Ненадлежащее оказание медицинских услуг судебная практика
Novie-adresa.ru

Строительный портал

Ненадлежащее оказание медицинских услуг судебная практика

Верховный суд защитил пациента от некомпетентных врачей

Ирина Кузина* имела затруднённость носового дыхания, и чтобы исправить этот недуг, она с разницей в полгода перенесла две операции по выпрямлению носовой перегородки: в ФГБНУ “РНЦХ им. академика Б.В. Петровского” и в Клинике эстетической хирургии и косметологии “БиКод” ООО “СпектрМед”. Но операции не смогли решить ее проблему, а спустя некоторое время состояние Кузиной еще и ухудшилось. Тогда пациентка обратилась в Клинический центр Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова, где ее были вынуждены еще два раза прооперировать.

Кузина считает, что после первой операции ей не провели необходимые процедуры, из-за чего появились осложнения. Вторая операция, по ее мнению, тоже прошла с нарушениями – без дооперационного обследования, при неполном диагнозе и в неполном объёме необходимого оперативного вмешательства. Все это причинило вред её здоровью, нравственные и физические страдания, повлекло необходимость проведения третьей и четвёртой операций под общим наркозом.

Поэтому Кузина обратилась в суд с иском к ФГБНУ “РНЦХ им. академика Б.В. Петровского” о возмещении материального ущерба в размере 237 378 руб. и компенсации морального вреда в сумме 420 000 руб., а также к ООО “СпектрМед” о компенсации морального вреда в сумме 170 000 руб. в связи с некачественным оказанием медицинских услуг – как платных, так и в рамках добровольного медицинского страхования.

Хамовнический районный суд г. Москвы и Московский городской суд отказали Кузиной в иске. Они сослались на заключение комиссии экспертов ФГБНУ “Российский центр судебно-медицинской экспертизы Минздрава РФ” и судебно-медицинскую экспертизу Санкт-Петербургского ГБУЗ “Бюро судебно-медицинской экспертизы”. Согласно этим документам, ухудшение здоровья Кузиной не обусловлено дефектами оказания медицинской помощи в ФГБНУ “РНЦХ им. академика Б.В. Петровского” и в клинике “БиКод”. Суды не усмотрели прямую причинно-следственную связь между проведёнными операциями и возникшим у истицы состоянием.

Тогда Кузина подала жалобу в Верховный суд. Тот обратил внимание на проверку, проведённую Управлением Росздравнадзора по г. Москве, согласно которой медицинская помощь была оказана Кузиной некачественно и не в полном объёме. Актом этой проверки установлен факт нарушения стандартов оказания медицинской помощи при проведении диагностики истца, её оперативном и послеоперативном лечении. Впоследствии Управление Росздравнадзора даже выдало предписание об устранении нарушений. Кроме того, из заключения комиссии экспертов ФГБНУ “Российский центр судебно-медицинской экспертизы Минздрава РФ” следовало: врачи обеих клиник поставили Кузиной неполный диагноз и не сделали нужные анализы, что привело к выбору нерационального и неэффективного оперативного лечения. Все это означает, что медицинская помощь была оказана истице некачественно. Однако нижестоящие суды не дали этому факту никакой оценки, хотя на нем частично основывались требования о компенсации морального вреда и возмещении убытков. ВС напомнил: медорганизации и медработники несут ответственность – в том числе по закону о защите прав потребителей – не только за причинение вреда жизни или здоровью при оказании гражданам медицинской помощи, но и за нарушение прав в сфере охраны здоровья (ч. 2 ст. 98 закона об основах охраны здоровья граждан, п. 8 ст. 84 закона о защите прав потребителей). Поэтому Коллегия ВС по гражданским делам отменила вынесенные по делу акты и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 5-КГ17-176). На сегодняшний день дело еще не назначено к рассмотрению.

Примечательным в этом деле является то, что нижестоящие суды не применили законодательство о защите прав потребителей. Отменяя судебные акты, ВС указал на ошибочность подобного подхода. Он акцентировал внимание, что по делам о взыскании убытков в виде стоимости услуги ненадлежащего качества нужно устанавливать сам факт ненадлежащего качества этой услуги. С этой точки зрения для взыскания убытков не имеют значения последствия, к которым привело оказание услуги ненадлежащего качества

– Андрей Бежан, партнер, руководитель Арбитражной практики ALTHAUS Group

Юристы согласились с определением судебной коллегии ВС. “Некачественное оказание медицинских услуг является основанием для взыскания с медицинской организации компенсации морального вреда и убытков, которые, в зависимости от обстоятельств дела, могут выражаться и в стоимости некачественно оказанных услуг”, – отметила адвокат, советник КА ” Муранов, Черняков и партнеры ” Ольга Бенедская . “Факт того, что услуга была оказана некачественно, установлен в ходе проведения трех экспертиз, и его проигнорировали нижестоящие суды. Следовательно, ВС верно определил основание исковых требований, делая упор на закон о защите прав потребителей”, – добавила адвокат АК ” Гражданские компенсации ” Ирина Фаст . “Определение даёт образцовое разъяснение по вопросу о том, как определить качество медицинской помощи”, – уверен партнер КА г. Москвы ” Ковалев, Тугуши и партнеры ” Сергей Патракеев . “Считаю, что это определение не останется без внимания нижестоящих судов и послужит для них неким ориентиром при вынесении судебных решений”, – сообщил юрисконсульт Лиги защиты медицинского права Алексей Койляк .

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Жалоба на некачественное оказание медицинских услуг

Эта отрасль требует строгих мер ответственности, так как на кону стоит здоровье. Государством предусмотрено наказание за некачественное оказание медицинских услуг, которым могут воспользоваться все граждане.

Законодательство

Платное медицинское обслуживание подпадает под нормы Закона о защите прав потребителей. Глава 3 полностью регулирует сферу обслуживания, в том числе и лечение в специализированных учреждениях. Это означает, что потерпевший имеет право заявить требования по ст. 29 ЗоЗПП.

Понятие качественной услуги положения ЗоЗПП не содержит, но определение можно вывести из общего регулирования гражданского законодательства. Услуга качественная, если соблюдены все пункты ранее заключенной договоренности. Недобросовестное обслуживание в области медицины влечет ущерб здоровью потребителя и несоблюдение пунктов сделки.

Более конкретная информация содержится в ФЗ № 323 «Об основах охраны здоровья». В ст. 2 указано, что медицинские услуги — это вмешательство, направленное на профилактику, выявление и лечение заболеваний.

Бесплатная ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ:

М ск +7 (499) 938 5119

С пб + 7 (812) 467 3091

Фед + 8 (800) 350 8363

Основания

ФЗ № 323 конкретизирует понятие качества медицинской помощи. Норма связывает его с тремя параметрами:

  • своевременность ;
  • правильность ;
  • результативность.

Важно! Перечисленные критерии означают, что некачественная услуга не всегда оказывает отрицательный эффект на здоровье (наносит вред). Если обслуживание не принесло результата, оно также признается ненадлежащим.

Основания для претензий закреплены в ЗоЗПП. Ст. 29 ЗоЗПП предоставляет следующие права для клиента при обнаружении недостатков:

  • бесплатно устранить их ;
  • уменьшить стоимость лечения ;
  • возместить расходы.

Если недочеты не будут исправлены медицинским учреждением в установленный срок, возможен отказ от исполнения договора со стороны клиента. Граждане могут также заявить о полном возмещении всех убытков.

Некачественное оказание медицинских услуг

Ненадлежащее медицинское обслуживание, которое привело к ущербу здоровья или вовсе не принесло никакого полезного эффекта, повлечет санкции со стороны закона.

Установлен претензионный порядок урегулирования конфликта. От пострадавшего потребуется составить претензию. Для письменного акта предусмотрены определенные правила.

Документ имеет следующую структуру:

  • шапка ;
  • основной раздел ;
  • заключительные положения.

Шапка — вводная часть текста, которая содержит реквизиты сторон договоренности. Заявитель указывает свои личные данные и сведения об учреждении, где проводилось лечение. Отдельно можно назвать врача, но заполнение данных про специалиста необязательно.

Важно! По общему правилу ответственность за качество услуг будет нести организация, а не врач. Конкретное лицо будет наказано только в случаях, если имеются основания для уголовной ответственности (например, непреднамеренное убийство).

Основная часть — подробное изложение обстоятельств дела. Заявитель указывает события в хронологическом порядке и конкретные нарушения, которые удалось выявить. Примеры: использовались нестерилизованные инструменты при медосмотре, врач пренебрег порядком лечения, ввел не те препараты и другие обстоятельства.

Заключительные положения содержат дату и подпись заявителя. Отдельно в тексте прописываются приложения: подтверждение нарушений и возможности предъявлять претензии.

Читать еще:  Видеофиксация без предупреждающего знака судебная практика

В качестве приложений выступают:

  • чеки (доказывают оплату);
  • полис ОМС ;
  • договор (подтверждает факт обслуживания) ;
  • рентгеновские снимки, рецепты, результаты диагностики и другие свидетельства нарушения.

Чем больше будет аргументов, тем эффективнее пройдет разбирательство. Желательно сохранить все чеки. Особняком стоит медицинская карта: документ может стать краеугольным камнем обвинения, так как она содержит основную информацию о лечении и диагностике болезней.

Если есть сомнения в законности деятельности конкретной организации, то можно поднять вопрос о лицензии. Медучреждения могут заниматься лечением и профилактикой только при наличии специализированного документа — разрешения со стороны государства.

Претензии

Стиль изложения претензии деловой, никаких эмоций и художественных оборотов, брани, нецензурных выражений. Гражданин может выдвинуть в документе требования, предусмотренные статьей 29 ЗоЗПП, от безвозмездного устранения дефектов до уменьшения цены лечения.

Важно! Если клиент просит вернуть деньги, то не стоит забывать про неустойку. Лечебное учреждение не освобождается от штрафов, даже если оно компенсировало положенные убытки пациента. Можно заявить о возврате пеней по закону.

Куда пожаловаться на медуслуги ненадлежащего качества

Возникает логичный вопрос: куда жаловаться гражданам? Для урегулирования споров между пациентами и медицинскими организациями существуют три инстанции:

Примечательно, что государство не предусмотрело обязательного претензионного порядка для урегулирования споров в медобслуживании. Пациент может сразу же обращаться и жаловаться в государственные надзорные инстанции без составления претензии. Тем не менее попытка досудебного разрешения конфликта может привести к результату гораздо быстрее, чем непосредственное обращение за помощью в госорганы.

Знайте! Помимо указанных структур, специально для дополнительной защиты прав потребителей была учреждена еще одна инстанция — Росздравнадзор.

На него возложены те же функции, что и Минздрав, но первая организация нацелена на разбирательство менее насущных проблем. Потребители могут пожаловаться в обе инстанции.

В Министерство здравоохранения

Минздрав отвечает за качество лечения болезней на всей территории России. Государственный орган следит за деятельностью каждого учреждения, чья задача — профилактика и диагностика заболеваний.

Граждане могут обращаться в Министерство как при нарушениях, так и в случае подозрений. Если у пациента есть доказательства вины организации, то составляется жалоба. Когда подтверждений нет, но возникла необходимость в проверке, то можно составить обращение.

Минздрав принимает как письменные акты, так и формы в электронном виде. Заявление можно заполнить на официальном сайте госструктуры.

В прокуратуру

Это центральный надзорный орган, предназначенный для контроля за соблюдением норм законодательства. Если гражданин не верит в работу Минздрава, то можно обратиться в прокуратуру.

Рекомендуется подготовить доказательства нарушений — правоохранительный орган в срочном порядке заведет дело и назначит проверку. Единственный нюанс — сроки рассмотрения: прокуратура чрезвычайно загружена.

Имеет смысл обращаться при наличии признаков преступлений по УК РФ (попытка убийства, отравление, смерть по неосторожности врача и другие деяния).

В суд

Обращение в суд — основной метод воздействия на нарушителей. Центральное достоинство судебного разбирательства — гарантия результата, если есть признаки нарушений. Главный недостаток — сроки рассмотрения дела. По общему правилу, разбирательство проводится в течение 2 месяцев.

Для обращения в суд требуется написать исковое заявление. Оно в основе дублирует содержание претензии, но предусмотрены более строгие требования к оформлению. В обязательном порядке указываются реквизиты суда и ссылки на нормы закона.

Судебная практика

Главное замечание — Верховный Суд РФ сослался на важность потребительского законодательства. Районные суды часто пренебрегали ЗоЗПП в пользу Гражданского кодекса РФ. ВС указал ошибочность такого подхода и обязательность применения норм ЗоЗПП.

Во взысканиях морального вреда заметно уменьшение стандартов доказывания. Это означает, что компенсировать психические и нравственные страдания становится все легче. Положительную тенденцию подтверждает и Верховный Суд РФ.

Ежегодно граждане подают около 6 тысяч жалоб на врачей. Лишь 10 % из них доходят до суда — остальные решаются либо в рамках претензии, либо в других государственных органах.

Из юридической практики следует, что граждане могут не только требовать возмещения убытков и морального вреда, но и уплаты неустойки. Размеры зависят от тяжести нарушений. Надзорные органы взыскивают с медучреждений внушительные суммы. Главное — собрать доказательства ненадлежащего лечения или диагностики, желательно и обращение к юристам.

Некачественное оказание медицинских услуг

Ущерб от некачественного оказания медицинских услуг – частый повод для обращения граждан в нашу компанию. Возместить вред, нанесенный ненадлежащим выполнением медицинским учреждением своих услуг, можно в досудебном порядке и через суд.

Компенсации за какой вред вы вправе требовать

Федеральным законом № 323 предусмотрено право гражданина на возмещение вреда, причиненного его здоровью в ходе оказания медицинской помощи (п. 9 ч. 5 ст. 19). Этот вред может быть имущественным или моральным.

Вред, причиненный здоровью или жизни человека, возмещают в денежном эквиваленте.

Имущественный вред может быть двух типов:

Возмещение убытков, понесенных из-за потери трудоспособности. Для аргументации этих потерь необходимо предоставить суду документы, подтверждающие, что при ненаступлении данного случая истец мог бы иметь определенный заработок (доход)

Взысканию подлежат и понесенные расходы на обоснованное дополнительное лечение (если такое лечение не могло быть предоставлено гражданину бесплатно) и восстановление, приобретение специальных средств и медикаментов, подтвержденные документально.

Моральный вред взыскивается с ответчика независимо от его вины в произвольной сумме

На практике указанные истцом требования урезаются в соответствии с принятой в суде практикой до соразмерного причиненному вреду ущерба. Во внимание принимают степень вины ответчика, степень перенесенных нравственных и моральных страданий истца, а также принятую в регионе официальную и неофициальную практику вышестоящих судебных органов.

Если вы полагаете, что медицинская организация оказала свои услуги несвоевременно или ненадлежащим образом, необходимо собрать доказательства связи действий/бездействия медработников и возникшего вреда. Таким доказательством является экспертное заключение.

Многие клиенты полагают, что для определения перспектив дела по возмещению за некачественные медицинские услуги необходим отдельный специалист, владеющий юридическими и медицинскими познаниями одновременно. Это не так – и судебный юрист, и адвокат, и судья будут основывать правовые позиции на основании заключения медицинской экспертизы. Самостоятельная оценка медицинских документов не допускается ни с точки зрения суда, ни с точки зрения профессионального адвоката. Об этом говорит п. 1 ст. 79 Гражданского Процессуального кодекса РФ.

Экспертиза может потребоваться дважды – изначально для подтверждения своей точки зрения и подачи иска в суд, и в ходе судебного разбирательства. Если ответчик поставит под сомнение проведенную вами досудебную экспертизу, или укажет на факт ее некомпетентности эксперта, судом может быть принято решение провести судебную экспертизу в согласованной сторонами и назначенной судом организации.

Ответственность врачей за некачественную медицинскую услугу

Возмещение вреда, причиненного сотрудником любой организации при выполнении им трудовых обязанностей, возлагается на юридическое лицо – организацию (ст. 1068 ГК РФ). То же справедливо и для медицинских учреждений. Впоследствии работодатель медицинского работника имеет право регрессного требования к сотруднику. Часто ответственность врачей страхуют с целью избежать прямого возмещения вреда.

Таким образом, стороной по делу о ненадлежащем оказании медицинской помощи будет организация, с которой был заключен договор на оказание услуг. В порядке регресса понесший убытки работодатель сможет впоследствии взыскать некоторую часть возмещения с работника.

Попытка досудебного урегулирования

Перед инициацией судебного разбирательства необходимо попытаться урегулировать спор в досудебном порядке. Для этого составляют требование о возмещении вреда и направляют по месту нахождения организации заказным письмом с описью вложения. Мы подробно писали о досудебных претензиях в этом материале.

Важно показать оппоненту серьезность ваших намерений и перспективу судебного разбирательства. Нередко такие споры заканчиваются заключением соглашения о выплате возмещения еще до суда.

Если в указанный в досудебной претензии срок вы не получили предложений об урегулировании конфликта, необходимо обращаться в суд. Обычно организации предпочитают не отвечать отказом на претензии, а просто их игнорировать. Отсутствие письменного ответа или выполнения требования расценивается как отказ от его выполнения.

Читать еще:  Полная гибель автомобиля КАСКО судебная практика

Некачественное оказание медицинских услуг

В последние годы случаев, когда некачественно оказанные медицинские услуги негативно повлияли на жизнь людей, стало очень много. Для одних все закончилось летальным исходом, а родственники долго и безуспешно пытались добиться правды, другие получили увечья, стали инвалидами или их здоровью был причинен тяжкий вред. Третьи – понесли серьезные моральные страдания и не получили должный результат от действий медицинских работников (к примеру, стали клиентами недобросовестной клиники пластической хирургии или косметологии). Бытует мнение, что добиться справедливости за непрофессиональные действия или бездействие врачей практически невозможно. Этому способствует и часто формальное отношение правоохранительных и надзорных органов к делам такого рода, и инертное действие самих потерпевших. Если вы не хотите ограничиваться жалобой на некачественно оказанные медицинские услуги, желаете получить соизмеримую причиненным страданиям материальную компенсацию и наказать виновных, обязательно отнеситесь к нижеописанной информации со всей внимательностью. Квалифицированные юристы, имеющие необходимый опыт в решении судебных споров с медицинскими учреждениями, расскажут вам, на что можно претендовать, какая мера ответственности возможна для клиники и отдельно для врача, в какой последовательности действовать и какие документы для этого подготовить.

Какие документы следует хранить и не терять ни в коем случае?

Любые документы, подтверждающие факт наличия гражданско-правовых отношений с медицинским учреждением. Это могут быть кассовые чеки об оплате услуг, договоры и приходные ордера, рецепты врача, а также любые медицинские документы и результаты обследований – анализы, кардиограммы и энцефалограммы, иные средства фиксации медицинских приборов. Это основа вашей доказательной базы для суда, поэтому пренебрегать важностью этих документов не стоит.

Идеальный вариант, когда на руках имеется еще и медицинская карта. Порой ее оригинал хранится в лечебном учреждении и не выдается на руки, поэтому постарайтесь предоставить суду хотя бы копию.

Кто несет ответственность за некачественно оказанные услуги?

Согласно статье 1068 Гражданского кодекса РФ за вред, который причинил гражданину работник юридического лица, материальную и гражданскую ответственность несет именно это юридическое лицо. В нашем случае – государственное или частное медицинское учреждение. Если совершенные действия или бездействие медицинских работников включают состав преступления по статьям 109, 118 или 293 Уголовного кодекса РФ (причинение смерти по неосторожности, причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности или халатность), то персональную ответственность в рамках уголовного дела несет сам врач. В таких случаях заявлять отдельный гражданский иск в рамках уголовного дела не стоит, т.к. материальную ответственность за содеянное будет нести клиника, ну а персональную перед законом – врач.

На какую компенсацию можно рассчитывать?

Не забывайте о существовании Федерального закона № 323, который рассматривает именно подобные случаи. Он дает гражданину право на получение компенсации за некачественно оказанные медицинские услуги, причинившие вред здоровью или жизни. Вред может быть, как материальный, так и моральный. Имущественный ущерб принято делить на две категории:

  • Возмещение убытков или недополученной прибыли по причине временной потери нетрудоспособности. Чтобы рассчитывать на такую компенсацию, необходимо предоставить суду документы, подтверждающие факт получения определенного заработка или дохода при сохранении трудоспособности.
  • Компенсация обоснованного дополнительного лечения (при невозможности получить его на бесплатной основе), восстановления, приобретения медикаментов и специальных средств. Главное – хранить чеки и платежные документы, подтверждающие факт расходов на восстановление подорванного здоровья.

Что же касается морального вреда, то его можно взыскать с ответчика даже в том случае, если проведенная служебная проверка не установила прямой вины. Размер компенсации морального вреда заявляется произвольно, но помните, суд все равно снизит сумму до определенного предела, соизмеримого причиненному ущербу. При рассмотрении искового заявления во внимание будет приниматься степень вины медицинского учреждения, степень перенесенных моральных и нравственных страданий и принятая в данном регионе практика. Это означает, что в одном субъекте федерации сумма морального вреда может быть больше или меньше, чем в другом.

Прежде чем готовить исковое заявление для суда, нужно подготовить доказательную базу, подтверждающую факт несвоевременного или некачественного оказания медицинских услуг. Для получения компенсации важно установить и связь между действием или бездействием врачей и причиненного вреда здоровью. Основным доказательством по делу является экспертное заключение. Некоторые ошибочно полагают, что готовит его специалист, который одновременно является компетентным как в медицинских, так и правовых вопросах. На практике это работает по-другому, а судебный юрист, адвокат и судья будут руководствоваться лишь заключением медицинской экспертизы. В статье 79 Гражданского кодекса РФ говорится о недопустимости самостоятельного толкования медицинских документов в рамках судебного процесса. Иногда экспертизу приходится делать дважды: в первый раз – для подтверждения своих исковых требований и подачи заявления, второй раз – непосредственно в рамках судебного разбирательства. На практике встречаются случаи, когда ответчик или его адвокат смогут поставить под сомнение результаты досудебной экспертизы, поэтому по их ходатайству суд назначает повторную.

ВС: пациент является потребителем только при получении платных медицинских услуг

15 июля Верховный суд вынес Определение по делу № 44-КГ19-7, которым удовлетворил жалобу больницы, полагавшей, что недопустимо взыскивать с нее штраф за отказ в добровольном порядке удовлетворить требования пациента. Медучреждение сослалось на то, что до вынесения решения первой инстанции оно не знало о том, что услуга была оказана ненадлежащим образом. В этом же акте ВС поставил под сомнение возможность считать пациента по ОМС потребителем, хотя ранее в одном из своих постановлений Пленум высказал другую точку зрения.

Суды взыскали с больницы не только моральный вред, но и «потребительский» штраф

Михаил Кибанов в июле 2014 г. находился на стационарном лечении в Городской больнице им. академика Вагнера в г. Березники. Во время операции ему была занесена инфекция; по этой причине мужчина перенес еще несколько сложных операций, которые проводились уже в Пермской краевой клинической больнице.

Позднее гражданин обратился в городскую больницу с претензией, где указал, что в результате некачественно проведенной операции ему причинен моральный вред. Мужчина оценил свои физические и нравственные страдания в 10 млн рублей и потребовал выплатить ему эту сумму.

Поскольку больница отказалась удовлетворять требования в добровольном порядке, Михаил Кибанов в августе 2017 года обратился в суд с иском о компенсации морального вреда, полученного из-за оказания некачественной медицинской услуги, а также о взыскании штрафа по Закону о защите прав потребителей. Березниковский городской суд Пермского края удовлетворил ходатайство истца о проведении комплексной судебно-медицинской экспертизы. В ней был поставлен вопрос о том, были ли допущены сотрудниками больницы «дефекты оказания медицинской помощи» Кибанову. В результате экспертизы было установлено, что работники учреждения оказали медицинскую помощь некачественно и что именно это привело к негативным последствиям и повторным оперативным вмешательствам. В заключении эксперты указали, что в случае правильного оказания медицинской услуги имелась возможность избежать этого.

Основываясь на этом, Березниковский городской суд взыскал с городской больницы компенсацию морального вреда в размере 2,5 млн рублей и 1,25 млн рублей «потребительского» штрафа.

Пермский краевой суд поддержал первую инстанцию. Дополнительно суд апелляционной инстанции отметил, что виновные действия больницы установлены в суде. Он также признал необоснованными доводы ответчика о том, что, обращаясь в больницу с претензией о компенсации морального вреда, Михаил Кибанов не представил доказательства виновных действий медперсонала. Апелляция не усмотрела оснований для снижения размера взысканного штрафа, сославшись на то, что больница ранее не заявляла ходатайство о снижении его размера и не представляла доказательства его несоразмерности.

Верховный Суд посчитал взыскание «потребительского» штрафа необоснованным

В 2018 году медучреждение присоединилось к Краевой больнице им. академика Вагнера, которая обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд. Представитель больницы просил отменить акты нижестоящих инстанций в части взыскания штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя.

Читать еще:  Двусторонняя реституция примеры судебных решений

Проанализировав законодательство об основах охраны здоровья граждан, Судебная коллегия по гражданским делам указала, что право на охрану здоровья и медицинскую помощь гарантируется системой закрепляемых в законе мер, включающих в том числе определение качества и стандартов оказания медицинской помощи, а также установление ответственности медицинских организаций за причинение вреда жизни или здоровью при оказании гражданам медицинской помощи. ВС подчеркнул, что законом гарантировано, что медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно. Однако наряду с этим у граждан есть право на получение платных медицинских услуг. К отношениям по предоставлению гражданам платных медицинских услуг применяется законодательство о защите прав потребителей, указал Суд.

При этом Судебная коллегия сослалась на п. 9 Постановления Пленума ВС от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», в соответствии с которым законодательство о защите прав потребителей необходимо применять при предоставлении медицинских услуг в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования. Однако, процитировав п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей, Верховный Суд пришел к выводу, что взыскание предусмотренного им штрафа возможно при оказании гражданину только платных медицинских услуг. Он также обратил внимание на п. 8 ст. 84 Закона об основах охраны здоровья граждан, в соответствии с которым Закон о защите прав потребителей применяется к отношениям, связанным с оказанием платных медицинских услуг.

Руководствуясь этой позицией, Судебная коллегия по гражданским делам указала, что для определения возможности применения в данном деле норм о защите прав потребителей нижестоящие суды должны были изучить правовую природу отношений по оказанию Михаилу Кибанову медицинской помощи. По мнению ВС, ключевым моментом было установление того, оказывалась ли медицинская помощь бесплатно либо на возмездной основе. Суд подчеркнул: от факта оплаты медпомощи зависит возможность применения к спорным отношениям законодательства о защите прав потребителей.

ВС также указал: нижестоящие инстанции не приняли во внимание, что вопрос о качестве оказанной медицинской помощи разрешался только в процессе судебного разбирательства по иску Михаила Кибанова, а при обращении в больницу с претензией соответствующих доказательств он не предоставил.

Суд напомнил, что законодательством предусмотрена возможность государственного и ведомственного контроля за соблюдением учреждениями порядков оказания медицинской помощи и ее стандартов. Также возможен контроль качества и условий предоставления медицинской помощи со стороны территориального отделения Фонда обязательного медицинского страхования. Ни одна из этих проверок не была проведена в спорной ситуации. При этом установление данного факта имеет существенное значение для разрешения вопроса о наличии у медицинского учреждения оснований в добровольном порядке удовлетворить требования пациента, указавшего в претензии на оказание ему некачественной медицинской помощи.

Кроме того, как указано в определении, компенсация морального вреда подлежит взысканию в пользу потребителя при наличии вины исполнителя, а ее размер определяется судом после установления в судебном порядке нарушения прав потребителя и вины исполнителя в нарушении этих прав. Однако, указал ВС, вопрос о качестве медицинской помощи разрешался уже в процессе судебного разбирательства. Следовательно, вывод о том, что при обращении Михаила Кибанова с претензией его требования подлежали удовлетворению в добровольном порядке, противоречит закону.

Суд определил, что применять положения п. 9 Постановления Пленума ВС от 28 июня 2012 г. № 17 нужно было не изолированно, а в комплексе со ст. 15 Закона о защите прав потребителей, нормами Закона об основах охраны здоровья граждан и Правил предоставления медицинскими организациями платных услуг.

На основании указанных доводов Верховный Суд отменил предыдущие постановления и вернул дело в первую инстанцию на повторное рассмотрение.

Эксперты поддержали ВС в необходимости пресечения «потребительского экстремизма»

Адвокат, управляющий партнер «Адвокатской группы “ОНЕГИН”» Ольга Зиновьева полагает, что отмеченное Постановление Пленума № 17 обоснованно распространило действие гарантий, содержащихся в законодательстве о защите прав потребителей, на все категории пациентов, включая тех, кто получает медицинские услуги в рамках программы государственных гарантий, то есть за счет средств обязательного медицинского страхования.

Она указала, что анализируемое определение содержит две позиции, принципиально отличные от применяемого в настоящее время в судебной практике толкования. Первая позиция, полагает Ольга Зиновьева, «необоснованно поражает в правах пациентов, не приобретающих медицинские услуги за прямую оплату, а получающих их за счет ОМС».

Адвокат обратила внимание на тот факт, что в обоснование отказа во взыскании штрафа Верховный Суд сослался на понятие потребителя из преамбулы Закона о защите прав потребителей, посчитав, что им является только лицо, приобретающее услуги по возмездному договору, то есть за плату. «Эта позиция кардинально расходится с п. 9 Постановления Пленума № 17, поскольку данным определением Верховный Суд фактически отнимает у пациентов, не заключающих с медицинской организацией прямого возмездного договора, те процессуальные гарантии, которые дает им закон, – разъяснила Ольга Зиновьева. – Это не только право на взыскание в их пользу штрафа, но и право на альтернативную подсудность, на отсутствие пошлины, на 10-летнюю исковую давность при допущении существенных недостатков услуги, на предусмотренные законом штрафные неустойки, на иное распределение бремени доказывания».

Кроме того, она полагает, что если Суд посчитал, что квалифицирующим признаком для применения потребительского законодательства является «возмездный договор», то ему необходимо было обратиться к Закону об обязательном медицинском страховании, в котором подробно описана система договоров, обеспечивающих работу системы ОМС. Согласно этому закону медицинская организация оказывает услуги на основании возмездных договоров, заключаемых со страховыми компаниями, где пациент является выгодоприобретателем, то есть потребителем медицинской услуги, пояснила эксперт.

«Учитывая противоречие позиции одной из коллегий ВС по конкретному делу позиции Пленума, полагаю, что Верховный Суд должен демонстрировать последовательность правоприменения и толкования права», – подчеркнула Ольга Зиновьева.

Гораздо более верной ей представляется вторая принципиальная позиция, которая, как указала адвокат, может поставить заслон на пути так называемого потребительского экстремизма. По мнению Ольги Зиновьевой, Верховный Суд фактически сказал, что отказ от удовлетворения законных требований потребителя в добровольном порядке отсутствует в том случае, если одновременно соблюдены следующие условия. Первое – на момент предъявления претензии к исполнителю у него отсутствуют данные о том, что услуга не отвечает требованиям качества. Второе – в дальнейшем качество услуги является предметом исследования в суде и судом же устанавливается сумма компенсации морального вреда. При их соблюдении наказание за такой отказ в виде штрафа наступать не должно.

Адвокат, председатель Коллегии адвокатов системы биоэкологической безопасности и здравоохранения РФ Юрий Меженков полагает, что ВС постепенно начинает приводить к общим критериям оценки «чрезмерно перегруженную подзаконными актами медицинскую отрасль».

Он согласился с тем, что в данном случае у больницы отсутствовала обязанность по добровольному возмещению вреда, поскольку ее вина была установлена лишь в ходе судебного разбирательства. Адвокат подчеркнул, что для взыскания «потребительского» штрафа не имеет принципиального значения, платно или бесплатно оказывалась медицинская помощь. «Принципиальными моментами будут доказанность ненадлежащего оказания медицинской помощи именно на досудебном этапе и последующий отказ медицинской организации от добровольного возмещения», – утверждает он.

Эксперт отмечает, что в последние годы получил достаточно широкое распространение «потребительский экстремизм», в том числе и среди пациентов медучреждений. «Позиция ВС, высказанная по данному делу, упростит досудебное возмещение причиненного вреда здоровью, поскольку медорганизация будет поставлена перед выбором: заплатить требуемую пациентом сумму во внесудебном порядке или ту же сумму по судебному решению плюс штраф», – полагает Юрий Меженков.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector