. Он указывает, что данное требование может присутствовать в делах о возврате всего исполненного по какой-либо недействительной сделке, об истребовании собственности из чужого незаконного владения или пользования, а также о возмещении вреда, нанесённого хозяину обогатившимся субъектом.

А теперь обратимся к практике и рассмотрим некоторые примеры.

Недобросовестные действия (или поступки) лица, получившего обогащение

Подобные истории довольно часто встречаются в практике. Например, пенсионерка решила увеличить размер своей пенсии. Для этого она взяла чистый бланк справки из техникума и написала в нем, что сын находится на её иждивении, так как учится в данном учреждении. Когда Пенсионный Фонд выяснил, что эти сведения являются ложными, он подал иск в суд и потребовал взыскать необоснованное обогащение в виде незаконно полученной прибавки к пенсии. Судья удовлетворил иск (решение Кызылского горсуда республики Тыва по делу № 2 – 3719/2018 от 30.07.2018 года).

Возврат исполненного обязательства

Обычно возврат исполненного по договору происходит, когда «контрагент» уклоняется от исполнения своего обязательства или вовсе не собирается его исполнять. Классическим примером последней ситуации является перевод денежных средств должностным лицом компании своим родственникам или знакомым, либо банальный вывод денег из фирмы в пользу третьего лица. Зачастую это происходит от того, что бизнесмены путают «карман предприятия» со своим личным и при этом не могут даже нормально оформить подобные перечисления. Например, конкурсный управляющий обнаружил, что организация – банкрот перечислила физлицу без договоров и без встречного исполнения крупную сумму денег. Эти расходы не подтверждались документально. Тогда управляющий отправил заявление в суд. Последний признал событие неосновательным обогащением и взыскал все деньги в конкурсную массу (решение Калининского райсуда города Тюмени по делу № 2 – 3/2018 от 30.07.2018 года).

Или вот другой вариант. Фирма перечислила арендную плату за юрлицо, которое, впоследствии, отказалось возвращать денежные средства. Суд пришел к выводу, что в данном случае имеются все признаки незаконного обогащения вследствие того, что, компания, получившая выгоду, отказалась возвратить исполненное (решение АС Брянской области по делу №А09 — 10388/2015 от 17.12.2015 года).

Обогащение по недействительной сделке

Неосновательное обогащение по недействительной сделке возвращается субъекту, понесшему потери. Подобная сделка не влечет для сторон возникновения законных прав и обязанностей, и они обязаны вернуть друг другу всё полученное по ней. Например, мошенник подделал доверенность от имени пожилого человека и после его смерти продал квартиру подельнику, а тот, через некоторое время реализовал жильё третьему лицу. Впоследствии, наследница покойного обратилась в суд и потребовала признать доверенность недействительной. Суд рассмотрел материалы и признал недействительность доверенности. Вслед за этим были признаны недействительными все договоры купли-продажи помещения. В итоге последний покупатель оказался без денег и квартиры. Тогда он обратился в суд с требованием взыскать с продавца — афериста неосновательное обогащение. Судья удовлетворил его иск (решение Волоколамского горсуда Московской области по делу № 2 – 480/2017 от 29.03.2017 года).

Иногда недействительным может быть признан не весь договор, а только его часть или пункт. Например, в последнее время суды массово признают недействительными пункты кредитных договоров об обязательном участии в коллективном страховании жизни и здоровья. Причем таковыми признаются пункты, присутствующие исключительно в договорах о выдаче кредита на личные, то есть на потребительское нужды. Суды объявляют их недействительными и заставляют банки вернуть деньги заемщикам (решение Первомайского районного суда г. Краснодара по делу № 2 – 8632/2018 от 19.07.2018 года).

Передача прав третьему лицу

Последствия безосновательной передачи прав третьему лицу закреплены в ст.1106 ГК РФ. Из контекста данной нормы следует, что если компания или физлицо передали свои права другому субъекту на основании недействительного (либо несуществующего) обязательства, то они могут потребовать восстановить прежнее положение. О каких правах в данном случае чаще всего идёт речь? Обычно о праве собственности на денежные средства. Скажем, организация «автоюристов» приобрела у гражданина права требования к страховой компании о выплате страховки за ущерб, нанесенный автомашине в результате ДТП. Впоследствии выяснилось – продавец не являлся собственником автомобиля и не вправе был претендовать на возмещение со страховой компании. Следовательно, он продал компании несуществующее обязательство и в ответ получил вполне реальные деньги. Суд признал этот договор цессии недействительным, взыскал с обманщика неосновательное обогащение и проценты за пользование чужими средствами (решение Верхнепышминского горсуда Свердловской области по делу № 2 – 3024/2016 от 21.12.2016 года).

Похожие ситуации происходят и в сфере правоотношений между юрлицами. И здесь они также возникают вследствие признания недействительности самого договора цессии. Например, компания уступила контрагенту права требования к заемщикам. Через некоторое время арбитраж, по требованию соучредителя продавца, признал цессию недействительной. Затем цедент обратился в суд и потребовал возвратить ему права требования к заемщикам. Это заявление было полностью удовлетворено (решение АС Курской собственности по делу №А35 – 115/2018 от 09.06.2018 года).

Неполученные доходы

Этот вариант обогащения обычно встречается вследствие пользования или владения чужой собственностью. Право на возмещение не полученных доходов закреплено в ст. 1107 ГК РФ. Чаще всего оно вытекает из незаконного захвата и эксплуатации недвижимости или земли. Так, семья из одной республик ближнего зарубежья незаконно вселилась в бывшее (признанное нежилым) общежитие и проживала в нем, не оплачивая за наем помещения. Собственник здания обратился в суд с иском и потребовал выселить жильцов и взыскать с них неполученные доходы за наем комнат. Судья удовлетворил вышеуказанный иск (решение Пятигорского горсуда Ставропольского края по делу № 2 – 2239/2018 от 30.07.2018 года).

Возмещение затрат

Далеко не всегда пострадавший получает деньги из-за неосновательного обогащения третьего лица. Иногда происходит и так, что собственник, возвративший себе имущество, обязан возместить затраты на его содержание. Например, компания обратилась в арбитраж с заявлением о включении в реестр кредиторов. Причиной послужил тот факт, что ранее судья в рамках процесса о банкротстве признал недействительным договор купли-продажи здания между банкротом и заявителем. Однако пока недвижимость находилась у последнего он отремонтировал и перестроил её. В итоге арбитраж включил требования истца в реестр кредиторов и признал его право на возмещение в результате неосновательного обогащения банкрота (постановление АС Дальневосточного округа по делу №А24 – 2477/2016 от 29.01.2018 года).

Возврат собственности в натуре и невозможность её возврата

По правилам ст. 1104 ГК РФ получатель обязан вернуть хозяину собственность в натуре. Но, как быть, когда этого сделать невозможно? Например, пользователь утратил или повредил имущество. В данном случае он обязан вернуть обогащение в денежном эквиваленте, либо иным способом компенсировать стоимость имущества (ст.1105 ГК РФ).

Для примера, житель г. Рамено передал знакомому автомобиль во временное пользование. Когда срок аренды истек, последний отказался вернуть автомобиль. Собственник обратился в суд и потребовал обязать арендатора вернуть машину. Судья удовлетворил иск. Однако пристав так и не нашел машину. По-видимому, арендатор разобрал её на запчасти или продал. Тогда собственник повторно отправился в суд и потребовал возместить стоимость утраченного имущества. Судья удовлетворил и эти требования хозяина автомашины (решение Раменского горсуда Московской области по делу № 2 – 3121/2018 от 30.07.2018 года).

Если же местонахождение имущества известно, а проблема заключается в только том, что контрагент отказывается его возвратить, выдвигая незаконные требования, то суд выносит вердикт о необходимости вернуть его собственнику. Далее судебные приставы обеспечивают исполнение судебного акта (решение АС Чувашской республики – Чувашии по делу №А79 – 1671/2017 от 05.09.2017 года).

Случаи, когда неосновательное обогащение нельзя возвратить

Подобные ситуации регулируются ст. 1109 ГК РФ. Среди прочих к ним относятся случаи выдачи зарплаты, перечисления алиментов и других денежных сумм, которые произошли не по вине получателя или не в результате счетной ошибки. Так, уволившийся из армии солдат – контрактник получил переплату в части денежного довольствия. Представители Министерства Обороны обратились в суд и потребовали обязать бывшего солдата вернуть деньги в бюджет. Однако судья отказал в иске. Вынося вердикт, он отметил, что переплата произошла не по вине военнослужащего и не в результате арифметической ошибки. Причиной для излишнего начисления довольствия послужила халатность должностных лиц, которые не внесли в программу сведения об увольнении солдата в запас. Поэтому, хоть неосновательное обогащение и налицо, но оно не подлежит возврату (решение Партизанского горсуда по делу № 2 – 353/2016 (дата обезличена).

Выводы

Теперь настало время сделать некоторые выводы. Прежде всего взыскание судом неосновательного обогащения считается восстановлением нарушенного права, но не мерой ответственности. Поэтому суды и взыскивают его в том размере в котором и было нарушено право потерпевшего. При этом взыскание процентов в подобных делах также имеет цель восстановить нарушенное право.

Читать еще:  Восстановление кредитной истории через суд

С другой стороны, несмотря на устоявшуюся практику и подробную регламентацию, некоторые статьи до сих пор вызывают споры юристов. Например, ст.1107 ГК РФ декларирует, что лицо, незаконно владевшее имуществом, должно вернуть собственнику не только извлеченные доходы, но те, которые оно должно было получить. А такая формулировка противоречит самой идеи реституции. Ведь при неосновательном обогащении возвращается именно то, что было, а не могло быть получено. А если такой доход не был получен или его невозможно получить в принципе? Попытка рассчитать его, даст потерпевшему привилегии перед приобретателем. Поэтому суды практически не используют его в своей практике. В остальном же это вполне работающие нормы, которые успешно применяются российскими судьями.

Неосновательное обогащение: судебная практика

Судебные иски по требованиям о неосновательном обогащении редко встречаются в судебных инстанциях РФ. Скорее всего, это связано не с уникальностью ситуаций с обогащением без оснований за чужой счет, а с недостаточным пониманием сути конкретно этого института права большинством правоприменителей.

Вся суть в истории вопроса

Правовой институт неосновательного обогащения уходит своими корнями далеко в историю. Его успешно применяли в Древнем Риме для восстановления ущемленных прав при переводе различных благ от собственника к другому обладателю без надлежащих оснований. В современной юриспруденции заявления о неосновательном обогащении довольно часто называют кондикционными исками. Именно так они обозначались в древнеримском гражданском праве. Словом condictio назывались обязательства по безосновательным искам и направлялись с целью получения взыскания certa pecun ia — денег, или certa res — вещи. Первоначально condictio (дословно переводится, как подлежащее возврату будучи утерянным по ошибке) использовали к определенным договорным обязательствам, но в дальнейшем его применение расширилось и стало носить абстрактный характер. Исходя из этого, иски condictio позволяли требовать любое добро, которое оказывалось у обладателя без основания.

Современное понимание неосновательного обогащения в РФ

В процессе развития юриспруденции в целом и договорных отношений в особенности современная судебная практика по гражданским делам трансформировала понятие кондикционный иск в институт неосновательного обогащения. Общее правило для толкования этого института отражено в ст.1104 Гражданского Кодекса РФ и гласит о возврате неосновательно приобретенного блага в натуре. Также в ст. 1107 того же кодекса оговаривается требование о возмещении упущенной выгоды, которую мог бы извлечь потерпевший. Согласно вестнику Верховного суда юридически значимыми для установления по искам об ответственности по поводу неосновательного обогащения считаются те обстоятельства, которые указывают, для каких именно обязательств передавались блага. По сути, обязательства, следующие от неосновательного обогащения, основаны на том, что все перемены в имущественном обладании должны быть обоснованными. Соответственно, все изменения имущественных прав должны быть титулованными, то есть обусловленными определенными обстоятельствами — договором, предписанием, сделкой и прочими. Тот же верховный суд подчеркивает, что бремя подтверждения обстоятельств по искам безосновательного обогащения ложится на приобретателя данного имущества.
Таким образом, у современной юрисдикции институт кондикционных требований получил следующее толкование: неосновательное обогащение — обретение или сохранение имущества, осуществленное за счет другого субъекта без оснований, установленных законодательством посредством договора/сделки, или опираясь на другие правовые нормы.

Пример из судебной практики, демонстрирующий эту категорию исков:
Владелец помещения нежилого назначения, находящегося в многоквартирном доме, проживает там без договорных отношений с управляющей организацией. Во время проживания он не оплачивает расходы на содержание совместного имущества, относящегося к владениям многоквартирного дома. Такой владелец является безосновательно обогащенным, а управляющая компания является потерпевшей стороной.

Кондикционные обязательства

Ответственность, вытекающая из безосновательного обогащения, является универсальным институтом по защите общих гражданских прав. Его ключевое отличие от правомерных взаимоотношений между субъектами по поводу имущества состоит в том, что кондикционный институт регулирует нехарактерные взаимоотношения — внедоговорные. Обязательства по требованиям неосновательного обогащения считаются охранительными, выступая гарантом против ущемления прав субъектов в том случае, когда нет способов рассматривать их в обычном порядке. Также они несут защитную функцию, направленную на восстановление нарушенных прав, возникших в результате ситуации, при которой один наживается за счет другого. Важно учитывать, что для появления кондикционных обязательств нужны определенные обстоятельства:

  • обогащение должно произойти за счет другого правового субъекта;
  • обогащение происходит без законного основания, или с особыми условиями, что ранее эти основания были, но в последующем по определенным причинам были отменены.

Например, признание сделки недействительной в определенных случаях может привести к иску о неосновательной наживе.

Согласно обзору судебных практик, данная норма об отпадении оснований впоследствии используется довольно часто. При рассмотрении суда договорные обязательства трансформируются в кондикционные иски. То есть заключенный договор или сделка по передаче имущества признаются негодными и выявляется факт незаконного обогащения.

Типичный случай из судебных практик:
Рассмотрение исков о невыполнении обязательств по кредитному договору. Например, ответчик отказывается внести доплату за обработку ссудного счета. Суд признает данное условие в кредитном договоре недействительным и обвиняет кредитную организацию в незаконном способе обогащения.

Условия для отказа возмещения в качестве неосновательного обогащения

В общих правилах возврата благ по кондикционным искам законодательством установлены исключительные случаи, когда возврат по неосновательному обогащению невозможен. Регулируется этот перечень нормой указанной в ст. 1109 ГК РФ:

  • имущество, отданное для исполнения обязательств до момента срока исполнения, кроме случаев, когда обязательствами не предусмотрено другое;
  • плата за работу и другие приравненные к ней выплаты (пособия, стипендии, пенсии, алименты и другие платежи), выплачиваемые субъекту, как источник существования, в случае отсутствия нарушений с его стороны и ошибочных подсчетов;
  • также не рассматривается имущество, отданное для исполнения определенных по договоренности обязательств, по которым истек срок давности;
  • имущество, деньги или иные выплаты, предоставленные в целях благотворительности либо для исполнения несуществующего обязательства в случае, когда приобретатель сможет доказать, что требующий возмещения знал об отсутствии обязательств.

Это весь перечень исключений по неосновательному обогащению, предусмотренный ст. 1109 ГК РФ. Он признан законом исчерпывающим и не трактуется никак иначе.

Остается добавить, что неосновательное обогащение может происходить в качестве приобретения чужого добра или его сбережения. Исследования судебной практики показывают, что четкого подхода в решении этих вопросов у судов общей практики нет. Сложности возникают в теоретическом толковании соотношения кондикционного обязательства с другими имущественными требованиями.

Советы юриста

Данные советы основаны на конкретных делах, выигранных в суде, потому имеют практическое значение.

Выполнение работ без оформления договорных обязательств.
В ситуации, когда выполнены определенные работы перед заказчиком, но договор о сотрудничестве не заключался и нет подписанных актов об исполнении работ, суд вправе отказаться от удовлетворения иска о взимании платы с заказчика. В таком случае, ссылаясь на с. 1102 ГК, можно обвинить заказчика в незаконном обогащении. Веским аргументом будут доказательства надлежащего выполнения работ и свидетельства о факте обращения заказчика с просьбой выполнить эти работы. Подойдет протокол о намерениях, технические проекты и другое нечто подобное.

Возврат комиссионных банков.
Теперь любой заемщик может истребовать у кредитора возврат комиссий, оплаченных по договору кредитования. И текущая история договора значения не имеет, оплачен ли кредит в полной мере или нет. Судебные инстанции признали банковские комиссионные заемных контрактов незаконными. Например, комиссия за обслуживание кредита за ведение счета и за выдачу кредита. Комиссия за ведение расчетного счета также признана незаконной, так как у клиента нет права выбора, он вынужден покупать эту услугу у банка при обслуживании. Договор займа не аннулируется, незаконным признается пункт о взимании дополнительных комиссионных, который в свою очередь трактуется как неосновательное обогащение подлежащее возврату.

Неосновательное обогащение: судебная практика

Судебные иски по требованиям о неосновательном обогащении редко встречаются в судебных инстанциях РФ. Скорее всего, это связано не с уникальностью ситуаций с обогащением без оснований за чужой счет, а с недостаточным пониманием сути конкретно этого института права большинством правоприменителей.

Вся суть в истории вопроса

Правовой институт неосновательного обогащения уходит своими корнями далеко в историю. Его успешно применяли в Древнем Риме для восстановления ущемленных прав при переводе различных благ от собственника к другому обладателю без надлежащих оснований. В современной юриспруденции заявления о неосновательном обогащении довольно часто называют кондикционными исками. Именно так они обозначались в древнеримском гражданском праве. Словом condictio назывались обязательства по безосновательным искам и направлялись с целью получения взыскания certa pecun ia — денег, или certa res — вещи. Первоначально condictio (дословно переводится, как подлежащее возврату будучи утерянным по ошибке) использовали к определенным договорным обязательствам, но в дальнейшем его применение расширилось и стало носить абстрактный характер. Исходя из этого, иски condictio позволяли требовать любое добро, которое оказывалось у обладателя без основания.

Читать еще:  Кассация в верховный суд по арбитражному делу

Современное понимание неосновательного обогащения в РФ

В процессе развития юриспруденции в целом и договорных отношений в особенности современная судебная практика по гражданским делам трансформировала понятие кондикционный иск в институт неосновательного обогащения. Общее правило для толкования этого института отражено в ст.1104 Гражданского Кодекса РФ и гласит о возврате неосновательно приобретенного блага в натуре. Также в ст. 1107 того же кодекса оговаривается требование о возмещении упущенной выгоды, которую мог бы извлечь потерпевший. Согласно вестнику Верховного суда юридически значимыми для установления по искам об ответственности по поводу неосновательного обогащения считаются те обстоятельства, которые указывают, для каких именно обязательств передавались блага. По сути, обязательства, следующие от неосновательного обогащения, основаны на том, что все перемены в имущественном обладании должны быть обоснованными. Соответственно, все изменения имущественных прав должны быть титулованными, то есть обусловленными определенными обстоятельствами — договором, предписанием, сделкой и прочими. Тот же верховный суд подчеркивает, что бремя подтверждения обстоятельств по искам безосновательного обогащения ложится на приобретателя данного имущества.
Таким образом, у современной юрисдикции институт кондикционных требований получил следующее толкование: неосновательное обогащение — обретение или сохранение имущества, осуществленное за счет другого субъекта без оснований, установленных законодательством посредством договора/сделки, или опираясь на другие правовые нормы.

Пример из судебной практики, демонстрирующий эту категорию исков:
Владелец помещения нежилого назначения, находящегося в многоквартирном доме, проживает там без договорных отношений с управляющей организацией. Во время проживания он не оплачивает расходы на содержание совместного имущества, относящегося к владениям многоквартирного дома. Такой владелец является безосновательно обогащенным, а управляющая компания является потерпевшей стороной.

Кондикционные обязательства

Ответственность, вытекающая из безосновательного обогащения, является универсальным институтом по защите общих гражданских прав. Его ключевое отличие от правомерных взаимоотношений между субъектами по поводу имущества состоит в том, что кондикционный институт регулирует нехарактерные взаимоотношения — внедоговорные. Обязательства по требованиям неосновательного обогащения считаются охранительными, выступая гарантом против ущемления прав субъектов в том случае, когда нет способов рассматривать их в обычном порядке. Также они несут защитную функцию, направленную на восстановление нарушенных прав, возникших в результате ситуации, при которой один наживается за счет другого. Важно учитывать, что для появления кондикционных обязательств нужны определенные обстоятельства:

  • обогащение должно произойти за счет другого правового субъекта;
  • обогащение происходит без законного основания, или с особыми условиями, что ранее эти основания были, но в последующем по определенным причинам были отменены.

Например, признание сделки недействительной в определенных случаях может привести к иску о неосновательной наживе.

Согласно обзору судебных практик, данная норма об отпадении оснований впоследствии используется довольно часто. При рассмотрении суда договорные обязательства трансформируются в кондикционные иски. То есть заключенный договор или сделка по передаче имущества признаются негодными и выявляется факт незаконного обогащения.

Типичный случай из судебных практик:
Рассмотрение исков о невыполнении обязательств по кредитному договору. Например, ответчик отказывается внести доплату за обработку ссудного счета. Суд признает данное условие в кредитном договоре недействительным и обвиняет кредитную организацию в незаконном способе обогащения.

Условия для отказа возмещения в качестве неосновательного обогащения

В общих правилах возврата благ по кондикционным искам законодательством установлены исключительные случаи, когда возврат по неосновательному обогащению невозможен. Регулируется этот перечень нормой указанной в ст. 1109 ГК РФ:

  • имущество, отданное для исполнения обязательств до момента срока исполнения, кроме случаев, когда обязательствами не предусмотрено другое;
  • плата за работу и другие приравненные к ней выплаты (пособия, стипендии, пенсии, алименты и другие платежи), выплачиваемые субъекту, как источник существования, в случае отсутствия нарушений с его стороны и ошибочных подсчетов;
  • также не рассматривается имущество, отданное для исполнения определенных по договоренности обязательств, по которым истек срок давности;
  • имущество, деньги или иные выплаты, предоставленные в целях благотворительности либо для исполнения несуществующего обязательства в случае, когда приобретатель сможет доказать, что требующий возмещения знал об отсутствии обязательств.

Это весь перечень исключений по неосновательному обогащению, предусмотренный ст. 1109 ГК РФ. Он признан законом исчерпывающим и не трактуется никак иначе.

Остается добавить, что неосновательное обогащение может происходить в качестве приобретения чужого добра или его сбережения. Исследования судебной практики показывают, что четкого подхода в решении этих вопросов у судов общей практики нет. Сложности возникают в теоретическом толковании соотношения кондикционного обязательства с другими имущественными требованиями.

Советы юриста

Данные советы основаны на конкретных делах, выигранных в суде, потому имеют практическое значение.

Выполнение работ без оформления договорных обязательств.
В ситуации, когда выполнены определенные работы перед заказчиком, но договор о сотрудничестве не заключался и нет подписанных актов об исполнении работ, суд вправе отказаться от удовлетворения иска о взимании платы с заказчика. В таком случае, ссылаясь на с. 1102 ГК, можно обвинить заказчика в незаконном обогащении. Веским аргументом будут доказательства надлежащего выполнения работ и свидетельства о факте обращения заказчика с просьбой выполнить эти работы. Подойдет протокол о намерениях, технические проекты и другое нечто подобное.

Возврат комиссионных банков.
Теперь любой заемщик может истребовать у кредитора возврат комиссий, оплаченных по договору кредитования. И текущая история договора значения не имеет, оплачен ли кредит в полной мере или нет. Судебные инстанции признали банковские комиссионные заемных контрактов незаконными. Например, комиссия за обслуживание кредита за ведение счета и за выдачу кредита. Комиссия за ведение расчетного счета также признана незаконной, так как у клиента нет права выбора, он вынужден покупать эту услугу у банка при обслуживании. Договор займа не аннулируется, незаконным признается пункт о взимании дополнительных комиссионных, который в свою очередь трактуется как неосновательное обогащение подлежащее возврату.

Апелляция поправила судей по взысканию неосновательного обогащения

Белгородский областной суд представил на своем сайте очередной выпуск информационного бюллетеня суда за октябрь 2015 года.

В бюллетень традиционно вошел обзор судебной практики по уголовным, гражданским и административным делам. Кроме того, приводятся статистические данные пересмотра судебных решений в апелляционном порядке и обзор судебной практики в европейском суде.

Анализируя одно из дел, апелляционный суд отмечает, что не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Д. обратился в суд с иском к своему сыну Ю. о взыскании суммы долга, сославшись на то, что согласно расписке от 12 мая 2012 года, Ю. обязался в течение двух лет с момента ее написания выплатить ему 120 000 руб., внесенных им за обучение в Губкинском филиале Московского государственного открытого университета. Истец, помимо этой суммы, просил взыскать с ответчика расходы по оплате госпошлины в 1000 руб. Суда удовлетворил заявленные истцом требования в полном объеме. Однако это решение было отменено в апелляционном порядке.

Согласно условиям договора о подготовке специалиста в Московском госуниверситете, Ю. был принят в него на обучение. В сентябре 2008 года его перевели на заочную форму обучения за счет средств физических и юридических лиц, а в июле 2010 года он был отчислен. Факт оплаты Д. за обучение сына подтверждается квитанциями от 6 июля 2006 года, 9 июля 2007 года и 28 июля 2009 года.

Удовлетворяя иск, суд первой инстанции сослался на ст.307,309,314 ГК РФ и на то, что в установленный в расписке срок ответчиком не исполнены принятые на себя обязательства. Однако согласно материалам дела, никаких денежных или имущественных обязательств у ответчика перед истцом не существовало, истец добровольно оплачивал за обучение своего сына, который на начало обучения являлся несовершеннолетним – 1987 года рождения.

Представленные истцом квитанции лишь удостоверяют факт внесения на счет вуза денег, и не могут рассматриваться как доказательство наличия между сторонами соглашения об установлении заемных обязательств или неосновательном обогащении ответчика, в силу следующего.Так, вступившим в силу 3 марта 2015 года решением суда по иску Д. к Ю. о взыскании долга по договору займа и процентов за пользование средствами и встречному иску Ю. к Д. о признании недействительным договора займа установлено, что факт заключения договора займа не нашел своего подтверждения, что имеет преюдициальное значение по данному делу и в силу ч.2.ст.61 ГПК РФ указанные обстоятельства обязательны для суда, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Кроме того, не нашло своего подтверждения и то обстоятельство, что ответчик неосновательно обогатился за счет истца. В соответствии с п.1 ст.1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст.1109 ГК РФ.

Читать еще:  Проверка судебных дел по инн

Согласно п.4 ст.1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности. Для возникновения обязательства вследствие неосновательного обогащения необходимо наличие одновременно двух обстоятельств: обогащение одного лица за счет другого; приобретение или сбережение имущества без предусмотренных законом, правовым актом или сделкой оснований. При этом бремя доказывания наличия данных обстоятельств лежит именно на лице, обратившемся в суд с требованиями о взыскании неосновательного обогащения.

По смыслу указанной нормы не подлежит возврату неосновательное обогащение в том случае, если передача средств или иного имущества произведена добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего либо с благотворительной целью. В связи с изложенным, юридически значимыми обстоятельствами являются не только факты приобретения имущества за счет другого лица при отсутствии к тому правовых оснований, но и факты того, что такое имущество было предоставлено приобретателю лицом, знавшим об отсутствии у него обязательства перед приобретателем либо имевшим намерение предоставить его в целях дара.

Поскольку несение истцом расходов по оплате обучения сына произведено добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны ответчика, что предполагает безвозмездность отношений, так как истцом перечислены денежные средства по несуществующему обязательству, о чем истцу было известно, в соответствии с п. 4 ст. 1109 ГК РФ указанная денежная сумма не подлежит возврату.

С полным текстом информационного бюллетеня Белгородского областного суда № 10 за октябрь 2015 года можно ознакомиться здесь.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 07.06.2016 N 50-КГ16-7

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 7 июня 2016 г. N 50-КГ16-7

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова С.В.,

судей Романовского С.В. и Киселева А.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Решетюка Д.А. к Федосенко О.Ю. о взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами

по кассационной жалобе Решетюка Д.А. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 9 сентября 2015 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В.,

Решетюк Д.А. обратился в суд с иском к Федосенко О.Ю. о взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами.

Иск мотивирован тем, что 11 и 17 мая 2012 г., 16 и 23 июня 2012 г. Решетюк Д.А. перечислил со своей карты на счет ответчицы Федосенко О.Ю. денежные средства в размере 299 756 руб. с целью участия в интернет-проекте “МММ”. Ответчицей перечисленные денежные средства не были возвращены истцу, в связи с чем Решетюк Д.А. просил взыскать указанную сумму как неосновательное обогащение, а также проценты за пользование чужими денежными средствами в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Ответчица исковые требования не признала, указав, что 10 и 16 мая 2012 г., 15 июня 2012 г. ею были переданы истцу денежные средства в размере 100 000 руб., 99 756 руб. 19 коп. и 100 000 руб. для участия в проекте “МММ”, поскольку Решетюк Д.А. был организатором данного проекта и обещал денежные средства с процентами. Передача указанных денежных средств от ответчицы истцу каким-либо образом не оформлялась, поскольку истец был соседом ответчицы. Платежными поручениями, на которые ссылался истец в обоснование заявленных требований, ранее переданные Решетюку Д.А. денежные средства были последним возвращены ей. Поскольку перечисленные Решетюком Д.А. Федосенко О.Ю. денежные средства в размере 299 756 руб. являются возвратом ранее переданных ответчицей истцу денежных средств, то не являются суммой неосновательного обогащения ответчицы.

Решением Октябрьского районного суда г. Омска от 6 июля 2015 г. исковые требования Решетюка Д.А. удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 9 сентября 2015 г. решение суда первой инстанции отменено, принято новое решение, которым в удовлетворении иска Решетюка Д.А. отказано.

В кассационной жалобе Решетюк Д.А. просит отменить апелляционное определение.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 5 мая 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судом первой инстанции установлено, что Решетюк Д.А. платежными поручениями от 11 и 17 мая 2012 г., 16 и 23 июня 2012 г. перечислил на счет Федосенко О.Ю. денежные средства на общую сумму 299 756 руб. 19 коп.

Также судом установлено отсутствие у истца намерений безвозмездно передать денежные средства Федосенко О.Ю., которая не представила доказательств того, что денежные средства были перечислены на ее счет на основании какой-либо сделки.

Удовлетворяя исковые требования Решетюка Д.А., суд первой инстанции пришел к выводу о том, что денежные средства перечислены в отсутствие установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований, в связи с чем являются неосновательным обогащением и должны быть возвращены Федосенко О.Ю.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении иска, исходил из того, что обе стороны являются участниками интернет-проекта “МММ” и пришел к выводу о том, что требования Решетюка Д.А. о взыскании денежных средств не подлежат судебной защите.

С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

В силу пункта 1 статьи 1062 Гражданского кодекса Российской Федерации требования граждан и юридических лиц, связанные с организацией игр и пари или с участием в них, не подлежат судебной защите, за исключением требований лиц, принявших участие в играх или пари под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения их представителя с организатором игр или пари, а также требований, указанных в пункте 5 статьи 1063 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 4 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 244-ФЗ “О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации” азартная игра – это основанное на риске соглашение о выигрыше, заключенное двумя или несколькими участниками такого соглашения между собой либо с организатором азартной игры по правилам, установленным организатором азартной игры. Пари – это азартная игра, при которой исход основанного на риске соглашения о выигрыше, заключаемого двумя или несколькими участниками пари между собой либо с организатором данного вида азартной игры, зависит от события, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет.

Судами установлено, что обе стороны являлись участниками интернет-проекта “МММ”. По версии истца спорные денежные средства были переданы ответчице для дальнейшего их вложения в проект. Однако Федосенко О.Ю. оставила деньги у себя.

Федосенко О.Ю. факт получения денежных средств не оспаривала, но поступившие суммы оставила себе, не направляя их для участия в интернет-проекте “МММ”, так как полагала, что перечислением ей спорных сумм истец возвратил те денежные средства, которые ранее передала она ему.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что отношения между сторонами по делу должны регулироваться нормами об азартных играх и пари, однако не указал основания, по которым пришел к указанному выводу.

При этом судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда не учла, что сама по себе передача денежных средств истцом ответчице не может квалифицироваться как участие в азартной игре (пари) только на том основании, что стороны являлись участниками интернет-проекта “МММ”.

Участием в азартных играх, пари является соглашение о том, что участник получает право на выигрыш. Однако судом второй инстанции не установлено, заключалось ли такое соглашение между сторонами по делу, на какой выигрыш мог рассчитывать истец и какими были обязанность и полномочия ответчицы относительно полученной суммы.

Таким образом, суд апелляционной инстанции в нарушение положений статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не привел мотивов изменения правовой квалификации возникших между Решетюк Д.А. и Федосенко О.Ю. отношений с главы 60 Гражданского кодекса Российской Федерации на главу 58 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах апелляционное определение подлежит отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 9 сентября 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector