Дробление вкладов судебная практика
Novie-adresa.ru

Строительный портал

Дробление вкладов судебная практика

Как не потерять сбережения в банке: 10 практических советов вкладчикам

Руководитель юридической консультации “Первый банковский юрист” (г. Нижний Новгород), преподаватель дисциплины “Банковское право” на факультете права Высшей Школы Экономики

специально для ГАРАНТ.РУ

За последнее десятилетие количество банков уменьшилось более чем в 2 раза. Так, если в начале 2010 года в России было 1007 банков, то по данным Банка России на 1 февраля 2020 года – 396. Напомним, что в случае отзыва лицензии у банка, законодательством установлена обязанность возмещения вклада в размере 100%, но не более 1,4 млн руб. и только, если такой вклад был застрахован (ч. 2 ст. 11 Федерального закона от 23 декабря 2003 г. № 177-ФЗ “О страховании вкладов в банках Российской Федерации”, далее – Закон № 177-ФЗ).

Недоумение у клиентов банков, равно как и у юристов, вызывает судебная практика, сложившаяся вокруг споров АСВ с вкладчиками банков с отозванной лицензией. Причем, роль агентства в этих спорах направлена не на защиту интересов этих вкладчиков, а, наоборот, на взыскание с них денежных средств или на отказ в страховой выплате. Подобные споры в судах многочисленны, более того, они затрагивают уже не только интересы физических лиц – вкладчиков, но и ставят под угрозу бизнес многих компаний, которые имели расчетные или депозитные счета в банках с отозванной лицензией (например, Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 11 сентября 2018 г. № 46-КГ18-33, Определение Верховного Суда РФ от 18 февраля 2019 г. № 306-ЭС17-19388(27) по делу № А65-5821/2017, Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19 апреля 2016 г. по делу № 9-КГ16-3, постановление Пятнадцатого Арбитражного апелляционного суда от 13 июня 2017 г. по делу № А53-2832/2016 15АП-887/2017).

Предлагаю 10 практических советов о том, как избежать денежных потерь и минимизировать риск отказа АСВ в страховой выплате, основанных на личном опыте работы в области банковского права и современной судебной практике.

Внимательно читайте договор, который заключаете при внесении вклада. Это должен быть именно договор вклада (глава 44 Гражданского кодекса). Сейчас многие банки предлагают клиентам заключить договор инвестирования или инвестиционного страхования, вводя их в заблуждение, и убеждая их, что это тоже вклад, только гораздо выгоднее. Не следует терять бдительность. Денежные средства, переданные банку для целей инвестирования или страхования не являются застрахованными! Важно помнить, что договор вклада не имеет правовых аналогов. Передавая деньги банку, заключайте не договор инвестирования, не агентский договор с банком, не договор страхования, а именно договор банковского вклада, как регулирует ст. 834 ГК РФ. Еще раз – Закон № 177-ФЗ распространяется только на денежные средства на вкладах и счетах.

При открытии банковского вклада (или счета) и внесении денежных средств обязательно требуйте от банка предоставления первичных документов и (что крайне важно!) сохраняйте их – договор банковского счета (вклада), платежные поручения, приходные и расходные кассовые ордеры. Если транзакции осуществляются через интернет-банк, регулярно заверяйте у банка выписку с движениями по вашему счету. Вся первичная документация – это доказательства. Если документов нет, то доказать существование вклада или остатка на счете будет сложно. Слова или свидетельские показания в таких вопросах не помогут. Договор вклада носит реальный характер – внесение денег обязательно должно быть, и оно должно быть подтверждено (п. 1 ст. 836 ГК РФ, Постановление Конституционного Суда РФ от 27 октября 2015 г. № 28-П).

Денежные средства должны быть первоначально внесены на ваш вклад именно вами, лично, желательно, наличными через кассу банка. Если первичное внесение денежных средств будет от третьего лица, то договор может быть расценен как незаключенный, а вклад – как невнесенный. Например, Иванов и банк подписывают договор вклада, при этом, вкладчиком указывается Иванов (то есть подписант), а прием денег или безналичный перевод суммы вклада, отраженной в договоре, осуществляет Петров или ООО “Ромашка”. При отзыве у банка лицензии за выплатой обращается Иванов. Высокая вероятность того, что может возникнуть юридический спор о заключенности договора вклада именно между Ивановым и банком, что может повлечь отказ в выплате страхового возмещения. Еще в 2015 году КС РФ отметил, что договор банковского вклада считается заключенным с момента, когда банком были получены конкретные денежные суммы; соответственно, право требования вклада, принадлежащее вкладчику, и корреспондирующая ему обязанность банка по возврату вклада возникают лишь в случае внесения средств вкладчиком (Постановление Конституционного Суда РФ от 27 октября 2015 г. № 28-П).

При открытии вклада онлайн, а это сегодня популярно, так как в таком случае предлагается повышенный процент, не пожалейте времени – сходите после этого в банк и заверьте договор вклада, а также получите заверенную выписку по счету вклада. Если вдруг случится форс-мажор или иные обстоятельства, в результате которых электронные записи в учетной системе банка исчезнут, доказать факт заключенности договора вклада при отсутствии бумажных документов будет непросто (Постановление Конституционного Суда РФ от 27 октября 2015 г. № 28-П).

Не дробите вклад. “Дробление вклада” – это устойчивый термин, выработанный судебной практикой. Он означает, что вкладчик, заключивший с банком договор на сумму свыше 1,4 млн руб., досрочно этот вклад забирает и в короткий промежуток времени распределяет его в этом же банке между своими доверенными лицами таким образом, что сумма каждого вклада становится менее 1,4 млн. рублей. В итоге, например, вклад в размере 2 млн руб. был оформлен на Петрова, он его забрал и тут же переоформил вклад в размере 1,3 млн руб. на себя и 0,7 млн руб. на Иванова. В таком случае в страховой выплате может быть отказано обоим (апелляционное определение Московского городского суда от 12 февраля 2019 г. по делу № 33-4866/2019).

Не берите кредит в том банке, в котором открыли вклад, и наоборот. Например, имея вклад в размере 300 тыс. руб. и кредит в этом банке 500 тыс. руб., в страховой выплате в размере 300 тыс. руб. будет отказано, так как кредит необходимо продолжать погашать без просрочек, а момент, когда наступит право на получение страховой выплаты по вкладу, – ждать. Поэтому выплате подлежит разница между вкладом и кредитом (ч. 7 ст. 11 Закона № 177-ФЗ).

Отдельно про пополнения – сумма пополнений вклада анализируется со стороны АСВ после отзыва лицензии у банка очень пристально – если было пополнение от третьих лиц – организаций, не относящихся к малому бизнесу, то это может быть расценено как вывод последними денег из незастрахованной зоны в застрахованную, так как деньги юридических лиц, не состоящих в реестре субъектов малого бизнеса, государство не страхует. Яркий пример этому – организация выплачивает зарплату сотрудникам на их счета накануне отзыва лицензии у банка Высокий риск отказа в страховой выплате таких остатков по счетам (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 г. № 89-В11-3).

Если до вас дошли слухи о плохом финансовом состоянии банка – не спешите забирать вклад или выводить на вкладной счет деньги с расчетных счетов юридических лиц. Существует риск отказа в выплате таких пополнений, а также риск дальнейшего взыскания с вкладчика досрочно снятых сумм. Судебная практика выработала еще одно понятие – “технические записи по счетам, не создающие правовые последствия”. Не углубляясь в юридические подробности, расшифрую, что означает данный термин: некоторые операции по вкладу (безналичное пополнение, досрочное снятие), осуществленные на фоне плохого финансового состояния банка, движениями по счетам не признаются – то есть, их не было, и, следовательно, правовых оснований для выплаты страхового возмещения тоже нет. Таким образом, движения по счету (вкладу) могут быть признаны техническими, и перспективы страховой выплаты будут зависеть от того, в какой сумме и на каких счетах они изначально находились (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 26 апреля 2016 г. № 45-КГ16-2, Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19 апреля 2016 г. № 9-КГ16-3, раздел III “Разрешение споров, возникающих в сфере страхования вкладов” Обзора судебной практики Верховного Суда РФ № 4 (2016), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20 декабря 2016 г.).

Никаких зачетов и ведения переговоров с банком на эту тему. Если у вас все же оформлены кредит и вклад в одном банке, то “схлопывать” их на фоне плохого финансового состояния банка, даже если банк готов это сделать, ни при каких условиях нельзя – эти сделки будут оспорены АСВ и обязательства по вкладу и кредиту будут восстановлены. Вклад, пока есть кредит, выплачен не будет (только разница, как указано выше в п. 6), а вот восстановленный кредит погашать надо будет еще в большем размере. Это крайне неприятные последствия казалось бы решенной “зачетом” проблемы (см., например, судебные решения об оспаривании сделок в рамках дела № А55-26194/2013 о банкротстве Открытого акционерного общества “Межрегиональный Волго-Камский банк реконструкции и развития”).

Не концентрируйте все денежные переводы в одном банке. Если вы – вкладчик банка как физическое лицо, а также вы работаете как ИП через расчетный счет и ведете бизнес через организацию-субъект малого предпринимательства, распределите финансы по разным банкам – ведь страховая сумма работает по принципу “1,4 млн руб. на один банк”, а не на один счет.

Итак, краткий вывод. Осмотрительность, бдительность и простое прочтение договора перед передачей денег банку никому не повредит. Прозрачно и юридически грамотно оформленный договор вклада, наличие на руках вкладчика всей первичной документации об остатке денег по вкладу или счету и следование вышеизложенным советам эксперта помогут вам сохранить ваши сбережения и без проблем получить страховую выплату при наступлении у банка страхового случая.

«Дробление вкладов» физических лиц. Гражданско-правовые и уголовно-правовые аспекты

В соответствии с Федеральным законом “О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации” Агентство страхования вкладов (АСВ) в случае отзыва (аннулирования) у банка лицензии на осуществление банковских операций осуществляет из фонда обязательного страхования вкладов выплату вкладчикам – физическим лицам страхового возмещения. В настоящее время максимальная сумма выплаты составляет 700 тысяч рублей.

Однако существуют прецеденты, когда Агентство по страхованию вкладов отказывается включать владельцев вкладов в реестр требований кредиторов Банка и отказывает в выплате страховой суммы в размере 700 тысяч рублей. Это происходит, когда у Агентства существуют основания предполагать, что физическое лицо путем дробления вклада злоупотребляет своим правом.

Читать еще:  Введение суд в заблуждение статья УК РФ

Денежные средства, размещенные во вкладах в банках, являются собственностью лиц, разместивших вклады. Собственник денежных средств, хранящихся во вкладах, вправе распоряжаться ими на свое усмотрение, в том числе перевести во вклад родственнику. Перевод вклада на имя родственника (то есть перевод денежных средств со своего вклада на вклад, открытый на имя родственника) означает дарение указанных средств. Ограничений по дарению денежных средств законодательством не предусмотрено.

После перевода денежных средств во вклад родственника, то есть после дарения, указанные денежные средства становятся собственностью родственника (одаряемого). Он является собственником денежных средств, переведенных ему во вклад, вне зависимости от того откуда и когда они туда поступили. С момента поступления денежных средств во вклад они автоматически подлежат страхованию.

Согласно Федеральному закону “О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации” не подлежат страхованию денежные средства:

1. Размещенные на банковских счетах (во вкладах) физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица;
2. Размещенные физическими лицами в банковские вклады на предъявителя;
3. Переданные физическими лицами банкам в доверительное управление;
4. Размещенные во вклады в находящихся за пределами территории Российской Федерации филиалах банков Российской Федерации;
5. Являющиеся электронными денежными средствами.

Указанный перечень является исчерпывающим, других ограничений законом не установлено.

Следует учитывать, что страхование распространяется на вклады, размещенные в банках, имеющих разрешение на привлечение во вклады денежных средств граждан. Если у банка соответствующее разрешение отозвано, но он продолжает принимать от граждан денежные средства для размещения их во вклады, в таком случае вклады страхованию не подлежат.

Ранее суды придерживались позиции, согласно которой, при переводе денежных средств с вклада одного физического лица во вклад другого физического лица или на другой счет того же физического лица, страхованию подлежат оба вклада в размере 700 тысяч рублей без каких-либо дополнительных ограничений, если такой перевод был сделан до приостановления лицензии банка. Например, в Тюменской области. Иски подавали вкладчики Тюменьэнергобанка, которых АСВ исключило из реестра вкладчиков для выплат страхового возмещения около 450 граждан (всего в реестре около 40 тыс. вкладчиков), депозиты которых были образованы в результате перевода средств суммами менее 700 тыс. руб. из более крупных вкладов в том же банке. АСВ сочло подобные действия попыткой незаконно возложить дополнительную нагрузку (оценивается в 300 млн руб.) на фонд страхования вкладов и отказало в выплатах страхового возмещения. Суд не поддержал позицию АСВ и постановил включить вкладчиков в реестр для выплат страхового возмещения. Основная причина проигрыша АСВ заключалась в том, что дробление вкладов в Тюменьэнергобанке, осуществлялось до введения запрета ЦБ на проведение банком операций.

Однако Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 г. N 89-В11-3 Решение Ленинского районного суда г. Тюмени от 3 июня 2009 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда от 16 августа 2010 г отменено. Коллегия в своем определении ссылается на то, что представителем Агентства по страхованию вкладов, на момент перечисления на счет физического лица суммы вклада, Банк уже был неплатежеспособен и не обладал для исполнения своих обязательств перед кредиторами достаточными денежными средствами, соответственно, вклад сделан не был. Неплатежеспособность Банка, подтверждалась ведомостью остатков по счетам.

Договор банковского вклада, исходя из нормативных положений ст.ст. 433 и 834 Гражданского Кодекса РФ, является реальным, т. е. считается заключенным с момента внесения вкладчиком денежных средств в банк. Невнесение вкладчиком денежных средств по договору банковского вклада свидетельствует о том, что договор не заключен. Таким образом, в случае, если Агентство по страхованию вкладов при разбирательстве дела в суде представляет доказательство того, что на момент оформления договоров банковского вклада банк был неплатежеспособен и не располагал для исполнения своих обязательств перед кредиторами достаточными денежными средствами договор банковского вклада нельзя считать заключенным. Неплатежеспособность банка, Агентством по страхованию вкладов, подтверждается, как правило, в том числе ведомостью остатков по счетам, по которой можно выявить невозможность реального зачисления денежных средств на счета клиентов. Таким образом, суд уже не рассматривает наличие запрета на совершение операций банков, как основной аргумент в пользу АСВ. Доказательством является неплатежеспособность банка, и отсутствие на его счете денежных средств, якобы внесенных вкладчиками при заключении договора вклада. Операции, проведенные банком без фактического снятия либо внесения денежных средств, признаются техническими операциями, не влекущими за собой реального заключения договора вклада. Данная позиция также нашла свое подтверждение в Определении Конституционного суда Российской Федерации от 25.07.2001 № 138-О.

Понятие “дробление вкладов”, которое используют Агентство по страхованию вкладов и средства массовой информации, подразумевает под собой действия физических лиц, направленные на разделение суммы вклада в несколько вкладов (своих или доверенных лиц), открытых в Банке, который к этому времени уже являлся в значительной степени неплатежеспособным и не располагает возможностью проводить расходные операции денежными средствами в полном объеме. Такие действия физические лица, по мнению Агентства, совершают при наличии информации о предстоящем банкротстве Банка с целью обойти законодательно установленное ограничение размера компенсационных выплат по вкладам в Банке. Такие действия возможны при содействии сотрудников банка, так как физические лица не могут обладать информацией о наличии на корреспондентском счету банка средств для совершения операций по переводу денежных средств.

Следовательно, основанием для исключения физических лиц из реестра вкладчиков, чьи вклады подлежат страхованию, является умышленное проведение операций по разделению вклада в период, когда банк уже не проводит операции через свой корреспондентский счет.

В данном случае подразумевается, что подобные действия содержат в себе умысел на создание дополнительного «мнимого» вклада на родственника с целью создания искусственного права на получение дополнительной страховой выплаты.

Кроме того, имеется судебная практика по привлечению лиц, совершавших операции по дроблению вкладов, к уголовной ответственности за совершение преступления предусмотренного статьей 159 Уголовного кодекса (мошенничество).

Так, Центральным районным судом города Тюмени вынесен приговор в отношении генерального директора юридического лица по делу о переводах со счетов юридического лица денежных средств во вклады, открытые на имя физических лиц.

Исходя из норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, мошенничество – тайное хищение чужого имущества, совершенное путем обмана либо злоупотребления доверием. Состав данного преступления предусматривает наличие умысла на совершение хищения имущества, данный умысел является предметом доказывания.

Законодательством операции по переводу денежных средств с одного вклада в другой вклад разрешены, каких-бы то ни было ограничений не существует, соответственно единственной возможностью привлечь физическое лицо к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного статьей 159 УК РФ – это доказать наличие умысла на хищение денежных средств. Для того, чтобы доказать умысел на хищение денежных средств, необходимо собрать доказательства. Приведем пример прямых доказательств: признательные показания физического лица; аудио либо видеозапись разговора физического лица с кем-либо о намерении сделать вклад с целью получения страховой компенсации (либо об уже совершенном вкладе), расписка либо иное письмо, сделанное от руки физическим лицом об обстоятельствах совершения преступления. Приведем пример косвенных доказательств: электронная переписка физического лица, содержащая информацию о преступлении, сведения, содержащиеся на электронных носителях, принадлежащих физическому лицу (часто посещаемые сайты банкротящихся банков, сайты СМИ, содержащие информацию о таких банках и д.р.), свидетельские показания. Доказательства могут быть и иными.

Таким образом, для доказывания умысла необходимо собрать определенные доказательства, для сбора доказательств необходимо провести как минимум проверочные мероприятия, как максимум следственные действия. Следственные действия проводятся в основном только после возбуждения уголовного дела при наличии достаточных оснований. То есть, для инициирования уголовного преследования физического лица в данном случае необходимо реальное подозрение, которое весьма проблематично доказать при единичном случае. При отсутствии вышеуказанных доказательств установить умысел на хищение денежных средств практически невозможно.

Таким образом, говорить о достаточных основаниях для уголовного преследования можно только в случае, если перевод совершается со счета юридического лица или индивидуального предпринимателя, чьи вклады не подлежат страхованию, на счет физического лица с целью получения страховки по вкладу в нарушение законодательства о страховании, а также Закона о несостоятельности (банкротстве) в части очередности выплат кредиторам банка.

Из изложенного можно сделать следующие выводы:

  • физическое лицо вправе перевести денежные средства со своего вклада на вклад третьего лица, в том числе родственника, а также открыть новый вклад, в том же банке, однако в случае, если банк, в котором размещен вклад, на момент перевода денежных средств прекратил операции по счетам и является неплатежеспособным, такие действия могут быть расценены как «дробление вклада», Агентство по страхованию вкладов может отказать физическому лицу в его включении в реестр кредиторов банка;
  • в целях защиты вкладов, при получении информации о возможном банкротстве банка целесообразно перевести денежные средства в сумме, превышающей 700 тысяч рублей в более надежный банк, что не будет относиться к определению «дробление вкладов».

Почему не стоит дробить вклады

В мае 2014 г. у одного из московских банков отозвали лицензию, а в июне Арбитражный суд Москвы признал его банкротом. Казалось, что к осени 2015 г. все юридические проблемы, вызванные банкротством банка, должны быть урегулированы.

Однако три месяца назад ко мне на прием пришла дама, владелица салона красоты. Бизнесом занимается давно, вполне успешно. Весной прошлого года она планировала открыть второй салон. Пока подыскивала подходящее помещение, деньги на его ремонт, аренду, покупку оборудования – всего почти 4 млн руб. – разместила на депозите именно в этом злополучном банке. Там предлагали хорошие проценты, девушка в банке уверяла, что дела у них идут хорошо. Особенно мою клиентку устраивало то, что депозит можно было пополнять в любое время (а она рассчитывала еще поднакопить), также деньги можно было снять в любое время без потери процентов.

Про страхование вкладов дама, конечно, слышала. Но разве в данном случае ей стоило об этом беспокоиться? Большая рекламная кампания банка, сотрудники уверены в благополучном положении, да и держать деньги на депозите она собиралась не больше полугода.

На майские праздники она спокойно уехала на дачу и вдруг по телевизору увидела сообщение об отзыве лицензии у ее банка. Пришлось прервать дачную жизнь и срочно вернуться в Москву, чтобы попасть в банк.

А там милая девушка вспомнила мою клиентку и с пониманием отнеслась к ситуации. Сказала, что можно привести еще пять человек, им откроют счета, туда моя клиентка переведет по 700 000 руб. со своего депозита и все деньги можно будет получить как возмещение от Агентства по страхованию вкладов (АСВ). Конечно, все это нужно будет оформить задним числом, до отзыва лицензии.

Помочь мой клиентке спасти ее собственные деньги согласились сын, дочь, две соседки и сотрудница – раз банк сам предложил это оформить, значит, все по правилам.

Документы подписали в один день. Некоторое время спустя клиентка, а также сын, дочь и две соседки получили положенные возмещения по вкладам, каждый по 700 000 руб., так что 3,5 млн руб. оказались у нее на руках.

А вот сотруднице страховку почему-то не выплатили. Та написала обращение в АСВ, которое после отзыва лицензии управляло всеми делами в банке. Оттуда пришел ответ, что сотрудница не имеет права на выплату возмещения, поскольку «обнаружены признаки искусственного дробления вклада».

Тем временем к другим доверенным лицам моей клиентки пришли странные письма от АСВ с требованием вернуть полученные 700 000 руб., а вскоре и повестки в суд. АСВ может подавать исковое требование в суд в рамках процедуры банкротства банка.

Моя клиентка как соответчик по этим искам воспользовалась услугами адвоката, но он не был специалистом в сопровождении процедур банкротства и все иски, к ее удивлению и сожалению, в суде проиграл.

К нам же она обратилась лишь после подачи апелляции. Реальная помощь клиентке при таких обстоятельствах может заключаться только в правдивой и полной консультации.

Я пояснила, что, вложив 4 млн руб. в обанкротившийся в 2014 г. банк, клиентка могла получить лишь страховку в 700 000 руб., а остальное она должна была потребовать от банка в рамках процедуры банкротства, направив соответствующее заявление во временную администрацию банка или конкурсному управляющему, после того как он признан банкротом.

Провернув операцию с доверенными лицами и дроблением депозита, она создала проблемы своим родным и знакомым, с которых теперь судебные приставы могут взыскивать по 700 000 руб., в том числе продавая их имущество. Дело в том, что в настоящее время сформировалась однозначная практика по делам о дроблении вкладов в судебной системе: подобные операции суды признают недействительными и взыскивают полученное возмещение по вкладам обратно.

Кроме того, наша клиентка фактически утратила шансы на возврат денег сверх причитающейся ей страховки, поскольку не успела в срок до 60 дней со дня опубликования сообщения о признании банка банкротом подать правильно оформленные документы в реестр требований к банку. Пока она будет восстанавливать права на свой первоначальный вклад, пройдет установленный законом срок на включение в реестр. Те, кто обращается после этого срока, имеют право на удовлетворение требований лишь после всех остальных кредиторов.

Эта история может принять совсем плохой оборот, если клиентка не выплатит АСВ деньги за своих родных и знакомых. Тогда они смогут обратиться в полицию с заявлением о ее мошенничестве. И хотя мне неизвестны примеры уголовных дел по таким обстоятельствам, в данном случае уголовное дело может быть возбуждено. Клиентка потеряет не только деньги, но и свободу по приговору суда, а вместе с ней на скамье подсудимых может оказаться и милая девушка – сотрудница банка, помогавшая дробить вклады задним числом.

После того как апелляционная инстанция оставила в силе решение о возврате страховок по вкладу в АСВ, клиентке необходимо минимизировать отрицательные последствия и в кратчайшие сроки выплатить требуемые средства обратно. Следует помнить, что с первого дня просрочки возврата средств начисляются проценты в размере средней ставки банковского процента по вкладам физических лиц (устанавливается ЦБ). Правда, при этом возможно также просить суд о рассрочке. Законом не установлено, на какой срок возможно установить рассрочку и под какой процент, фактически на это будет требоваться согласие АСВ.

В рамках исполнительного производства должникам будет ограничен выезд за границу, арестованы все счета, будет распродаваться имущество должников по цене, существенно ниже рыночной.

Но самое главное – в дальнейшем не надеяться на авось и размещать депозиты в банках, опираясь на закон о страховании вкладов.

Перелом в судебной практике по делам «дробильщиков» вкладов

Сколько в России существует система страхования вкладов, столько государство ведет борьбу с «дробильщиками» — гражданами, которые тем или иным способом пытаются переложить деньги из одного крупного вклада в несколько мелких, возмещаемых полностью. Судебная практика по этому противоречива, отмечает старший юрист «Инфралекс» Станислав Петров, так как судам сложно найти грань между добросовестным поведением и злоупотреблением правом. Но новое определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ создает для них новые ориентиры и дает сильные козыри госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов».

Спор, который ВС рассматривал 26 апреля, связан с «Первым республиканским банком», лишившимся лицензии 5 мая 2014 года. За несколько дней до этого, 28 апреля 2014 года, Михаил Вениаминов и еще несколько граждан якобы заключили с ПРБ договоры банковского вклада (в материалах указана сумма только одного вклада — 650 000 рублей), хотя его офисы уже были закрыты и даже операции по картам клиентов были заблокированы, писала газета «Коммерсантъ».

Затем Вениаминов обратился в АСВ за страховым возмещением, но получил отказ. Агентство мотивировало его «непоступлением денежных средств в кассу банка при заключении договора». По мнению АСВ, действия Вениаминова и иже с ним — это попытка «раздробить» крупный вклад Леонида Глазьева. В пользу этой версии, по мнению агентства, свидетельствует то, что его размер (в материалах дела не указан) идентичен сумме «вкладов» Вениаминова и других «вкладчиков».

Отказ не устроил Вениаминова, и он обратился в Ленинский райсуд Екатеринбурга. В суде Вениаминов потребовал от АСВ включить его в реестр обязательств банка и выплатить ему сумму страхового возмещения. Ленинский райсуд Екатеринбурга (Ольга Василькова) эти требования удовлетворил. Свердловский облсуд (Владимир Игнатьев, Галина Чумак, Светлана Морозова) с такой позицией согласился.

Надо убеждаться в добросовестности

Но у судей ВС Вячеслава Горшкова, Елены Гетман и Александра Киселева — иная позиция. Суд апелляционной инстанции «всех юридически значимых обстоятельств не установил», говорится в определении кассационной инстанции, опубликованном в пятницу на прошлой неделе. ВС обратил внимание, во-первых, на тот факт, что уже в момент заключения договора ПРБ считался неплатежеспособным и не имел достаточных средств для расчета с кредиторами, подтверждается это ведомостью остатков по счетам и говорит о «невозможности реального зачисления денежных средств на счета клиентов». При отсутствии возможности к зачислению и основываясь на ст.433 (момент заключения договора) и 834 (договор банковского вклада) ГК «невнесение вкладчиком денежных средств по договору банковского вклада свидетельствует о том, что договор не заключен», а значит, у АСВ не могли возникнуть обязательства перед Вениаминовым.

Во-вторых, по стечению обстоятельств определенная денежная сумма была снята со счета Глазьева и частично зачислена на счет Вениаминова, таким образом, фактически через кассу банка сумма вклада Вениаминовым не вносилась, произведены лишь фактические технические записи. Суды в нарушение ст.67 ГПК (оценка доказательств) не дали оценку фиктивности технических операций банка и, как следствие, не установили правовую связь событий. «Выводы судов первой и апелляционной инстанций о наличии достаточных доказательств реального внесения истцом [Вениаминовым] денежных средств сделаны без надлежащей оценки обстоятельств (формального осуществления технических записей по счетам бухгалтерского учета), указанных ответчиком в обоснование своих возражений», — мотивировала свое решение Коллегия по гражданским делам ВС РФ.

Кроме того, суды не исследовали вопрос добросовестности действий сторон при заключении договора банковского вклада, чего требует п.1 ст.10 ГК. «Судам надлежало дать оценку действиям сторон при заключении договоров банковского вклада как добросовестным или недобросовестным, исходя из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей», — пояснил ВС. Дело отправлено на новое рассмотрение в Свердловский облсуд.

Не только формальности

Петров из «Инфралекс» считает, что нижестоящие инстанции принимали решения, основываясь исключительно на правильности оформленных вкладчиком документов, Верховный суд прислушался к АСВ в «необходимости оценить суть действий банка и вкладчиков и направленность этих действий». «Направив дело на новое рассмотрение, ВС высказал правовую позицию о необходимости исследовать в таких делах не только формальные документы, но и наличие в действиях банков и вкладчиков признаков недобросовестности. Это может существенно усилить позиции АСВ в борьбе с «дробильщиками», — поясняет эксперт.

Партнер коллегии адвокатов «Юков и партнеры» Светлана Тарнопольская считает, что сложившаяся ситуация является классическим примером «разбивки вкладов» в предбанкротной стадии банка. А юрист компании «Хренов и партнеры» Сергей Морозов считает, что злоупотребление со стороны банка и вкладчиков еще только предстоит доказать. «Нельзя и исключать того, что это лишь совпадение и вкладчики в действительности передавали банку свои денежные средства, — поясняет он. — Если суд установит связь между Глазьевым и вкладчиками (например, наличие родственных связей или ведение совместного бизнеса), то у него будут основания для квалификации действий вкладчиков как злоупотребления правом и, соответственно, отказа в выплате им страховой компенсации». Если же АСВ не сможет доказать злоупотребление, то «вправе оспаривать выдачу денежных средств Глазьеву как предбанкротную сделку и требовать их возврата в конкурсную массу банка».

Революционный подход

«Отрадно видеть, что ВС РФ, в отличие от судов нижестоящих инстанций, не захотевших разбираться в обстоятельствах дела, применил неформальный подход, исходя из духа закона и недопустимости злоупотребления правом со стороны участников гражданского оборота», — считает Тарнопольская из «Юков и партнеры».

Петров из «Инфралекс» полагает, что такое решение ВС РФ может стать «началом перелома в борьбе агентства с неправомерными действия банков и его вкладчиков», что полностью изменит существующую судебную практику. «Теперь суды будут вынуждены оценивать не просто представленные в материалы дела доказательства, а давать оценку поведению банка и его вкладчиков на предмет наличия в их поведении признаков недобросовестности. ВС РФ наконец-то внял доводам АСВ о необходимости правовой оценки действий банка и его вкладчиков, были ли они направлены на создание всего лишь фиктивных действий по выводу из банка денежных средств или нет», — пояснил эксперт.

Редакция L.R изменяет имена и фамилии участников разбирательства, если они не имеют значения для фабулы дела

Дробление вклада в банке-банкроте. Каковы шансы на успех у вкладчика-дробильщика

Проблема дробления вкладов сейчас является особенно острой, так как любые попытки спасти свои деньги воспринимаются АСВ как мошенничество.

Разберемся, кто такие «дробильщики» вкладов и имеют ли они шансы на успех в случае банкротства банка.

Ситуация в Татфондбанке и Интехбанке после отзыва лицензии

Агентство по страхованию вкладов отказалось включать в страховую сумму почти 4,4 миллиарда рублей по Татфондбанку и 1,7 миллиарда рублей по Интехбанку, лишившихся ранее лицензии ЦБ РФ. Всего около 6 тысяч вкладчиков из обоих банков были исключены из реестра выплат. Причиной указывается отказ АСВ признавать законность совершенных перед банкротством кредитных организаций операций, совершаемых частными клиентами, или попросту дробление вкладов.

Проведенное Агентством расследование выявило факты, согласно которым вкладчики в период появления у вышеназванных банков проблем и вводом временной администрации вели разного рода перетасовки и комбинации. В частности, средства с расчетных счетов юридических лиц оперативно переводились на счета и депозиты физических лиц, крупные вклады разбивались на мелкие с расчетом на попадание под страховую компенсацию, деньги снимались со счета одних клиентов и тут же зачислялись на счета других.

Все эти операции ставятся АСВ под сомнение и маркируются как незаконные. Остатки по подобным вкладам и счетам в реестр не вошли. Естественно, в агентство сразу обратились недовольные клиенты Татфондбанка и Интехбанка с заявлениями о несогласии с принятыми мерами и надеждой вернуть сбережения. А сама проблема дробления вкладов стала второй по важности, наряду с проблемой забалансовых вкладчиков.

Схема дробления вкладов в рассматриваемых банках предельно проста: средства с расчетных счетов юрлиц переводились на вклады частных клиентов или ИП, а также частные клиенты разбивали крупные депозиты на мелкие, оформляя их на друзей и родных. После появления слухов об ухудшении финансового положения конкретного банка компании на всякий случаю начинают дробить свои счета, чтобы попасть под страховое возмещение. Главный вопрос заключается в сроках таких операций и переводов. Потому что если они проводились за считанные дни до отзыва лицензии, то АСВ имеет право признать подобного клиента дробильщиком и отказать ему в компенсации.

Еще одна схема попытки спасти деньги со счетов, когда фирма отдает банку поручение на денежный перевод в адрес налоговой службы с целью уплаты налогов. Однако на практике большинство подобных сделок признается ничтожными и недобросовестными, так как проводятся они уже после появления информации о предстоящем банкротстве.

Сейчас на судебном рассмотрении находится множество дел с участием АСВ, вкладчиков (как дробильщиков, так и обманутых) и владельцев Татфондбанка и Интехбанка. Истцами выступают:

  • клиенты, несогласные с суммой страховых выплат;
  • АСВ в делах против вкладчиков-дробильщиков по признанию сделок недействительными;
  • вкладчики с заявлениями против двух рассматриваемых банков.

Лидером по числу дел в суде является Интехбанк, именно к нему подано значительно больше исков, чем к Татфондбанку. Каждое дело рассматривается индивидуально, с учетом всех имеющихся обстоятельств и собранных доказательств. Однако позиция АСВ сейчас очень жесткая по отношению к дробильщикам, что способствует вынесению большинства решений суда в его пользу.

Дробление вкладов и переводы из вкладов – что это такое? Позиция вкладчиков

Дробление любого вклада или счета касается исключительно тех клиентов, которых хранят в банке суммы свыше 1,4 миллиона рублей. При появлении у банка проблем некоторые вкладчики пытаются любым доступным способом спасти свои деньги – снимают деньги в кассе (если такие операции еще проводятся) или же безналично переводят на счета сторонних лиц в этом же банке. Таких вкладчиков АСВ называет «дробильщиками». Главная их задача, чтобы вклады попали под лимит страхового возмещения.

Трактовка судами ст. 140 ГК РФ определяет, что технические проводки/записи по счетам клиентов, осуществленные в условиях неплатежеспособности банка, не признаются реальными денежными средствами и не влекут никаких последствий из-за фактической финансовой несостоятельности кредитной организации. То есть все переводы внутри банка за даты перед и тем более после отзыва лицензии с большой вероятностью будут признаны ничтожными.

Позиции вкладчиков различаются. Здесь можно выделить несколько возможных ситуаций:

  1. Добросовестные вкладчики, не совершившие никаких сомнительных операций и действий, а лишь ставшие заложниками обстоятельств. Здесь имеются в виду клиенты, которые размещают деньги на вкладе свыше 1,4 миллиона рублей, переводят в рамках своих счетов или открывают вклады на родственников, не подозревая о предстоящих событиях. К сожалению, АСВ настаивает на отказе в предоставлении страхового возмещения и таким лицам, подозревая их в незаконном умысле.
  2. Вкладчики, располагающие сведениями о скором крахе банка и пытающие любым способом сохранить свои деньги, хоты бы через получение последующей страховки.
  3. Вкладчики, на чье имя были открыты новые депозиты путем переводов от юрлиц с целью дробления расчетных счетов и вывода средств. Такие клиенты по договоренности с руководителями таких компаний обязуются вернуть деньги после выплаты страховых возмещений.

Все приведенные ситуации рассматриваются АСВ в рамках понятия «дробления вкладов» и поэтому всячески оспариваются. Безусловно, каждый клиент рухнувшего банка старается доказать свою правоту и право на возврат своих денег. Результатом являются громкие судебные разбирательства, митинги, общение с представителями СМИ и подача заявлений в АСВ, а в последующем – в суд о несогласии с вынесенным решением.

Также часто встречаются случаи «зависания» отправленного перевода, когда перед наступлением страхового случая платежное поручение на перечисление денег на счет в другом банке не может быть исполнено по причине несостоятельности банка. Денежные средства клиента остаются на корреспондентском счете банка, а затем встают в картотеку неисполненных платежей, при этом успешно списанны со счета. Подобные переводы под действие закона о страховании вкладов не попадают, поэтому не компенсируются.

Выход в такой ситуации – или написать заявление об отзыве своего перевода или встать в реестр кредиторов после отзыва лицензии у банка. Второй вариант более реалистичен, так как на откат платежных документов сотрудники банка и АСВ вряд ли согласятся.

Дробление вкладов: позиция государства и АСВ

В своих действиях и принимаемых решениях АСВ опирается на нормы действующего законодательства РФ, в частности, на 177-ФЗ. Начиная с 2008 года, когда начали появляться схемы получения страховки по депозитам и термин «дробильщики», Агентство выработало собственную политику в отношении таких вкладчиков. Проводимые расследования по всем сомнительным клиентам и операциям, сопоставление фактов и работа с людьми способствуют кратчайшему выявлению всех сомнительных действий. Обычно гражданам отказывают в их заявлениях на включении в реестр на страховые выплаты и им приходится идти в суд.

Центробанк в своих действиях остается полностью на стороне Агентства. Откровенно криминальные схемы с поддельными документами и отчетами, а также все операции в момент несостоятельности банка очень легко доказываются на практике. Однако под понятие «дробильщиков» вкладов нередко попадают честные клиенты, которым затем приходится доказывать свою добросовестность.

Подобные факты приводят к размытию доверия к системе государственного страхования вкладов и к банковской системе России в целом, а также к понятию добросовестности клиента.

Более подробно прочитать про страхование вкладов: какие банковские договоры и какие суммы покрывает страховка вы можете в другой статье на нашем сайте.

Примеры негативной судебной практики. Позиция суда

Абсолютное большинство вынесенных судебных решений по искам вкладчиков-дробильщиков являются для них негативными. В 95-99 % случая суд встает на сторону АСВ и исключает вкладчика банка-банкрота из страхового реестра при предоставлении соответствующих доказательств.

Примеров из судебной практики множество. Тысячи судебных разбирательств рассматриваются в индивидуальном порядке. Судом тщательно анализируются предоставленные документы, а также информация из электронных баз данных банка. В частности, доказывается фиктивность проводимых проводок и переводов внутри кредитной организации, выявляются родственные связи между вкладчиками-дробильщика и мошеннический умысел в получении страховой выплаты.

Судебная практика по делам клиентов Татфондбанка, Интехбанка, Экспресс банка, ПРБ и многих других участников ССВ, потерявших лицензию ЦБ РФ, редко складывается положительно. Вопреки общей презумпции добросовестности вкладчикам приходится доказывать свою добросовестность перед судом и что операции по счетам не были связаны с возникшей информацией о сложностях у банка.

Надежда на положительный исход. Аргументация добросовестного вкладчика

Если первоначально, после объявления регулятором отзыва лицензии у банка и признания факта наступления страхового случая вкладчик был исключен из реестра АСВ, то доказывать свою добросовестность ему придется только в суде.

Для такого доказательства ему придется предоставить доказательства добросовестности. Здесь в ход должны пойти все имеющиеся на руках документы:

  • приходно-расходные ордера;
  • договор банковского вклада;
  • документы, подтверждающие основание получение суммы по открытому депозиту;
  • переписка и запись телефонных разговоров с сотрудниками банка и т.д.

Сопоставив их и убедившись в их подлинности, а также изучив текущую документацию банка, добросовестный вкладчик имеет шансы на успех по выплате ему страхового возмещения.

Примерами фактов добросовестности могут быть:

  • особые отношения между первым и вторым вкладчиком (мама и сын продажи квартиру и потом деньги, размещенные на депозите мамы были поделены на 2 депозита);
  • особенные причины дробления вклада: у лица существует 2 счета в банке по причине того, что один из них используется для ведения предпринимательской деятельности как ИП и зарегистрирован в надлежащем порядке в ИФНС;
  • вклад открыт в пользу детей на их будущее обучение, например, при разводе родителей.

В этом случае, вкладчик предоставляет все необходимые доказательства заявляемых им фактов, в последнем случае можно постараться пригласить представителя органов опеки и попечительства, а также иным образом апеллировать к общечеловеческим моментах, оказывая давление на позицию АСВ и устоявшуюся практику суда.

Дробление вкладов признается АСВ страховым мошенничеством. Позиция АСВ, Центробанка и государства в целом остается достаточно жесткой и направлена на оспаривание любых операций, попадающих в категорию «сомнительные». Позиция судов всех инстанций по делам дробильщиков также в своем большинстве соответствует такой политике. Однако важно понимать, что действия многих клиентов основываются на «рекомендациях» сотрудников и топ-менеджеров рухнувших банков и направлены на спасение собственных сбережений, без какого-либо злого умысла. Поэтому каждый случай по выплате страховой компенсации следует рассматривать индивидуально, принимая во внимание все возможные обстоятельства и доказательства. Только предоставив оригиналы документов и обосновав свои действия с позиции закона, вкладчик имеет надежду доказать свою порядочность и получить страховую выплату.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector