Этика поведения адвоката в судопроизводстве
Novie-adresa.ru

Строительный портал

Этика поведения адвоката в судопроизводстве

Этика поведения адвоката в судопроизводстве

Адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката (подп. 4 п. 1 ст. 7, п. 1 ст. 8 Закона об адвокатуре).

Адвокат принимает поручение на ведение дела и в том случае, когда у него имеются сомнения юридического характера, не исключающие возможности разумно и добросовестно его поддерживать и отстаивать.

Участвуя в судопроизводстве, адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, проявлять уважение к суду и другим участникам процесса, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушений прав последнего ходатайствовать об их устранении. Возражая против действий судей и других участников процесса, адвокат должен делать это в корректной форме и в соответствии с законом.

Адвокат обязан защищать интересы клиента добросовестно и с максимальной для него выгодой, но не выходя за предусмотренные законодательством рамки. Адвокат не вправе допускать в процессе разбирательства дела высказывания, умаляющие честь и достоинство других участников разбирательства, даже в случае их нетактичного поведения (поди. 7 п. 1 ст. 9 Кодекса). Процессуальный противник не враг, с ним надо обращаться уважительно, не подвергать оскорблениям, высмеиванию, его процессуальные права следует уважать и с ними считаться. Какой-либо обман кого-либо со стороны адвоката недопустим, использование подложных доказательств запрещено. Лучший способ решения спора – мирный.

Со стороны адвоката недопустимы незаконные способы защиты, в п. 1 ст. 10 Кодекса предусмотрено, что закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя. Никакие пожелания, просьбы или указания доверителя, направленные на несоблюдение закона или нарушение правил, предусмотренных Кодексом, нс могут быть исполнены адвокатом. Если клиент настаивает на таком способе ведения дела, который противоречит поведению, предписываемому нормами адвокатской этики, то адвокату следует в соответствии с правилами, регулирующими право отказа от исполнения принятого поручения, отказаться от сотрудничества с этим клиентом либо искать разумный повод для того, чтобы не совершать в судебном процессе действия, находящиеся в противоречии с правилами адвокатской этики. Адвокат не должен пытаться прямо или косвенно влиять на решения либо действия суда, а также иных участников процесса любыми средствами за исключением представления законных доказательств и открытого убеждения. Адвокат не должен злоупотреблять своим положением в судебном процессе, добиваясь, совершая либо избегая процессуальных действий, которые, будучи сами по себе законными, инициированы лишь с одной целью – нанести ущерб другой стороне или максимально усложнить процедуру защиты и реализации ее законных прав и интересов.

Этика адвоката при общении со СМИ, реклама адвокатской деятельности. Условия и ограничения

Федеральная палата адвокатов подготовила рекомендации адвокатам по взаимодействию со СМИ. Адвокату не рекомендуется отказывать представителям СМИ в предоставлении информации, составляющей публичный интерес, за исключением случаев, когда такая информация является профессиональной тайной или может повредить интересам и репутации доверителя. Адвокат может общаться со СМИ на любые темы, волнующие общество. Адвокатам необходимо тщательно готовиться к выступлениям в СМИ: по возможности обговаривать с журналистами вопросы, на которые он готов отвечать, а также предложить представить окончательный текст выступления на согласование во избежание неточностей и ошибок. При этом адвокатам рекомендуется воздерживаться от радикальных политических заявлений и выступлений в СМИ, однако они могут выступать в защиту интересов различных социальных групп, имеющих целью внести изменения в действующее законодательство, политику управления или привлечь внимание общественности к какому-либо вопросу. В этих случаях адвокат также имеет право комментировать ход развития дела. Адвокаты должны выступать в СМИ с позиций права. При этом адвокату следует излагать свою позицию точно, ясно и кратко, чтобы она была понятна даже не подготовленным в правовом отношении людям.

Использование СМИ как инструмента защиты прав гражданина в конкретном деле является не только морально оправданным, но и необходимым. Применение СМИ в адвокатской деятельности может осуществляться в двух формах: адвокат самостоятельно выступает в той или иной газете, журнале, на телевидении, радио и сотрудничество адвоката с журналистами или СМИ, публикующих информацию, предоставленную адвокатом.

Основными целями общения адвоката со СМИ являются: привлечение дополнительных сил и средств для защиты доверителя; создание общественного резонанса по проблемам доверителя; предупреждение нарушений закона в отношении подозреваемого, обвиняемого, других доверителей и самого адвоката.

Эффективность применения СМИ в адвокатской деятельности, как правило, достигается при: ясно и четко сформулированных целях, профессионально подготовленных материалах.

При освещении в СМИ материалов конкретных дел следует принимать во внимание требования Кодекса профессиональной этики адвоката, касающиеся соблюдения адвокатской тайны. Вопрос о привлечении СМИ к освещению конкретного дела всегда должен согласовываться с доверителем путем включения в соглашение пункта о том, что доверитель дает адвокату согласие на распространение в СМИ любой полученной по делу информации.

Другой аспект использования СМИ в интересах конкретного адвоката – это информирование населения об адвокате и его услугах. Неэтично размещать в СМИ материал, содержащий оценочные характеристики адвоката, отзывы о его работе, сравнение с другими адвокатами и их критику.

Российское законодательство до настоящего времени придерживалось позиции, согласно которой адвокатская деятельность не рекламируется. Например, ст. 17 Кодекса профессиональной этики адвоката устанавливает, что информация об адвокате и адвокатском образовании допустима, если она не содержит: оценочных характеристик адвоката; отзывов других лиц о работе адвоката; сравнений с другими адвокатами и критики адвокатов; заявлений, намеков, двусмысленностей, которые могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей или вызывать у них безосновательные надежды.

Широкий круг лиц имеет право на получение информации об адвокате, адвокатском образовании, поскольку имеет право обращаться за оказанием юридической помощи к избранному им адвокату.

Тем не менее ни Закон об адвокатуре, ни Кодекс профессиональной этики адвоката нс предусматривают такого понятия, как реклама адвокатской деятельности.

Экономическое понятие рекламы несколько противоречит принципам адвокатской деятельности. “Реклама – это средство коммуникации, позволяющее передать сообщение потенциальным покупателям, прямой контакт с которыми не установлен. Прибегающий к рекламе создает имидж марки и формирует капитал известности у конечных потребителей. Реклама – основной инструмент коммуникационной стратегии втягивания. Реклама – основная составляющая маркетингового давления” [1] .

Правовое определение этого понятия дано и в ст. 3 Федерального закона от 13.03.2006 № 38-ΦЗΦ “О рекламе”. Реклама – информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке. Такая правовая формулировка не позволяет четко определить, применимо ли понятие рекламы к адвокатской деятельности.

В том же Законе содержится более приемлемое к информационному обеспечению адвокатских услуг понятие – социальная реклама, но Закон связывает ее с достижением благотворительных целей.

Российское законодательство обязывает адвоката оказывать гражданам Российской Федерации юридическую помощь бесплатно (ст. 26 Закона об адвокатуре). УПК хотя и предусматривает оплату труда адвоката по назначению дознавателя, следователя, прокурора или суда из средств федерального бюджета (ст. 50, 51), но выполнение этой нормы на практике оставляет желать лучшего. Основной объем юридических услуг среднего адвоката выполняется на безвозмездной основе. Тем не менее признать деятельность адвоката благотворительной нельзя, а потому понятие “социальная реклама” в его действующей формулировке неприменимо к адвокатской деятельности.

В условиях конкуренции, рыночных отношений адвокатские образования не в состоянии оплачивать по рыночным ценам размещение информации наряду с организациями банковского, нефтяного и иных видов крупного бизнеса и международными корпорациями, как того требует Федеральный закон “О рекламе” [2] .

Этика поведения адвоката в судопроизводстве

Если бы автору пришлось отвечать на вопрос, в чем основное отличие американского или французского адвоката от российского, то, несмотря на то, что различий, на самом деле, много и серьезных, в качестве главного, было бы названо отношение к суду. Вообще-то, это вполне естественно – угол падения всегда равен углу отражения. На западе адвокат в восприятии судьи – “младший партнер” в осуществлении правосудия, ровно также как и прокурор. На западе судьи, прокуроры и адвокаты – люди одного круга, одного, если угодно, сословия. В России, по крайней мере, в период советской власти, судьи весьма негативно относились к адвокатам, которые были вынужденной помехой в проявлении их классового сознания, отправлении воли партии (вместо отправления правосудия). Ни в одной демократической стране не могла появиться такая статья в правительственной газете, как статья “Волчья стая”, опубликованная в середине 50-ых и посвященная положению дел в Ленинградской коллегии адвокатов. Ни в одном правовом государстве не подвергались преследованию адвокаты, принимавшие на себя защиту диссидентов, их не сажали в тюрьмы, не исключали из партии, не вынуждали уходить из коллегии (Золотухин, Каллистратова и др.). Ни в одной западной стране общественность не восприняла бы безучастно период “каратаевщины”, имевший место в Москве в середине 80-ых. (Такое название кампания борьбы с московской адвокатурой получила по фамилии следователя Каратаева, возглавлявшего специальную следственную группу “по разгрому” московской адвокатуры. Не известно, чем бы вообще закончилась вся эта история, если бы не бескомпромиссная, “безрассудно смелая” позиция адвокатов Б. Абушахмина и Г.Резника и не вмешательство А.Лукьянова, в то время секретаря ЦК КПСС). Совершенно естественно, что адвокаты платили судьям взаимностью – на нелюбовь любовью не отвечают, за презрение не платят уважением. Мы глубоко убеждены в том, что то отношение судей к адвокатам и адвокатов к судьям, которое было абсолютно доминирующим до недавнего времени, сыграло свою значительную роль в формировании полного правового нигилизма, столь характерного для всего нашего общества, от власть предержащих до бомжей.

Понятно, что, если мы хотим изменить сложившуюся ситуацию, то среди прочего первостепенного следует изменить психологический климат отношений между судьями, прокурорами и адвокатами. В этой связи, весьма показательным является опыт Московского клуба юристов, в составе которого, помимо перечисленных профессий, представлены ученые-юристы и журналисты, пишущие на правовые темы. Так вот, если первые месяцы существования клуба заметить общающихся между собой адвокатов и судей было практически невозможно, то спустя полтора года завеса враждебности рухнула. Сегодня клуб превратился в то место, где свободно, заинтересованно и, главное, дружелюбно и взаимоуважительно, обсуждаются все вопросы, представляющие общий интерес. Оказываясь в клубе, чувствуешь себя на аналогичном мероприятии в Вашингтоне, Нью-Йорке или Париже. Это – приятно. Тем не менее, на практике пока еще мы гораздо чаще вынуждены наблюдать совсем иные примеры взаимоотношений между представителями судейского корпуса и адвокатов.

Если же определять наше отношения к тому, как должен строить адвокат свое поведение в суде, каковы могут быть его публичные высказывания о деятельности того или иного судьи, суда вообще, то нам достаточно одного слова – “достойно”. Поведение адвоката по отношению к суду должно быть всегда безупречным и отвечать особым, значительно более высоким стандартам, чем те, которые предъявляются к иным лицам. Критерием определения допустимого или недопустимого поведения в данном случае не будет служить то обстоятельство, предусмотрены или не предусмотрены законом какие-либо санкции за совершение того или иного поступка в суде. Грубость, провокационное либо несдержанное поведение адвоката, даже если таковое поведение и не было наказано как действие, выражающие “неуважение к суду”, должны влечь за собой дисциплинарное взыскание.

Читать еще:  Приобретательская давность на недвижимое имущество судебная практика

Адвокат должен вести себя достойно и тогда, когда он “выиграл” дело, и тогда, когда он его “проиграл”. Прав был известный русский адвокат Д. Ватман, писавший: “Безусловное уважение к суду, неизменная сдержанность и самая строгая корректность по отношению к судьям – одно из основных правил поведения адвокатов, обязанных следить за тем, чтобы ни словами, ни действиями не допускать умаления достоинства суда либо давать повод в недостаточной уважительности к правосудию” (Ватман Д.П. – Адвокатская этика, “Юридическая литература”, М, 1977, с.53). Добавим, что неуважительное отношение к суду, к правосудию – есть прежде всего неуважение адвоката к самому себе, ибо адвокат всегда – служитель правосудия, судебный работник (в широком смысле этого термина).

В самом общем виде, основное правило построения взаимоотношений адвоката с судом должно быть следующее: всеми своими действиями, высказываниями, публичными выступлениями адвокат должен способствовать формированию в обществе уважительного отношения к судебно-правовой системе в целом и к отдельным ее представителям в частности.

В этой связи следует признать, что для адвоката, например, абсолютно недопустимо в разговоре с клиентом объяснять поражение в суде тем, что “судья – дурак”, что “суд – куплен”, как и допускать любые иные голословные или поверхностные утверждения о коррупции или пристрастности должностных лиц судебной системы. Адвокат обязан строго следить за тем, чтобы своим поведением и высказываниями не подрывать и не ослаблять уверенность своих клиентов и общества в целом в надежности судебных институтов.

В то же время, нам представляется, что адвокат вправе в разговоре с клиентом, в беседе с журналистом высказывать свою точку зрения по поводу состоявшегося решения или приговора суда. Но его несогласие с позицией суда может мотивироваться только ссылками на неверное применение закона, но не на “привходящие” обстоятельства, о которых мы только что сказали. В этой связи, мы не можем согласится с Д.Ватманом, категорически утверждавшим, что “предельный такт и сдержанность” должен проявить адвокат по отношению к решению суда. “В этом случае неуместны как выражения удовлетворения, если суд согласился с адвокатом и вынес решение в пользу его клиента, так и какие-либо суждения критического характера и тем более предположения о возможном пересмотре дела на дальнейших стадиях процесса. Неуместность подобных заявлений определяется тем обстоятельством, что выражение недовольства вынесенным решением для адвоката как общественного деятеля принципиально недопустимо, они могут быть истолкованы как оскорбительные для суда.” (Ватман Д.П., указ.соч., с. 54). С позицией Д.Ватмана нельзя согласится даже с учетом того, что его высказывание относится к периоду доминирования “единой идеологии”, “партийной дисциплины” и прочих прелестей социалистического по названию и тоталитарного по сути режима. Принцип честности во взаимоотношениях адвоката с клиентом требует от первого точного выражения своей оценки состоявшегося судебного постановления, естественно с позиций Закона, а не “привходящих” обстоятельств (подкуп, заангажиованность суда и т.п.). Кроме того, как может адвокат рекомендовать клиенту обжаловать то или иное судебное постановление, не выражая при этом надежду на удовлетворение жалобы?

Отсюда – критика суда возможна, но она должны быть обоснована и конструктивна. Адвокат, как и любой член общества, вправе критиковать процессуальные действия и решения суда. Вместе с тем, на адвоката, как члена юридического сообщества, налагаются дополнительные ограничения, применительно к критике деятельности судебных и правоохранительных органов. Во-первых, адвокат должен избегать критики, которая не подтверждается его собственными искренними убеждениями по существу заявляемых претензий, имея в виду, что в глазах общества профессиональная принадлежность придает особый вес критике со стороны адвоката. Во-вторых, если адвокат участвовал в процессе, существует риск того, что его критика может быть пристрастной (или может показаться таковой). Нельзя допускать того, чтобы такая критика воспринималась как заинтересованная, в связи с проигрышем адвокатом того или иного дела. Надо помнить, что результат по конкретному делу может служить основанием для критики суда или судебной системы (равно как и законодательства), но не может быть ее мотивом, критика не должна выглядеть самооправданием адвоката, сведением счетов и, разумеется, давлением на суд следующей инстанции. Вообще адвокату, когда он высказывает те или иные критические замечания, всегда следует четко обозначать, руководствуется ли он при этом интересами конкретного клиента, либо действует абсолютно беспристрастно, ориентируясь лишь на общественные интересы. В-третьих, когда суд является объектом несправедливой критики, адвокат, как участник системы правосудия, как никто другой может и должен поддержать суд, как потому, что его члены не могут защитить себя сами в той мере, в какой это могут сделать третьи лица, так и потому, что адвокат в этом случае пользуется большим доверием общества, и следовательно, его уважением.

Адвокату при общении с судом нельзя проявлять высокомерие (и как его худшую разновидность – хамство), но, вместе с тем, и добровольно занимать униженное положение (заискивающий тон, постоянные “да простит меня высокий суд” и т.п.) адвокат также не должен. Не надо забывать старинную русскую поговорку – “самоуничижение – паче гордости”! К величайшему сожалению, для многих наших адвокатов присуща либо первая, либо вторая крайность при выборе стиля поведения в суде, манеры общения с судьей. Надо понимать, что адвокат – не судебный служащий, находящийся в подчинении судьи. Вместе с тем, он и не начальник судьи, и не “боярин”, который “снизошел” до общения со “смердом”.

Достойное поведение в отношении суда (судьи) подразумевает также и недопустимость любых намеков на свои “связи” с вышестоящей судебной инстанцией, что также порой имеет место в разговоре адвоката с судьей или, того хуже, адвоката с клиентом. И в первом, и во втором случае адвокат зарабатывает дешевый авторитет, и, мало того, создает у судьи впечатление того, что на него оказывается давление (что, как правило, плохо кончается для клиента), а у клиента подобные высказывания создают ощущение зависимости суда от чего-либо другого, кроме Закона. В конечном итоге, такое ощущение обязательно приводит к потере уважения и к результатам труда самого адвоката. (Велика ли заслуга последнего в “выигрыше” дела, если все объясняется его дружбой с тем или иным чиновником!?).

Бесспорно, одним из самых серьезных нарушений правил профессиональной этики для адвоката, нарушений, граничащих с преступлением, является намек в разговоре с клиентом на возможность адвоката “отблагодарить” судью. Подобные высказывания, если они не образуют состава преступления (подстрекательство к даче взятки, посредничество в передаче взятки, мошенничества), все равно абсолютно недопустимы, так как создают у клиента впечатление о продажности правосудия в целом, а отсюда – о роли адвоката в этой системе “купли-продажи” решений и приговоров. Помимо чисто юридической недопустимости такого поведения, адвокат должен постоянно помнить и о нравственной стороне таких высказываний. Престиж адвокатуры в обществе не может быть высоким тогда, когда адвокаты воспринимаются лишь как “посредники” в финансовых отношениях “клиент-судья”.

Следует согласиться и с тем, что составной частью этики является эстетика. Именно поэтому значительный интерес для нас при рассмотрении вышеобозначенной темы представляет высказывание А.Ф. Кони: “Можно также настойчиво желать, чтобы в выполнение форм и обрядов, которыми сопровождается отправление правосудия вносился вкус, чувство меры и такт, ибо суд есть не только судилище, но и школа. Здесь этические требования сливаются с эстетическими. ” (Кони А.Ф. Нравственное начало в уголовном процессе. Собрание соч., том 4, М. 1967, с. 54). Его мысль как бы продолжил Л.Е. Ароцкер: “Ряд положений судебной этики относится к культуре поведения работников юстиции, то есть к этикету: стоя обращаться к суду, участники процесса должны сидеть в естественных, но строгих позах, в скромной и строгой одежде, не допускать фамильярдностей и двусмысленных выражений” (Ароцкер Л.Е. Тактика и этика судебного допроса. М. 1969 с.16).

Исходя из того, что этикет по общему правилу, это установленный порядок поведения в определенных условиях, под адвокатским этикетом следует понимать этические нормы регламентации внешних проявлений деятельности адвоката в условиях, прямо или косвенносвязанных с исполнением профессиональных обязанностей.

Дата добавления: 2014-12-23 ; Просмотров: 568 ; Нарушение авторских прав?

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Этика поведения адвоката в судопроизводстве

Настольная книга будущего адвоката: учебное пособие для лиц, претендующих на приобретение статуса адвоката

© Коллектив авторов, 2014

© Оформление. Макет. Издательство Южного федерального университета, 2014

Настоящее издание подготовлено совместными усилиями специалистов юридического факультета Южного федерального университета и Адвокатской палаты Ростовской области и предназначено, прежде всего, для лиц, претендующих на приобретение статуса адвоката, как учебное пособие для подготовки к сдаче квалификационного экзамена.

Материал подготовлен исходя из перечня вопросов, включенных в экзаменационные билеты для приема экзамена квалификационной комиссией Адвокатской палаты Ростовской области, в соответствии с решением Совета ФПА РФ от 30 ноября 2010 г. и подлежащих применению с 1 августа 2014 г.

Работа представляет собой сборник статей, каждая из которых посвящена соответствующему экзаменационному вопросу.

Объективно ограниченный объем настоящей работы не позволяет ей претендовать на роль единственного источника, достаточного для подготовки к успешной сдаче квалификационного экзамена по каждому из вопросов. Тем не менее читатель найдет в ней основные положения ответов на эти вопросы, учитывающие современное состояние правовой доктрины, действующего законодательства и правоприменительной практики по состоянию на 01.05.2014 г. Кроме того, для удобства пользователя, в конце каждого блока статей, объединенных единой тематикой, приводится рекомендуемый для изучения перечень нормативных актов, материалов обобщений судебной практики и специальной литературы.

Представляется, что настоящая работа окажется полезной не только для претендентов на приобретение статуса адвоката, но и для практикующих адвокатов и юристов как пособие, отражающее современное состояние правового регулирования многих из наиболее значимых общественных отношений в рамках различных отраслей российского права.

История российской адвокатуры

1. Российская адвокатура по судебным уставам 1864 г.

Первые упоминания о российской адвокатуре связаны с реформами 1864 г. (далее – Судебные уставы), когда с целью «водворить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех…» император Александр II заложил основы адвокатской профессии[1].

В упомянутом Указе Правительствующему Сенату четко обозначена цель Судебных уставов:

• возвысить судебную власть, предоставив ей максимальную самостоятельность;

• утвердить в народе уважение к закону;

• создать иерархичную систему судебных инстанций;

• установить единообразное правосудие.

Несомненной заслугой авторов Уставов[2] было отделение судебной власти от административной. Но самой важной их составляющей было преобразование судопроизводства, которое перестало быть тайным, превратившись в письменное, состязательное и устное, способствовав тем самым возникновению института судебной защиты в лице присяжных поверенных.

Это был абсолютно новый для России институт как по форме, так и по содержанию. Порядок вступления в присяжную адвокатуру состоял из двух этапов: принятия и приписки. Принятие зависело от совета, на котором решался вопрос о зачислении. Приписка осуществлялась судебной палатой на основании решения совета о принятии того или иного лица в адвокатуру.

Обязательным условием вступления в адвокатуру было наличие высшего образования и стаж работы по юридической специальности не менее 5 лет. Судебные уставы содержали также перечень ограничений. Они сводились к возрасту (не моложе 25 лет), запрету допущения в адвокатуру иностранных граждан, граждан, объявленных несостоятельными должниками, лиц, подвергавшихся судебному преследованию и др.

Читать еще:  Характеристика в суд от работодателя образец

Присяжные поверенные образовывали свое профессиональное сообщество по территориальному признаку с учетом расположения судебных палат (судов).

Большое внимание уделяют Судебные уставы правам, обязанностям и ответственности присяжных поверенных. Так, присяжный поверенный не имел права: отказаться от исполнения данного ему поручения без достаточных на то оснований; выступать в качестве присяжного поверенного против своих близких родственников. Основные обязанности сводились к запрету на разглашение сведений о своем доверителе.

Присяжные поверенные несли как дисциплинарную, уголовную, так и гражданскую ответственность.

Дисциплинарная ответственность наступала в случае нарушения профессиональных обязанностей и при несоблюдении норм адвокатской этики.

Уголовному преследованию присяжный поверенный подвергался в случае злонамеренного нарушения своих полномочий (например, сговор с противниками своего доверителя, сообщение им сведений или передача документов о своем доверителе, составляющие адвокатскую тайну), также за оскорбление суда и участвующих в деле лиц.

Гражданская ответственность для присяжных поверенных наступала в случае нанесения материального ущерба своими действиями доверителю либо выполнения ненадлежащим образом своих обязанностей (например, пропуск процессуальных сроков).

Такой была русская адвокатура после проведенных реформ 1864 г., результатом которых стало появление Судебных Уставов, достаточно подробно регулирующих организацию и функционирование адвокатуры. Ее характерными чертами были:

1) совмещение правозаступничества с судебным представительством;

2) относительная свобода профессии;

3) отсутствие связи с магистратурой;

4) наличие сословной организации с одной стороны и параллельная подчиненность судам;

5) определение гонорара по соглашению.

В большей степени организация русской постреформенной адвокатуры напоминает организацию германской и австрийской адвокатуры. Поэтому можно сделать вывод: русская адвокатура примыкает к австро-германской системе. При этом в литературе часто можно встретить мнение о том, что русская адвокатура была построена по французскому образцу. Безусловно, нельзя не признать, что объединяет их не только относительная свобода профессии и сословность учреждений, но и система дисциплинарных взысканий и принципы дисциплинарного производства. Анализ остальных составляющих позволяет считать, что русская адвокатура прямо противоположна организации французской адвокатуры и представляет собой смешанный образец германской, австрийской и французской адвокатуры.

2. Формирование российской адвокатской школы в 60–70-е гг. ХIX в. Выдающиеся представители адвокатуры

В XIX в. под адвокатурой принято было понимать правозаступничество в узком смысле и совмещение правозаступничества и судебное представительство – в широком.

Судебная реформа 1864 г., восприняв опыт западно-европейских держав и аккумулировав существующий российский, создала своеобразный тип адвокатуры, напоминающей отчасти немецко-австрийскую, поскольку имело место такое же соединение функций правозаступничества и судебного представительства, отчасти французскую, подарившую русской адвокатуре характер внутреннего самоуправления и дисциплинарное производство.

Адвокатура рассматриваемого периода существовала в двух формах: присяжных поверенных и частных поверенных. Право на ведение дел частными поверенными выдавалось судами, где частный поверенный осуществлял ходатайство по делам. Эти же суды накладывали дисциплинарные взыскания. В отличие от присяжных поверенных, которые имели право выступать в любом суде, частные поверенные выступали только в тех судах, которые давали такое разрешение (при этом в каждом отдельном суде существовала своя обязательная процедура, предшествующая выдаче разрешения).

О том, что представительство долгое время не было известно в России и приживалось с трудом, свидетельствуют и памятники права того времени – Русская Правда, Псковская Судная грамота и др.

Исходя из текста Русской Правды, можно предположить, что в уголовном процессе господствовал принцип личной явки, не предполагающий каких-либо исключений. Впервые упоминания о судебном представительстве с определенными оговорками мы встречаем в Псковской Судной грамоте. Новгородская же позволяет обращаться к поверенным любому без каких-либо ограничений.

Категории, исполняющие обязанности поверенных, условно делятся на две группы. К первой можно отнести родственников тяжущихся (это так называемые естественные представители), ко второй – всех правоспособных граждан (наемные представители), не имеющих отношения к государевой службе и не облеченных властью (по-видимому, во избежание влияния с их стороны на судей).

Именно из второй группы берет свое начало развитие института профессиональных поверенных. Хотя на первых этапах развития этого института господствующей формой судебного представительства было родственное, она получила широчайшее распространение у всех славянских народов в средние века. Чаще всего в ряду поверенных (постепенно их список расширялся) упоминались дети, братья, племянники, дворовые люди, друзья и др.

Если в более поздних правовых памятниках – в Судебнике, в Уложении Алексея Михайловича – существуют упоминания о наемных поверенных, как об уже прижившимся институте, то в Псковской Судной грамоте явно просматривается желание правительства поставить преграду начавшему активно развиваться институту наемных поверенных: ее статьи ограничивают их деятельность, не разрешая вести более одного дела в день.

Однако, несмотря на многочисленные упоминания об этом институте, ни в одном из упомянутых нами памятников права нет каких-либо положений, относящихся к организации профессиональных поверенных.

Авторами судебной реформы были знаменитые юристы того времени – С. И. Зарудный, Н. И. Стояновский, Д. Л. Ровинский.

Поведение адвоката в судебном заседании и вне суда

адвокат добросовестность профессиональный тайна

Адвокат – профессия публичная. Отсюда следует, что не только в тиши своего кабинета, беседуя с клиентом, не только в зале судебного заседания, но везде и всюду, всегда и при любых обстоятельствах адвокат обязан следовать правилам адвокатской этики и стандартам профессионального поведения.

Адвокат должен всегда и везде держать себя достойно, не только в суде или в офисе, но и на банкетах, приемах, официальных церемониях, в клубах и даже на стадионе. В подобных ситуациях, адвокат должен держать себя с достоинством, но без надменности, проявлять вежливость, но не заискивать перед сильными мира сего. Естественно, не злоупотреблять алкоголем и не использовать ненормативную лексику.

Каждый адвокат должен понять очень простую истину – его престиж и престиж всей корпорации зависит, в том числе и от того, каким видят адвоката окружающие в его повседневной жизни. По этой причине, адвокат должен избегать такого поведения, которое даже по недоразумению может показаться недостойным.

Итак, если сформулировать тот стандарт поведения, которому должен следовать каждый адвокат, ту универсальную формулу поведения, которая необходима для возрождения престижа адвокатской профессии, то в обобщающем виде можно было бы сказать следующее – адвокат в любое время должен соблюдать стандарты поведения, способствующие доверию к адвокатуре и системе осуществления правосудия в целом и уважению со стороны клиентов и общества.

Одним из важнейших этических правил, безусловно, следует признать добросовестное отношение адвоката к суду. Оно применимо как в отношении поведения адвоката в уголовном, так и в гражданском процессе. Интересно отметить, что применительно к гражданскому судопроизводству закон обязывает добросовестно пользоваться своими правами лиц, участвующих в деле. Формально, адвокат в гражданском процессе таковым лицом не является, но является его представителем, его поверенным. Может ли это означать, что на него не распространяется правило о добросовестном использовании процессуальных прав? Разумеется, нет! Адвокат, являясь поверенным данного лица в данном процессе, вместе с тем, всегда остается представителем своей профессии. Следовательно, на него всегда распространяются правила профессии, стандарты поведения, предусмотренные для членов корпорации. И потому, если клиент настаивает на таком способе ведения дела, который противоречит поведению, предписываемому нормами адвокатской этики, то адвокату следует, в соответствии с правилами, регулирующими право отказа от исполнения принятого поручения, отказаться от сотрудничества с этим клиентом, либо искать разумный повод для того, чтобы не совершать в судебном процессе действия, находящиеся в противоречии с правилами адвокатской этики.

Придерживаясь правила добросовестного отношения к суду, адвокат не должен предпринимать попытки обмана либо участвовать в обмане суда, а также влиять на ход правосудия, давая фальсифицированные показания, фальсифицировать факты, осознанно представлять подложные документы, давать (советовать давать) ложные показания или свидетельства, заведомо для адвоката неверное, неточное толкование положений закона либо нормативных актов или судебной практики, осознанно утверждать что-либо, для чего нет разумного основания в имеющихся в распоряжении суда и/или представленных ему доказательствах, либо утверждать то, что лишь предстоит доказать и/или мотивировать.

Адвокат не должен пытаться сам либо позволять кому-либо еще пытаться прямо или косвенно влиять на решения либо действия суда или его членов, а также иных участников процесса любыми средствами за исключением представления законных доказательств и открытого убеждения. Полагаем также, что в целях предотвращения возможности такого неправомерного “влияния” адвокату следует отказаться от участия в судебном процессе в случае, когда он сам, его помощники либо клиент имеют отношения делового или личного характера с судьей, прокурором, адвокатом противоположной стороны, экспертом и/или другими лицами, участниками процесса и когда эти отношения дают повод для возникновения реального либо потенциально возможного давления, влияния на беспристрастность данного участника судебного процесса.

Адвокат не имеет права (этического права) необоснованно воздерживаться от информирования суда о любых, имеющих отношение к делу неблагоприятных для другой стороны обстоятельствах, которые могут быть учтены при вынесении судебного постановления, и которые не были упомянуты его оппонентом. Никакие договоренности адвоката на сей счет с другой стороной, в том числе представляющим ее интересы адвокатом, недопустимы. Подобное умолчание о юридически значимых обстоятельствах дела не может быть оправдано ни личными симпатиями адвоката к другой стороне, или антипатиями к тому лицу, которое адвокат представляет в процессе, ни дружбой между адвокатами, ни их корпоративной солидарностью. Иное поведение следует расценивать как предательство интересов клиента, злоупотребление его доверием, которое он выразил этому адвокату, избрав его в качестве своего защитника и представителя в суде.

Адвокат не столько в силу закона, но, прежде всего, в силу этических стандартов своей профессии обязан использовать предоставленные ему законом процессуальные права достойно и корректно. Адвокат не должен злоупотреблять своим положением в судебном процессе, добиваясь, совершая либо избегая процессуальных действий, которые, будучи сами по себе законными, инициированы лишь с одной целью – нанести ущерб другой стороне или максимально усложнить процедуру защиты и реализации ее законных прав и интересов. К примеру, нарушением этого этического правила будет являться сокрытие, умолчание адвокатом об обстоятельствах, дающих основания для заявления отвода суду с тем, чтобы в последствие, если решение по делу окажется неблагоприятным для его доверителя, по этим основаниям просить об отмене решения. Крайне важным с нашей точки зрения является и то, что адвокат не только сам должен вести себя добросовестно и вежливо по отношению к суду, но и всеми силами содействовать тому, чтобы такого же поведения придерживался и его клиент, чьи интересы в суде он представляет.

Культура и этика адвоката

Впервые слово cultura встречается в его трактате о земледелии De Agri Cultura около 160 г. до н. э. Происходя от глагола colo, colere — возделывание, позднее — воспитание, образование, развитие, почитание) — это понятие имеет огромное количество значений в различных областях человеческой жизнедеятельности. В контексте настоящего доклада культура, в первую очередь, имеет значение в виде правовой культуры, под которой понимается уровень развития правосознания в обществе, соблюдения правовых норм каждым членом общества, гарантированность прав и свобод человека в социуме.

Читать еще:  Как написать ходатайство в суд образец

Существуют четыре основных формы правовой культуры: • правовая культура общества; • правовая культура личности;• правовая культура группы (например, адвокатского сообщества). Правовая культура связана с правовой активностью и имеет большое значение для построения правового государства. Правовая культура становится фундаментом правовой активности населения страны.

Под населением в международном праве понимают совокупность всех физических лиц, находящихся на территории государства и подчиняющихся его юрисдикции. В категорию населения входят граждане данного государства, иностранцы и лица без гражданства. Одной из важных задач государства является процесс формирования в обществе и у отдельных граждан позитивного отношения к праву, становления правовой культуры и правосознания. Эта деятельность называется правовым воспитанием. Данная функции принадлежит государственным органам, учреждениям, предприятиям, учебным заведениям, и другим структурам государственного аппарата, в том числе и адвокатским образованиям. Выделим основные направления правового воспитания, а именно: 1) формирование правосознания и правовой культуры в основной ячейке общества – семье; 2) обучение основам правовой науки молодого поколения в учебных заведениях и на курсах повышения квалификации (например, адвокатов); 3) самовоспитание; 4) предоставление информации о правотворческой (адвокатской) деятельности в государстве и обществе через СМИ, ТВ, литературу, социальные сети, интернет, компьютерные программы, научные конференции и т. д.).

В результате правового воспитания у человека, в частности, и у населения, в целом, формируется правовая грамотность. Любое право венчают его принципы. Основными принципами права демократического правового государства, как известно, являются 1) равенство всех перед законом и судом; 2) законность; 3) социальная свобода – разрешено делать все, что не запрещено законом; 4) сочетание прав и обязанностей; 5) социальная справедливость; 6) гуманизм – уважение к правам личности и его свободам; 7) демократизм; 8) сочетание естественного (принадлежащего человеку по природе право на жизнь, свободу) и позитивного (созданного или закрепленного государством) прав; 9) ответственность за вину (субъективное вменение в уголовном праве); 10) сочетание убеждения и принуждения; 11) экономия средств уголовно-правовой репрессии и пр. В свете адвокатской деятельности, как одной из форм правового воспитания и просвещения населения, вызывают интерес нормы морали. В нашем обществе на протяжении вот уже 150 лет существования российской адвокатуры не стихают споры об этике адвокатской деятельности.

Как считал французский процессуалист М.Малло: «Достоинство частного человека — есть личное достояние; достоинство адвоката — есть достояние всего сословия» 1 . Гордо звучит! На протяжении многих веков существования адвокатуры, начиная с Древнего Рима и Афин, ведутся поиски нравственных критериев оценки как ее деятельности, так и ее представителей. Почему нравственные оценки для адвокатуры более важны, чем для других общественных и государственных институтов, включая суды, которые по определению должны быть вершителями справедливости? Ответ на этот вопрос связан со спецификой правового и социального статуса адвокатуры как общественного института. Вся история адвокатуры есть история ее самоутверждения, борьбы за признание государством и обществом. Населением, наконец.

Если авторитет государственных учреждений опирается на властные полномочия и поддержку всего государственного аппарата, то авторитет адвокатуры имеет одну опору — общественное доверие, которое легко ввести в заблуждение однажды в лице немногих, но не обмануть на долгом и тернистом пути всей нации. Цитируя правила, изложенные советом адвокатской корпорации Франции еще в 1820 г., профессор М. Малло приводит принципы, оберегающие честь адвокатуры: умеренность, бескорыстие, честность 2 . В СССР вплоть до начала 70-х годов XX в. вопросы профессиональной этики в научной литературе практически не затрагивались. Господствовала точка зрения, что в условиях социализма нет социальной базы для корпоративной этики. Принятая ХХII съездом КПСС обновленная программа партии включала Моральный кодекс строителя коммунизма, который должен был охватить все сферы нравственных отношений 3 .

Одна из первых попыток показать значение нравственных требований для правосудия принадлежит А.Ф. Кони, который в нравственности искал средство «оградить суд от порчи», противопоставить казенному равнодушию чуткое отношение к человеку, способствовать развитию «истинного и широкого человеколюбия на суде» 4 . В Положении об адвокатуре РСФСР от 20 ноября 1980 г. были сформулированы основные требования, предъявляемые к адвокату.

Адвокат должен быть образцом моральной чистоты и безукоризненного поведения, обязан постоянно совершенствовать свои знания, повышать свой идейно-политический уровень и деловую квалификацию, активно участвовать в пропаганде права. Федеральный Закон современной России об адвокатской деятельности более прагматичен, но и он обязывает адвоката постоянно совершенствовать свои знания, повышать квалификацию, соблюдать Кодекс профессиональной этики.

Сохранились нормы о недопустимости принимать поручение об оказании юридической помощи в случаях, когда в расследовании и решении дела принимает участие должностное лицо, с которым он состоит в родственных отношениях, либо когда он по данному делу ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам лица, обратившегося с просьбой о ведении дела, или участвовал ранее в деле в качестве судьи, следователя, прокурора, лица, производившего дознание, свидетеля, эксперта-специалиста, переводчика или понятого (ст.6, 7). Эти правовые нормы, как видим, в значительной мере раскрывают и содержание профессионального долга адвоката. Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» ввел присягу адвоката, которая, на наш взгляд, вполне отвечает представлениям о долге адвоката, выработанным отечественной адвокатурой.

«Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять обязанности адвоката, защищать права, свободы и интересы доверителей, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и Кодексом профессиональной этики адвоката» (ст.13). Особый интерес представляют нравственные принципы деятельности адвоката-защитника в уголовном процессе. В юридической литературе предпринималась попытка из разрозненных этических рекомендаций, обращенных к уголовной защите, выделить наиболее общие нормы, носящие характер принципов. Видный советский ученый-процессуалист Н.Н. Полянский писал в этой связи: «Только защита обвиняемого и ни в каком случае не обличение его, правдивость,

профессиональная тайна и независимость от подзащитного таковы, на наш взгляд, четыре начала, определяющие поведение адвоката-защитника на суде» 5 . Гораздо позже адвокат В.Д. Гольдинер отнес к числу наиболее принципиальных вопросов адвокатской этики такие, как значение позиции подсудимого для защитника, нравственные проблемы защиты при противоречивых интересах подсудимых, проблемы выбора средств и способов защиты, выбор дел и возможность отказа от поручения 6 . Этическая норма может приобрести юридическую силу, если она закреплена в правовой норме. Это те ситуации, которые допускают однозначное решение. Так, правила адвокатской этики запрещают адвокату защищать одновременно двух обвиняемых с противоречивыми интересами; разглашать сведения, полученные доверительно от обвиняемого; отказываются от принятой защиты в ходе судебного разбирательства.

Все эти этические правила нашли в свое время отражение в процессуальном законодательстве (ст.49, 51, 72 УПК РСФСР; ст.49 ч.6, 7; 53 ч.2; 56 ч.3 п.3 УПКРФ и др.) и стали общеобязательными. Их соблюдение гарантируется не только принудительной силой права, но и нравственным сознанием защитника. В работах об адвокатской этике всегда очень остро ставился вопрос о допустимых пределах расхождения позиции адвоката-защитника и его подзащитного, в частности вправе ли защитник признать вину установленной, если подзащитный ее упорно отрицает вопреки очевидности.

В Правилах профессиональной этики, подготовленных Гильдией Российских адвокатов, вопросы их взаимоотношений с правоохранительными органами отражены следующим образом: «Адвокат, участвуя в предварительном следствии, обязан вести себя так, чтобы его ходатайства, заявления, вопросы не подрывали авторитет правоохранительных органов, не дискредитировали коллег и не унижали достоинство участников уголовного процесса» (ст.14). В суде адвокат «должен беспрекословно подчиняться распоряжениям председательствующего, соблюдать установленный порядок судебного разбирательства» (ст.15.1). Но таковы и процессуально-правовые требования. В настоящее время появилась небольшая, но достаточно агрессивная группа так называемых телевизионных адвокатов. Без зазрения совести они комментируют в перерывах судебных заседаний показания допрошенных лиц, на что не имеют права, оглашают документы. Словом, вовсю пиарятся!

«Выходит нечто самое гадкое, что только можно себе представить: продажное негодование, наемная страсть…», — писал о таких действиях известный русский адвокат С.А. Андриевский 7 . Первый Всероссийский съезд адвокатов, состоявшийся 31 января 2003 г., принял Кодекс профессиональной этики адвокатов, выполнив указание ч.2 п.2 ст.36 Закона об адвокатской деятельности. Как сказано в Преамбуле, сделано это в развитие требований ст.7 Закона, в целях поддержания между адвокатами чувства правды, чести и сознания нравственной ответственности перед обществом, развития традиций российской присяжной адвокатуры.

В качестве выводов укажем основные принципы, составляющие основу Кодекса профессиональной этики адвоката при оказании юридических услуг населению и осуществлению правозащитной деятельности, к которым, по нашему мнению, относятся; 1. Нравственные и профессиональные требования к личности адвоката. Лицо, посвятившее себя адвокатской профессии, помимо надлежащего уровня специальных правовых знаний должно обладать высокими нравственными качествами и как венцом морали – чувством чести адвоката. 2. Строгое соблюдение закона. Отрицание любых незаконных способов защиты, кроме крайней необходимости, какую бы цель они не преследовали. 3. Уважительное отношение к суду.

4. Разборчивость в выборе дел и принятии поручений. Адвокат обязан соблюдать требования, препятствующие его участию в деле. Перечень таких требований содержится в ч.4 п.2 ст.6 Закона об адвокатской деятельности.

5. Средства и способы защиты интересов клиента. Законодательство последних лет (в частности, УПК РФ в ч.1 п.11 ст.53) допускает использование адвокатом любых средств и способов защиты, не противоречащих закону. Но это вовсе не означает использование несовершенства закона для достижения неблаговидных целей, противоречащих общественной морали (заключение соглашений, допускающих вольное толкование прав и обязанностей сторон).

6. Активность адвоката в отстаивании интересов доверителя (подзащитного). Творческое и взвешенное использование адвокатом законных способов защиты является его правовой обязанностью и нравственным долгом. Это вытекает из соглашения с клиентом и подтверждено Законом об адвокатской деятельности (ч.1 ст.7).

7. Независимость адвоката. Правовые гарантии независимости адвоката и адвокатуры, включенные в Закон об адвокатской деятельности (ст.3, 18) обеспечивают самостоятельность адвоката и невмешательство в его профессиональную деятельность

. 8. Доверительные отношения адвоката с клиентом

. 9. Профессиональная тайна адвоката. Будучи по своей природе этической категорией, адвокатская тайна обрела правовые гарантии. Так, согласно ч.3 ст.56 УПК РФ адвокат не может быть допрошен об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи. Аналогичные положения содержит и Закон об адвокатской деятельности (ч.4 ст.6).

10. Разумность и справедливость вознаграждения адвоката (гонорар) и его имущественные отношения с клиентом. Характеру рыночных отношений соответствует порядок определения размера гонорара по соглашению с клиентом с учетом здравого смысла, платежеспособности клиента и объема и сложности (риска) оказываемых юридических услуг.

11. Джентльменский характер взаимоотношений с коллегами. Отношения адвоката с коллегами по профессии должны определяться требованиями корпоративной солидарности, взаимопомощи и взаимного уважения по принципу: «Сам погибай, но товарища спасай!»

12. Умеренность в рекламе. Адвокатам не возбраняется рекламирование работы своего адвокатского образования, однако при этом необходимо соблюдение определенных этических требований. Реклама не должна быть назойливой и умалять авторитет других адвокатов и их объединений. В рекламе, как и соглашении с клиентом, недопустимы какие-либо гарантии результата.

И в заключение. Адвокат вовсе не агнец Божий, Он, как любой человек, имеет моральное право на ошибку. Но это право ему должно быть делегировано населением поселка, города, региона, страны, ради соблюдения и защиты прав которых и существует и есть такая профессия – человека защищать и просвещать на ниве правовой культуры и адвокатской деятельности.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector