Договор подписан неуполномоченным лицом судебная практика
Novie-adresa.ru

Строительный портал

Договор подписан неуполномоченным лицом судебная практика

Актуальная позиция судов относительно договоров, заключенных неуполномоченным или неустановленным лицом

Управляющий партнер юридической группы Double Pro

специально для ГАРАНТ.РУ

В гражданском обороте нередки случаи, когда за одну из сторон в договоре подписывается лицо, которое не наделено на это полномочиями, либо кто-то с подражанием подписи, например, директора общества. Чаще всего такие действия имеют рутинный характер, ведь договоры то и дело заключаются дистанционно путем направления сторонами друг другу подписанных экземпляров по почте либо курьером.

При этом суды, столкнувшись с рассмотрением дел об оспаривании факта заключения договора, для установления истины вынуждены разбираться, действительно ли сделка накладывает на общество обязательства помимо его воли или же договор исполнялся сторонами, а позиция о недействительности лишь скрывает злоупотребление правом.

Становление единого подхода

В судебной практике дела, связанные с оспариванием сделок, заключенных неуполномоченным, а в некоторых случаях – неустановленным лицом, традиционно вызывают вопросы о квалификации таких сделок и о том, нарушает ли такая сделка сама по себе права стороны, от имени которой она была заключена.

Высшими судами на протяжении времени менялась позиция относительно того, как лицу, ставшей стороной сделки поневоле, защитить свои права.

Во второй половине 1990-ых годов договоры, заключенные неуполномоченным или неустановленным лицом, признавались судами незаключенными, и такая практика получила поддержку со стороны Высшего арбитражного Суда РФ (постановление Президиума ВАС РФ от 1 августа 1995 г. № 7357/94, постановление Президиума ВАС РФ от 16 мая 2000 г. № 6612/98).

Но в постановлении Президиума ВАС РФ от 10 января 2003 г. № 6498/02 такие сделки квалифицированы иначе. Согласно правовой позиции Суда при совершении сделки от имени юридического лица лицом, которое не имело на это полномочий в силу закона, ст. 174 Гражданского кодекса не применяется. ВАС РФ разъяснил, что в таких правоотношениях стоит руководствоваться ст. 168 ГК РФ о недействительности сделок, не применяя при этом п. 1. ст. 183 ГК РФ.

С тех пор аналогичный подход был взят на вооружение судами при рассмотрении споров о недействительности сделок.

Несколько позднее Президиум ВАС РФ в Определении от 9 августа 2012 г. № ВАС-8728/12 по делу № А56-44428/2010 высказал позицию, что договор, заключенный неустановленным лицом, не отвечает требованиям закона, поэтому является ничтожным согласно ст. 168 ГК РФ независимо от признания его таковым судом.

С течением времени первоначальная позиция ВАС РФ о признании сделок, подписанных неуполномоченным лицом, незаключенными потеряла свою актуальность.

Например, арбитражный суд Северо-Кавказского округа в своем постановлении от 14 мая 2015 г. по делу № А53-6874/14 указал, что договор, подписанный неустановленным лицом, не соответствует требованиям закона и поэтому является ничтожным, а основанием для признания договора незаключенным в силу ст. 432 ГК РФ может являться лишь несогласование сторонами существенных условий, предусмотренных законом для данного вида договоров.

При этом в обоснование позиции суды, помимо положений непосредственно о недействительности сделок, обычно исходят из следующих норм ГК РФ:

  • юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы (ст. 53 ГК РФ);
  • для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон(ст. 154 ГК РФ);
  • сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами (ст. 160 ГК РФ);
  • общие положения о форме договора (ст. 434 ГК РФ).

Важно также иметь в виду, что заключение сделки неустановленным лицом обладает теми же правовыми последствиями, что и заключение сделки неуполномоченным лицом, поскольку последующее одобрение сделки порождает для одобрившего ее лица все правовые последствия. Об этом в своем Определении от 4 июня 2013 г. № 44-КГ13-1 высказалась коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Восстановление прав в виде освобождения от обязательств

П. 1 ст. 183 ГК РФ в совокупности с разъяснениями, данными ВС РФ в п. 122-123 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” подводят к тому, что сделка является заключенной между “лжепредставителем” и иной стороной договора, но для представляемого никаких последствий не наступает.

Следуя данной логике, в некоторых спорах арбитражные суды приходили к выводу, что стороне для защиты своих прав достаточно не совершать действий, направленных на конвалидацию (последующее одобрение) сделки, заключенной неуполномоченным или неустановленным лицом.

В постановлении арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 3 июля 2015 г. № Ф04-21327/2015 по делу № А70-5966/2014 высказана позиция, что заключение сделки неуполномоченным лицом не влечет ее недействительности, а лишь не создает никаких последствий для лица, от имени которого подписана сделка, если только это лицо впоследствии прямо не одобрит сделку.

Суд исходил из буквального толкования абз. 1 ч. 1 ст. 183 ГК РФ, согласно которому при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии не одобрит данную сделку.

Однако такой подход в определенных ситуациях способен привести к нарушению прав лица, от имени которого была заключена сделка неуполномоченным или неустановленным лицом.

В качестве примера приведем вымышленный случай, где неуполномоченное лицо заключает договор аренды нежилого помещения и подписывается от имени собственника. Очевидно, что действия, направленные на исполнение договора со стороны арендатора, будут нарушать права собственника нежилого помещения.

Арендатор может попробовать произвести государственную регистрацию договора аренды, в том числе путем подачи заявления в суд, а также требовать от собственника имущества предоставить доступ к арендованному помещению.

Собственнику помещения ничего не остается, как в каждой отдельной спорной ситуации доказывать непричастность к договору, заключенному от его имени с нарушениями.
Из этого простого примера мы видим недостатки позиции, согласно которой “заключение сделки неуполномоченным лицом не создает никаких последствий для лица, от имени которого подписана сделка”.

В действительности же права и интересы собственника нежилого помещения будут защищены в полной мере лишь вступившим в законную силу судебным актом о признании договора аренды недействительным.
Так может ли суд “сыграть на опережение” и признать сделку недействительной без применения двусторонней реституции в случае, когда имущественные интересы уже восстановлены в других спорах, а новые негативные последствия могут возникнуть лишь в теории?

В похожей ситуации оказался истец в деле № А40-99614/17 о признании недействительными инвестиционных договоров (постановление Арбитражного суда Московского округа от 28 апреля 2018 г. № Ф05-4979/18 по делу № А40-99614/2017).

Требования основаны на том, что неустановленным лицом от лица общества “Транссервис” были заключены инвестиционные договоры, порождающие определенные права и обязанности в отношении имущества, принадлежащего истцу.

Первоначально решением от 31 октября 2017 г. арбитражный суд города Москвы в иске отказал, а Девятый арбитражный апелляционный суд не нашел оснований для отмены решения суда и удовлетворения исковых требований общества.

Отказывая в иске, суды исходили из того, что истец не сослался на конкретные нормы, указывающие на недействительность такого рода договоров в силу несоблюдения их простой письменной формы.

Помимо прочего, недоказанным суды посчитали и сам факт того, что оспариваемыми сделками в принципе нарушены права истца и общество потерпело какие-либо негативные имущественные последствия.
Однако постановлением арбитражного суда Московского округа от 28 апреля 2018 г. судебные дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Окружной суд обратил внимание судов нижестоящих инстанций на то, что при рассмотрении дела не был рассмотрен довод о ненаделении полномочиями лица, подписавшегося в договорах в качестве представителя по доверенности. Не проверены доводы о том, существует ли доверенность и почему она отсутствует в материалах настоящего дела и других судебных дел.

При новом рассмотрении дела Арбитражным судом города Москвы от 21 августа 2018 г. инвестиционные договоры признаны недействительными. Суд установил, что ответчики не опровергли довод истца о том, что лицо, подписавшее инвестиционные договоры, не имело полномочий на их подписание и доверенности на подписание договоров не выдавалось.

В судебном акте отмечено также, что именно оспариваемые инвестиционные договоры были использованы ответчиками в целях незаконной регистрации права собственности на объекты недвижимости, расположенные на принадлежащих истцу земельных участках (записи о регистрации были оспорены в рамках другого судебного спора).

Суд первой инстанции также высказал крайне важную позицию, что восстановление прав истца заключается в его освобождении от всяких обязательств, возникающих из оспариваемых гражданско-правовых сделок, а признание сделок недействительными в полной мере восстановит нарушенные права общества, что соответствует смыслу ст. 12 ГК РФ.

Остается надеяться, что такой подход не станет единичным, и суды будут в каждом конкретном деле оценивать, защищены ли права истца общими положениями п. 1 ст. 183 ГК РФ или же сделка в случае применения недобросовестными лицами различных правовых механизмов может затронуть имущественное положение лица, от имени которого она заключена неуполномоченным или неустановленным лицом.

Договор подписан неуполномоченным лицом судебная практика

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения об одобрении сделок, заключенных неуполномоченным лицом

В силу ст.183 ГК РФ при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку.

Последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения.

Согласно п.5 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.10.2000 N 57 “О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации” при разрешении споров, связанных с применением п.2 ст.183 ГК РФ, судам следует принимать во внимание, что под прямым последующим одобрением сделки представляемым, в частности, могут пониматься письменное или устное одобрение, независимо от того, адресовано ли оно непосредственно контрагенту по сделке; признание представляемым претензии контрагента; конкретные действия представляемого, если они свидетельствуют об одобрении сделки (например, полная или частичная оплата товаров, работ, услуг, их приемка для использования, полная или частичная уплата процентов по основному долгу, равно как и уплата неустойки и других сумм в связи с нарушением обязательства; реализация других прав и обязанностей по сделке); заключение другой сделки, которая обеспечивает первую или заключена во исполнение либо во изменение первой; просьба об отсрочке или рассрочке исполнения; акцепт инкассового поручения.

При оценке судами обстоятельств, свидетельствующих об одобрении представляемым – юридическим лицом соответствующей сделки, необходимо принимать во внимание, что независимо от формы одобрения оно должно исходить от органа или лица, уполномоченных в силу закона, учредительных документов или договора заключать такие сделки или совершать действия, которые могут рассматриваться как одобрение.

Действия работников представляемого по исполнению обязательства, исходя из конкретных обстоятельств дела, могут свидетельствовать об одобрении, при условии, что эти действия входили в круг их служебных (трудовых) обязанностей, или основывались на доверенности, либо полномочие работников на совершение таких действий явствовало из обстановки, в которой они действовали (абз.2 п.1 ст.182 ГК РФ).

Читать еще:  Почерковедческая экспертиза по копии документа судебная практика

Ниже приводится обзор выводов судов апелляционной и кассационной инстанций, изложенных в решениях по конкретным делам, по вопросу, какие именно действия были расценены судом как последующее одобрение сделки, заключенной неуполномоченным лицом, либо какие действия не были признаны судом в качестве одобрения сделки.

II. Выводы судов апелляционной и кассационной инстанций по вопросам одобрения сделок, заключенных неуполномоченным лицом

1. Платежные поручения, подписанные электронной цифровой подписью руководителя юрлица, могут служить последующим подтверждением одобрения сделки, совершенной неуполномоченным лицом.

В качестве доказательств, подтверждающих факт одобрения сделки юридическим лицом – ОАО “Саратовский завод “Серп и Молот”, истцом по первоначальному иску представлены платежные поручения от 07.08.2008 N 249 на сумму 100000 руб. и от 24.09.2008 N 559 на сумму 600000 руб.

В назначении платежа указанных платежных поручений значится: “оплата за выполненные строительные работы на корпусе N 9 по договору подряда от 28.01.2008 N С.М.-N 1/08”.

Суды не приняли указанные документы в подтверждение факта одобрения сделки ОАО “Саратовский завод “Серп и Молот” в связи со следующим.

На момент подписания актов выполненных работ генеральным директором ОАО “Саратовский завод “Серп и Молот” являлся Русских В.И. Согласно ответу банка на запрос суда платежные документы от 07.08.2008 N 249 на сумму 100000 руб. и от 24.09.2008 N 559 на сумму 600000 руб. были подписаны электронной цифровой подписью Русских В.И.

Совокупностью собранных по делу доказательств подтверждается, что платежные поручения, подписанные электронной цифровой подписью, не могли не быть исполнены банком, с которым ответчик заключил договор банковского счета. Однако оснований рассматривать данные платежные поручения в качестве прямого и непосредственного одобрения незаключенного договора подряда, подписанного неуполномоченным лицом, суд первой инстанции не усмотрел ввиду признания договора от 28.01.2008 N С.М.-N 1/08 незаключенным.

Однако суды не учли, что в силу п.1 ст.4 Федерального закона от 10.01.2002 N 1-ФЗ “Об электронной цифровой подписи” электронная цифровая подпись в электронном документе равнозначна собственноручной подписи в документе на бумажном носителе при одновременном соблюдении следующих условий:

сертификат ключа подписи, относящийся к этой электронной цифровой подписи, не утратил силу (действует) на момент проверки или на момент подписания электронного документа при наличии доказательств, определяющих момент подписания;

подтверждена подлинность электронной цифровой подписи в электронном документе;

электронная цифровая подпись используется в соответствии со сведениями, указанными в сертификате ключа подписи.

Истцом не представлено, а материалы дела не содержат доказательств несоблюдения условий, предусмотренных п.1 ст.4 указанного Закона.

Следовательно, у судов отсутствовали основания для непринятия платежных поручений от 07.08.2008 N 249 и от 24.09.2008 N 559 в подтверждение факта одобрения сделки ОАО “Саратовский завод “Серп и Молот”.

2. Оплата товара, поставка которого оформлена документами, подписанными неуполномоченным лицом, оценена судом как одобрение сделки, поскольку документы по более ранним и последующим поставкам также подписывались неуполномоченным лицом.

2. Оплата товара, поставка которого оформлена документами, подписанными неуполномоченным лицом, оценена судом как одобрение сделки, поскольку документы по более ранним и последующим поставкам также подписывались неуполномоченным лицом, и эти поставки не оспариваются.

Как следует из материалов дела, 31.07.2009 общество (поставщик) и организация (покупатель) заключили договор поставки нефтепродуктов, по условиям которого поставщик обязался передать в собственность, а покупатель принять и оплатить нефтепродукты в сроки, порядке и на условиях, предусмотренных договором.

Наименование, количество, стоимость товара, сроки поставки и срок оплаты согласовываются сторонами в дополнительных соглашениях, являющихся неотъемлемой частью договора (п.1.2 договора).

Судами установлено, что истец в период с июля 2009 по ноябрь 2010 года исполнял принятые на себя договорные обязательства и поставил ответчику товар на сумму 14245992 рубля 94 копейки. Ответчик оплатил 14060752 рубля 42 копейки.

Истец, считая, что за ответчиком образовалась задолженность в размере 185240 рублей 52 копеек, направил претензию от 05.04.2011 N 82 с требованием оплаты задолженности, которая оставлена без ответа. Данное обстоятельство послужило основанием для обращения истца в суд с иском.

Ответчик обосновывал наличие задолженности тем, что одна из партий товара была принята неуполномоченным лицом, который подписал товарные накладные, подделав подпись гендиректора.

По ходатайству обеих сторон была проведена экспертиза подписи на товарных накладных. Согласно заключению эксперта в спорных товарной и товарно-транспортной накладных подпись от имени директора Мусейко Н.И. выполнена Мусейко Н.И. в сравнении с перечнем одних документов и не Мусейко Н.И., но с подражанием его подписи при сравнении с перечнем других документов (накладных, сопроводительных писем, дополнительных соглашений к договору).

Помимо заключений экспертов, сделанных по поручению суда, ответчиком представлено заключение эксперта, в котором исследованы подписи на товарных, товарно-транспортных накладных, дополнительных соглашениях к договору, сопроводительных письмах ответчика в адрес руководителя истца и сделан вывод о том, что подписи совершены не Мусейко Н.И., а другим лицом, с подражанием его подписям.

Судом дана оценка всем трем заключениям экспертов и сделаны выводы о том, что от имени директора ответчика первичные документы в подтверждение получения товаров от истца подписывались неким лицом с подражанием подписи Мусейко Н.И. и с его одобрения.

Оплата полученного товара при аналогичном оформлении документов по более ранним и последующим поставкам, оценена судебными инстанциями как одобрение получения товара. Частичная оплата платежным поручением товара по спорной товарной накладной также подтверждает одобрение ответчиком действий лица, явствовавших из обстановки, по приемке поставленного в адрес ответчика товара (п.1 ст.182 ГК РФ).

Выводы судебных инстанций соответствуют положениям ст.183 ГК РФ, согласно которой при последующем одобрении представляемым действий лица в сделке, не имеющего соответствующих полномочий, она считается заключенной и создает для представляемого соответствующие права и обязанности с момента совершения сделки.

3. Универсальные положения cт.183 ГК РФ распространяют свое действие не только на сделки, но и случаи исполнения обязательств.

3. Универсальные положения cт.183 ГК РФ распространяют свое действие не только на сделки, но и случаи исполнения обязательств. Как разъяснил суд, в акте сверки расчетов применительно к спорному договору указаны конкретные акты о приемке выполненных работ с указанием номера акта, даты его составления и суммы работ, включенных в акт, что подтверждает фактическое выполнение спорных работ и одобрение действий лица, подписавшего акты о приемке работ.

Как следует из материалов дела, 01.04.2011 между истцом (подрядчик) и ответчиком (генподрядчик) был заключен договор подряда N 85/11 на выполнение работ по проведению мониторинга искусственных дорожных сооружений на участке автомобильной дороги.

Ненадлежащее исполнение генподрядчиком своих обязательств по оплате выполненных работ явилось основанием для обращения истца в арбитражный суд.

В подтверждение факта выполнения работ, предусмотренных договором N 85/11, истцом в материалы дела представлены акты приемки-сдачи выполненных работ на общую сумму 4269502 руб. 38 коп., а также справки о стоимости выполненных работ и затрат ф. КС-3 на вышеуказанную сумму.

Акты приемки-сдачи выполненных работ подписаны ответчиком без замечаний в отношении качества данных работ, их объема, а также стоимости и сроков выполнения.

Доступ к полной версии этого документа ограничен

Ознакомиться с документом вы можете, заказав бесплатную демонстрацию систем «Кодекс» и «Техэксперт» или купите этот документ прямо сейчас всего за 49 руб.

Риски без юриста. Договор подписан неуполномоченным лицом

Подпись в договоре – это важно!

Подписание договора лицом, не имеющим на это соответствующих полномочий в необходимом объеме, может привести к различным негативным последствиям от возникновения правовой неопределенности судьбы сделки, до признания ее недействительной. Поэтому, прежде чем подписать договор с контрагентом, убедитесь в том, что другая сторона имеет необходимые полномочия на совершение конкретной сделки.

Уже в ходе переговорных процессов необходимо учитывать и проверять следующие моменты:

  1. является ли лицо, с которым обсуждается заключение сделки представителем контрагента в настоящий момент (в этих целях следует проверить срок действия доверенности представителя или запросить информацию из ЕГРЮЛ, если Вы ведете переговоры с гендиректором);
  2. входит ли в полномочия представителя совершение сделок от имени компании, в том числе сделок соответствующего формата;
  3. не относится ли обсуждаемая сделка к разряду сделок, в силу закона или делового оборота требующих корпоративного одобрения.

Позиция законодателя по проблеме полномочий определена предельно четко: при отсутствии необходимых полномочий, равно как и при их превышении, договор признается заключенным между лицами, которыми он был подписан. Это значит, что сделка будет признана не между компанией А и компанией В, а между компанией А и лицом, которое подписало соответствующий договор, якобы представляя интересы компании В, со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями. Поэтому в целях минимизации рисков, любое сомнение относительно полномочий представителя контрагента должно быть развеяно до заключения договора.

Что делать, если договор уже подписан?

Если договор уже был подписан и выяснилось, что представитель контрагента не обладал на это соответствующими полномочиями, необходимо оперативно связаться с контрагентом и выяснить его позицию по данной сделке. Не исключено, что сделка может быть одобрена полномочным представителем контрагента и негативных правовых последствий по ней не наступит.

Законодатель также предоставляет право отказаться от данной сделки и потребовать от неуполномоченного лица, с которым ранее был подписан договор, возмещения убытков. Однако для этого необходимо соблюдение следующих условий в их совокупности:

  1. на момент подписания договора не было и не могло быть известно, что контрагента представляет лицо, не обладающее достаточным объемом полномочий (необходимо подтвердить добросовестность намерений при заключении сделки);
  2. сделка не была одобрена контрагентом (контрагент был настроен против заключения данной сделки или еще не успел ее одобрить)
  3. уведомление об отказе должно быть своевременно направлено в адрес контрагента или его представителя (уведомление пишется в свободной форме, однако следует указать в нем причину отказа).

Не проверил полномочия – сам виноват

Как показывает судебная практика, суды считают предварительную проверку контрагента, в том числе проверку полномочий его представителя или гендиректора проявлением должной осмотрительности. Если компания не проводит проверку контрагентов, по мнению судов, это чисто ее проблемы и правовые риски. Поэтому в случаях, когда проверка контрагента не проводилась, компания не вправе даже отказаться от совершения сделки и считается связанной договорными правоотношениями с неуполномоченным представителем.

Почему трудно признать договор незаключенным?

Для того, чтобы признать договор, подписанный неуполномоченным лицом необходимо доказать:

  1. что представитель контрагента реально не обладает соответствующими полномочиями или вышел за их пределы;
  2. что сделка впоследствии не получила одобрения контрагента.

При рассмотрении подобных дел, суды часто признают представителя контрагента полномочным, аргументируя это тем, что полномочия при совершении конкретной сделки автоматически следовали исходя из обстановки. В этом случае, вопрос о последующем одобрении или неодобрении сделки даже не не выносится на обсуждение.

Как простое упущение может вылиться в серьезные проблемы?

Торговая компания заключила договор об оптовой поставке своей продукции с гендиректором продуктового магазина. При этом предварительная проверка контрагента не проводилась. Когда товар был доставлен, выяснилось, что гендиректор, с которым торговая компания заключила договор уволен полгода назад, что подтверждается внесением соответстветствующих изменений в ЕГРЮЛ, а продуктовый магазин отрицает данный заказ и отказывается принимать товар. При обращении в суд, отсутствие предварительной проверки контрагента было признано не должной осмотрительностью и вменено в вину торговой компании. В результате торговая компания понесла значительные убытки.

Читать еще:  Какой субъект налагает судебные штрафы

Правовая квалификация сделок, подписанных неустановлееным лицом

Юзефович Жанна Юрьевна – кандидат юридических наук, доцент кафедры Гражданского и трудового права, гражданского процесса Московского университета Министерства внутренних дел Российской Федерации имени В.Я. Кикотя.

Аннотация: Статья посвящена правовой квалификации сделок, подписанных неустановленным лицом. В статье рассмотрены различие подходы к правовой квалификации указанных сделок на основании судебной практики. Целью статьи является определения наиболее удачной правовой квалификации сделок, подписанных неустановленным лицом. В статье делается вывод о наиболее оптимальном варианте оценке таких сделок исходя из экономических последствий для гражданского оборота.

Ключевые слова: Незаключенная сделка, несуществующая сделка, недействительная сделка, подделка подписи, судебная практика, неуполномоченное лицо.

Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 за 2019 г. [1] поднял старый, но, по всей видимости, до сих пор актуальный вопрос гражданско-правовой квалификации договора, подписанного неустановленным лицом.

Данный вопрос уже длительное время встает перед высшими судебными инстанциями России и решается он ими неоднозначно.

Впервые Высший Арбитражный Суд Российской Федерации (далее – ВАС РФ) дал гражданско-правовую квалификацию договору, подпись на котором нанесена неустановленным лицом, в постановлении Президиума от 01 августа 1995 г. № 7357/94 [2], где указано, что согласно результатам экспертизы подпись руководителя банка на гарантийном письме выполнена неизвестным лицом, что в свою очередь повлекло отсутствие правовых последствий и незаключенность договора.

Квалификация договора, содержащего поддельную подпись, как незаключенного в дальнейшем была развита в постановлениях Президиума ВАС РФ от 14 декабря 1999 г. № 5584/98 [3]и от 16 мая 2000 г. № 6612/98 [4].

Следует отметить, что признавая факт незаключенности договора, суд всегда оценивал сделка на факт последующего одобрения в порядке, установленным ст. 182 ГК РФ, отмечая что в материалы дела не представлены доказательства одобрения договора стороной, подпись от имени которой была подделана.

Перед тем как судить об актуальном подходе Верховного Суда Российской Федерации (далее – ВС РФ) о квалификации договора, подпись на котором нанесена неизвестным лицом, на предмет незаключенности или недействительности необходимо отметить, что ВС РФ разграничивает эти два понятия. Так в Определении от 07 июля 2015 г. по делу № 78-КГ15-7 [5] Верховный Суд Российской Федерации отмечает различия между незаключенным договором и недействительным, которое по его мнению сводится к тому, что незаключенный договор в отличие от недействительного не порождает каких-либо правовых последствий и отсутствует фактически, то есть как в правовой плоскости, так и в фактической реальности, как волеизъявление, несущее какой-либо правовой смысл.

С таким подходом в Российской юридической науке согласны далеко не все ученые, так Шахматов В. П., [6] Тузов Д. О. [7], не проводят различий между недействительной сделкой и ничтожной.

Постановлением Президиума ВАС РФ от 10 января 2003 г. № 6498/02 [8] был изменен подход ВАС РФ к рассматриваемым сделкам, которые с данного судебного акта ВАС РФ стал квалифицировать как недействительные.

Так, в названном деле продавец обратился в суд с иском к покупателю о применении последствий недействительности ничтожной сделки (договора купли-продажи квартиры). После второго круга рассмотрения дела суды первых двух инстанций удовлетворили иск. Суды сделали вывод, имела место подделка подписей единоличного исполнительного органа истца в договоре и в акте приема-передачи главным бухгалтером общества. Суд кассационной инстанции отменил данные судебные акты и направил дело на новое рассмотрение, указав в соответствии с толкованием ст. 183 ГК РФ совершение сделки от имени общества неуполномоченным лицом означает, что договор заключен от имени подписанта — главного бухгалтера. При этом само общество сделку не заключало. Суд надзорной инстанции пересмотрел судебные акты по протесту заместителя Председателя ВАС РФ Витрянского В. В. и оставил в силе акты суда первой и апелляционной инстанций, принятые на втором круге, — об удовлетворении заявленного иска. Президиум ВАС РФ указал, что по смыслу п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 № 9 при совершении сделки от имени юридического лица лицом, которое не имело на это полномочий в силу закона, ст. 174 ГК РФ не может быть применена. В спорах такого рода надлежит руководствоваться ст. 168 ГК РФ, при этом п. 1 ст. 183 ГК РФ применяться не может.

Указанная правовая позиция получила широкое распространение в дальнейшем. Арбитражные суды по указанным делам признают договоры, подписанные неустановленными лицами, недействительными (ничтожными) сделками. Они обосновывают свою позицию нарушением в этом случае положений ст. 53 ГК РФ (юридическое лицо действует через свои органы), ст. ст. 153, 154 ГК РФ (общее определение сделки и договора), ст. ст. 160, 434 ГК РФ (письменная форма сделки, форма договора), либо ограничиваются отсылкой к ст. 168 ГК РФ.

Казалась бы что на уровне судебной практики данный вопрос решен и не требует коррекции со стороны ВС РФ. Однако 12 декабря 2017 г. ВС РФ рассмотрена кассационная жалоба по иску Кейзик А. В. к ПАО Национальный Банк «Траст» [9], в которой ВС РФ расценил подписание договора неустановленным лицом как свидетельство незаключенности. «Суд второй инстанции не учел, что отсутствие воли одной из сторон на заключение агентского договора не является основанием для признания такой сделки недействительной. Такая сделка может быть признана незаключенной либо заключенной в зависимости от последующих действий поименованных в сделке сторон (пункт 2 статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации)». Из приведенной цитаты следует, во-первых, такой договор является незаключенным, во-вторых, он может быть исцелен последующим одобрением сделки представляемым.

В тоже время согласно п. 6 Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 за 2019 г. [1] договор, подпись на котором нанесена неустановленным лицом следует считать ничтожным по п. 2 ст. 168 ГК РФ как сделку нарушающая требования закона и при этом посягающая на права и охраняемые законом интересы третьих лиц.

Представляется, что подход, отраженный в Определении ВС РФ от 12 декабря 2017 г. № 5 КГ17-210 [9], если придерживаться разделению категорий несуществования и недействительности сделки, является более верным. Согласно такому подходу недействительная сделка и несуществующая являются не однопорядковыми категориями. Так, несуществущая (незаключенная) сделка не может быть признана недействительной, поскольку первая не существует фактически, то есть в реальной плоскости, в отличие от недействительной сделки, которая не существует лишь для права, то есть не несет каких-либо правовых последствий, не запускает механизм действия нормы права, которую хотели привести в действие стороны или сторона сделки.

Подпись является подтверждением воли стороны на совершение сделки. Сделка представляет собой акт волеизъявления, направленный на создание, изменение или прекращение гражданских прав или обязанностей.

В соответствии с п. 1 ст. 432 Гражданского кодекса Российской Федерации: «Договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора». [10]

В отсутствие волеизъявления одной из сторон договор не может считаться сделкой, и, следовательно, не заключен.

Представляется, что применение п. 1 и 2 ст. 183 ГК РФ, даже по аналогии не совсем корректно. В соответствие с п. 1 и п. 2 ст. 183 ГК РФ «при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии не одобрит данную сделку Последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения». [10] Представитель, совершая сделку от имени другого лица (представляемого), действует в соответствие со ст. 19 ГК РФ под своим именем. Соответственно, подписывая сделку в качестве представителя, он может («имеет право» и одновременно «обязан») проставить свою личную подпись. Если неустановленное лицо ставит не свою подпись от своего имени, а подпись другого лица, указывая при этот, что этого подпись этого лица речь идет не о представительстве, а о незаконной попытке выдать себя за другое лицо.

Если не углубляться в теоретические рассуждения, а руководствоваться только интересами гражданского оборота, то оба варианта правового регулирования имеют право на существование. Правовые последствия признания сделки незаключенной или недействительной схожи. Оба варианта предусматривают трехгодичный срок исковой давности. В случае применения реституции стороны возвратят друг другу все полученное по недействительной сделке, а в случае признания договора несуществующим у сторон появится право заявить виндикационный или кондикционный иск. Экономический эффект будет тождественным.

Как в случае признания сделки недействительной, так и в случае признания сделки незаключенной возможно применение эстоппеля – принципа утраты права на возражение при недобросовестном или противоречивом поведении. П. 5 ст. 166 ГК РФ и п. 2 ст. 431.1. ГК РФ, не позволяют признавать недействительные сделки таковыми, если поведение оспаривающей стороны, давало основание полагаться на ее действительность. Аналогичное правило, только касающееся незаключенных договоров, содержится в п. 3 ст. 432 ГК РФ.

Стабильное развитие гражданского оборота требует предсказуемости и невозможности одностороннего недобросовестного, безосновательного отказа от обязательств. То есть создания для стороны, полностью или частично исполнившей обязательство, такого правового режима, который мог бы исключить ссылки недобросовестного контрагента на наличие оснований для признания сделки ничтожной, лишения недобросовестной стороны сделки права на предъявление иска о ее недействительности в случае, когда ее условия полностью или частично исполнены другой стороной. При этом для принципа эстоппель несущественно, произведено ли такое исполнение добросовестной или недобросовестной стороной, а важно, что исполнение условий сделки реально осуществлялось, поскольку действия по исполнению сделки свидетельствуют о законченности волеизъявления лица. [11, с. 184]

В связи с неоднозначностью судебной практики особое значение приобретает наметившийся в последние годы подход в отношении того, что избрание заявителем неверного способа защиты права не должно влечь безусловный отказ в удовлетворении иска. С таким подходом судебной системы нельзя не согласиться. Соответствующие разъяснения судов имеются в судебной практике: касательно выбора между недействительной и несуществующей сделкой в п. 1 Информационного письма ВАС РФ № 165 от 25 февраля 2014 г.: «Поскольку предъявленное истцом требование по своей сути направлено на констатацию отсутствия между предприятием и обществом правоотношения из договора аренды, а ошибка в правовой квалификации, которую допустил истец, считая сделку оспоримой, не приводит к различию в последствиях (эта сделка не исполнялась сторонами), в иске не может быть отказано лишь на основании такой ошибки». [12] Также следует отметить общий подход ВС РФ: «По смыслу части 1 статьи 196 ГПК РФ или части 1 статьи 168 АПК РФ суд определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам. Суд также указывает мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле. В связи с этим ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования». [13]

Читать еще:  Срок взыскания судебных расходов в гражданском процессе

Таким образом, если придерживаться теории дифференциации несуществующих и ничтожных сделок, то представляется, что договор, подпись на котором нанесена неустановленным лицом следует признать незаключенным, однако его квалификация заявителем как недействительного ни с теоретико-правовой, ни с практической точки зрения не будет считаться ошибкой. Выбор неверного способа защиты права не должен служить основанием для отказа в удовлетворении иска. В точки зрения потребностей гражданского оборота, как было показано в настоящем исследовании, оба способа защита права имеют одинаковый эффект.

  1. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2019): Президиум Верховного Суда Российской Федерации от 24 апреля 2019 г. // СПС Консультант плюс.
  2. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01 августа 1995 г. № 7357/94// СПС Консультант плюс.
  3. Постановление Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 декабря 1999 г. № 5584/98 // СПС Консультант плюс.
  4. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16 мая 2000 г. № 6612/98 // СПС Консультант плюс.
  5. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 07 июля 2015 г. № 78-КГ15-7 // СПС Консультант плюс.
  6. Шахматов В.П. Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия. / В. П. Шахматов. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1967. 311 с.
  7. Тузов Д. О. Теория недействительности сделок: опыт российского права в контексте европейской правовой традиции. / Д. О. Тузов. М.: Статут, 2007. 601 с.
  8. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10 января 2003 г. № 6498/02 по делу № А50-14081/2000-Г-12 // СПС Консультант плюс.
  9. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 12 декабря 2017 г. № 5-КГ17-210 // СПС Консультант плюс.
  10. Гражданский кодекс Российской Федерации часть 1: Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. № 52 — ФЗ. // Российская газета. 1994. 8 декабря. № 238-239.
  11. Тузов Д.О. Ничтожность и оспоримость юридической сделки: пандектное учение и современное право. М.: Статут, 2006. 204 с.
  12. Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными: Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 февраля 2014 г. № 265 // Консультант плюс.
  13. О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. № 25 // Российская газета. 2015. 30 июня. № 6711 (140).

Как оспорить договор, подписанный неустановленным лицом?

ВОПРОС

В случае если на договоре стоит подпись не директора или иного уполномоченного лица, а договор подписан неустановленным неизвестным лицом, данный договор считается незаключенным или недействительным? Если недействительным, то оспоримым или ничтожным?

ОТВЕТ

Однозначного ответа на поставленный вопрос нет. Согласно судебной практике, в 1990-е годы договоры, подписанные неустановленным лицом, признавались незаключенными в связи с отсутствием воли уполномоченного лица на заключение сделки. Однако с начала 2000-х годов начала формироваться практика признания подобных договоров ничтожными на основании ст. 168 ГК РФ.

Однако после изменений, внесенных в ст. 168 ГК РФ в 2013 году, сделки, нарушающие требования законодательства, по общему правилу оспоримыми, а не ничтожными, как это было до принятия новой редакции 168 ГК РФ.

Ничтожными в настоящее время являются сделки, которые не только нарушают требования законодательства, но и посягают на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц.

В настоящее время согласно действующей редакции ст. 168 ГК РФ такие сделки иногда признаются в практике ВС РФ оспоримыми. Однако поскольку заключение договора неустановленным лицом имеется посягательство на охраняемые законом интересы третьих лиц, то при решении вопроса о недействительности такой сделки правильно будет применение п. 2 ст. 168 ГК РФ, устанавливающего норму о ничтожных сделок.

Однако если договор в последующем прямо одобрен юридическим лицом, это снимает вопрос о его недействительности или незаключенности ввиду подписания неустановленным лицом. Такой вывод прямо следует из пункта 2 статьи 183 ГК РФ: последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения.

ОБОСНОВАНИЕ

Статьей 153 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

В соответствии со статьей 160 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами. Законом, иными правовыми актами и соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и т.п.), и предусматриваться последствия несоблюдения этих требований. Если такие последствия не предусмотрены, применяются последствия несоблюдения простой письменной формы сделки. В случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность.

В силу положений статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации о незаключенности договора может свидетельствовать несогласование его сторонами существенных условий договора.

В соответствии со статьей 425 Гражданского кодекса Российской Федерации условия договора становятся обязательными для его сторон после его заключения, следовательно, незаключенный договор не влечет за собой правовых последствий и не порождает для сторон прав и обязанностей.

Подписание договора не лицом, обладающим соответствующими полномочиями, является основанием для проверки сделки на ее недействительность, а не на незаключенность ( Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 01.02.2018 N Ф06-19782/2017 по делу N А55-16800/2015 ).

В соответствии со статьей 166 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным названным Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в данном Кодексе.

Согласно статье 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, оспорима. Однако сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима. п. 6 “Обзора судеб-ной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2019)” (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 24.04.2019).

Если сделка от имени юридического лица заключена неизвестным лицом, то оно также рассматривается как неуполномоченное лицо.

Вместе с тем вывод о нарушении требований к форме сделки, если она подписана неустановленным лицом, не является абсолютно категоричным. Согласно абзацу шестому пункта 7 информационного письма Президиума ВАС РФ N 165 “при наличии спора о заключенности договора суд должен оценивать обстоятельства дела в их взаимосвязи в пользу сохранения, а не аннулирования обязательств, а также исходя из презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений, закрепленной статьей 10 ГК РФ “.

Во-первых, если договор от имени юридического лица подписан неустановленным лицом, но при этом данный договор признавался юридическим лицом (например, был частично им исполнен), то ссылка стороны на дефект формы договора должна расцениваться не иначе как злоупотребление гражданским правом.

Во-вторых, необходимо исследовать, скреплен ли договор печатью. Хотя наличие на экземпляре договора оттиска печати организации согласно действующему законодательству по общему правилу не является обязательным и не влияет на действительность договора, в соответствии со сложившейся российской хозяйственной практикой договоры, заключаемые между юридическими лицами, обычно скрепляются печатями. (В силу абзаца третьего пункта 1 статьи 160 ГК РФ скрепление сделки печатью представляет собой одно из дополнительных требований к ее форме, которое может быть установлено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон. Примером служит пункт 18 Соглашения об общих условиях поставок товаров между организациями государств – участников Содружества Независимых Государств от 20.03.92, который предусматривает, что договор на поставку товаров должен заключаться в простой письменной форме, подписываться руководителем субъекта хозяйствования или уполномоченными им лицами и скрепляться печатями. Если требования об обязательном скреплении договора печатью законом или соглашением сторон не установлены, и даже если они установлены, но не определены последствия их несоблюдения, то отсутствие в договоре оттиска печати не порождает никаких негативных юридических последствий.

В-третьих, если договор в последующем прямо одобрен юридическим лицом, это снимает вопрос о его недействительности или незаключенности ввиду подписания неустановленным лицом. Такой вывод прямо следует из пункта 2 статьи 183 ГК РФ : последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения.

Хотя закон не содержит конкретных требований, предъявляемых к одобрению сделки представляемым, из смысла закона можно вывести следующие условия:

  • а) одобрение сделки представляемым должно последовать в пределах нормально необходимого или установленного при совершении сделки срока;
  • б) по своей юридической природе одобрение сделки является односторонней сделкой, которая совершается исключительно по усмотрению самого представляемого. Это означает, что вступление сделки в силу для представляемого не зависит от того, желает ли этого третье лицо, которое заключило сделку с неуполномоченным представителем;
  • в) хотя в законе упоминается о “прямом одобрении” сделки представляемым, эти слова не следует понимать слишком буквально. Представляемый может одобрить сделку как путем совершения формального акта одобрения (например, направив неуполномоченному представителю и/или третьему лицу письмо об одобрении сделки), так и посредством конклюдентных действий (например, приняв исполнение, произведя оплату, воспользовавшись правами, возникающими из сделки, и т.п.). Важно лишь то, чтобы из поведения представляемого однозначно следовала его воля на признание данной сделки. Подобный подход разделяется судебной практикой. Так, пункт 5 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.10.2000 N 57 “О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации” гласит: “При разрешении споров, связанных с применением пункта 2 статьи 183 ГК РФ, судам следует принимать во внимание, что под прямым последующим одобрением сделки представляемым, в частности, могут пониматься письменное или устное одобрение, независимо от того, адресовано ли оно непосредственно контрагенту по сделке; признание представляемым претензии контрагента; конкретные действия представляемого, если они свидетельствуют об одобрении сделки (например, полная или частичная оплата товаров, работ, услуг, их приемка для использования, полная или частичная уплата процентов по основному долгу, равно как и уплата неустойки и других сумм в связи с нарушением обязательства; реализация других прав и обязанностей по сделке); заключение другой сделки, которая обеспечивает первую или заключена во исполнение либо во изменение первой; просьба об отсрочке или рассрочке исполнения; акцепт инкассового поручения”;
  • г) если речь идет о сделке, для которой соблюдение письменной формы является обязательным под риском признания ее недействительной, одобрение сделки представляемым должно быть также выражено в письменной форме. При этом необязательно, чтобы одобрение сделки носило выраженный формальный характер, достаточно и того, чтобы воля представляемого на одобрение сделки была зафиксирована в письменной форме.

Подытоживая, можно сделать общий вывод о том, что нарушения, допускаемые при подписании гражданско-правовых сделок, могут оказывать различное влияние на их судьбу и потому должны оцениваться с учетом всей совокупности сопутствующих обстоятельств.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector